Открытое письмо членам президиума верховного суда россйской федерации

dadmin Газета, Статьи из газеты №6 (2019)

Уважаемые господа, представители судейской элиты ХХI – го века!

Кто-то из острых на язык журналистов оставил нам на память незабвенное умозаключение следующего содержания: «По нынешним временам надо дать взятку не для того, чтобы нарушили закон, а чтобы с вами поступили по закону»… А вот, как нельзя лучше, и прецедент по теме, в виде диалога между двумя участниками уголовного процесса.

Из зала суда.

Судья. Подсудимый, у вас есть алиби ?

Подсудимый. Есть, Ваша честь. Конечно же, есть!

Вы как предпочитаете, в рублях или в долларах?                                                                

«Взятка  –  гнуснейшее   орудие   разврата,  но  она   становится   чудовищной,  когда  дается следователю  или  работнику юстиции. Ведь едва ли можно вообразить что-либо ужаснее судей,

прокуроров или следователей торгующих правосудием…».  (Из обвинительной речи Прокурора Верховного  Суда А. Я. Вышинского  на  выездной сессии Верховного Суда РСФСР  12-23 мая 1924 года по делу ленинградских судебных работников).

Если статистика не врет, то из 40 арестованных по делу, о котором речь, 20 человек было приговорено к высшей мере социальной защиты – расстрелу, остальные к лишению свободы на срок от 5 до 10 лет, с последующим поражением в правах.

Отсюда вопрос: так откуда же в государстве рабочих и крестьян – самом первом в мировой истории взялась коррупция? Да еще поразившая его, «снизу доверху», судя по докладу Прокурора СССР Г. Н. Сафонова  руководству Страны Советов в 1948 году.

«В конце 20-х и начале 30-х годов, параллельно с массовой «чисткой» армии от бывших царских офицеров, произошла и массовая «чистка» судебных органов. На смену пришли «выдвиженцы победившего класса», абсолютно безграмотные в вопросах юриспруденции –  что не только не уменьшало коррумпированность данных органов, а даже наоборот, явно способствовало ее увеличению.

К концу же 30-х, когда в советские суды стали приходить выпускники с юридической подготовкой, малограмотные выдвиженцы прежних лет уже занимали руководящие посты         в системе, определяя, в том числе, и высокий уровень взяточничества и коррупции. Но главное не только в этом. Если советским судьям в те времена приходилось решать политические дела, исходя не столько из закона, сколько из государственно-политических интересов, то стоит ли тогда удивляться, что те же судьи (а, глядя на них, и другие), без тени сомнений, стали поступать аналогичным образом и при решении уголовных дел – уже из чисто личных интересов. Причем, с откровенной наглостью; о чем можно судить, хотя бы по приговору Особого присутствия Верховного Суда СССР по делу организованных групп взяточников в Верховных Судах СССР, РСФСР, Мосгорсуде и в ряде народных судов города Москвы в 1949 году…».

Конечно, нет спору, что взяточничество и коррупция были распространены в чиновничьей среде и в XIX веке, и даже при Николае Втором. Но примерно после 1861 года и до года 1917 – это было низовое взяточничество среди мелкого и среднего чиновничества, низших полицейских чинов и армейских интендантов. Что же касается СССР, то в Союзе коррупция пронизывала общественность с самого начала ее существования и до самого конца. А к концу – приобрела уже ярко выраженный системный характер. Хотя по объему взяток и масштабу коррумпированности не идет ни в какое сравнение с тем, что происходит в современной Российской  Федерации.  Ибо именно ныне,  в одном  из самых  больших осколков  в одночасье

рухнувшей советской Империи  (где все теперь покупается и продается), каждый нуждающийся

в решении возникших у него проблем, будь то гражданского или уголовного характера, может без особого труда найти в Сети-интернет во что ему обойдется подобное у мирового судьи или у судьи суда Верховного.

«Общеизвестно, любая правовая конструкция, будь то брачный семейный союз либо государство в целом, базируется на законопослушании, без которого не могут действовать принимаемые властью законы. Основным инструментом формирования, обработки  и сохранения всенародного послушания повсюду и всегда был и остается суд, обязанный не  только исполнять, но в свою очередь свято соблюдать закон, без чего истинное правосудие, по сути, невозможно. Именно на правосудие вечно уповали при разрешении возникающих конфликтов, споров и общественных противоречий. Поэтому значение суда при построении и жизни правового государства неуклонно возрастает. Ибо ему отводится  заглавная роль  в завершении всех разногласий. Вот почему несоблюдение, а тем паче прямое неповиновение Закону самими судьями, в принципе недопустимо, иначе неминуемо развалится все отстраиваемое государственное мироздание, а сам суд превратится в судилище и самосуд…» (Иван Правдин. «САМОСУД». Городская еженедельная газета «Новый Петербургъ», 27.06. 2002г.).

Прошло девять лет. И вот уже на страницах проправительственной «Российской газеты», за № 124 от 9 июня 2011 года, появляется подготовленная совместно с Ассоциацией юристов России редакционная публикация под названием «НА ПРАВАХ ВЫСШЕГО СУДЬИ», в виде диалога между членом президиума означенной Ассоциации М. Барщевским и Е. Лукьяновой – профессором юридического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, членом Общественной палаты Российской Федерации.

«Общество судам не доверяет, – умозаключает Елена Анатольевна Лукьянова. Не доверяет потому, что судейское сообщество стало кастой… По этому поводу, на встрече с членами Общественной палатой очень четко и недвусмысленно высказался президент. Он сказал, что мы дали огромное количество гарантий судьям именно для того, чтобы избавить их от какого-либо давления. Но теперь, благодаря этим гарантиям, судебная система превратилась в замкнутую корпорацию, неспособную к самоочищению…».

Иначе говоря, получается так, что выпустить из бутылки джинна – раз плюнуть, а вот загнать его туда обратно – проблема. Да еще какая!

Однако, поехали дальше.

4 декабря 2018 года, на пленарном заседании Совета судей Российской Федерации, в Москве, с докладом к участникам данного мероприятия обратился Председатель Верховного

Суда Российской Федерации Вячеслав Михайлович Лебедев, напомнивший присутствующим (причем на полном серьезе), что в настоящее время в целях повышения эффективности, доступности  и   качества  правосудия  (выделено  мною. – Ю.С.),  создаются  апелляционные и кассационные суды общей юрисдикции, которые приступят к работе в 2019 году, после назначения не менее половины судей в каждом из судов…

При этом, докладчик не забыл упомянуть и о том, что, «в ходе процесса формирования кадрового состава новых судов, будет решен вопрос и об укреплении их материально -технической базы; равно как и о закрепленности процессуального и правового статуса помощников судей. А заодно и о двух законодательных актах, непосредственно судебных работников   касающихся:   Федерального   закона   от 3 августа   2018 года,  предоставляющего Судебному департаменту при Верховном Суде РФ право на создание санаторно – курортных учреждений, и Федерального закона «О порядке обеспечения судей жилыми помещениями», коему запланировано вступить  в законную силу с 1 января 2019 года…».

Полезно ли комментировать процитированное выше? Навряд ли, даже при условии, что, как

сказал кто-то из мыслителей: «Сначала было слово…». Просто посчитаем все процитированное выше, включая и последнюю фразу, своего рода прологом к излагаемого по существу.

А если по существу, то 31 марта 2019 года (если, разумеется, доживу) мне исполнится 93. По паспорту – 94. В связи с чем, в конце второй половины 1942 года, окончив при автобазе Мосглавпочтамта 6-месячные курсы водителей 3 класса, я оказался на Западном фронте; где  после принятия воинской  присяги 30 октября 1943 года получил первое боевое ранение.

Демобилизованный из рядов РККА (в силу пункта «г» части 2 Указа ПВС СССР от 25.09. 1945 года «О демобилизации второй очереди личного состава Красной Армии»), как имеющий три ранения, я вернулся с войны туда же, откуда и призывался; в г. Бабушкин, Мытищинского района, города Москвы. В тот же деревянный барак – общежитие медработников Бабушкинской городской больницы; по месту работы матери отца, погибшего поздней осенью 1941 года где-то на подступах к пгт. Холм-Жирковский, в составе 140 стрелковой дивизии, бывшей 13 ДНО Ростокинского района (от которой, после ожесточенных боев с наступающими  бронетанковыми частями вермахта, в живых остались – страшно сказать, лишь жалкие остатки).

Помнится, еще там, в Германии, высокое армейское начальство, на полном серьезе рисовало нам (чьи плечи не были обременены тяжестью офицерских погон с двумя просветами, а уж о генеральских и вовсе говорить не приходится), сколь широко и щедро раскроет свои объятия благодарное Отечество, вернувшимся с фронта, победителям «чумы ХХ века»… А что в итоге? В итоге комбинация из трех пальцев. Но и это, если можно так сказать, еще не самое, «обидное». Ибо в первый же послевоенный год – те, кого это близко коснулось, оказались вдруг лицом к лицу с такими «советскими» реалиями, о которых до того момента не имели ни малейшего представления.

       Генеральному прокурору Российской Федерации Казаннику А.И (в ответ на Ваш  № 12/ 14555-91 от 17 января 1994 года

Уважаемый Алексей Иванович! Сегодня в городе на Неве большой праздник – 50 лет со дня полного освобождения Ленинграда от 900-дневной фашистской блокады. Празднуют все: и те, кто, занимая круговую оборону, защищал Ленинград с оружием в руках; и те, кто, пользуясь моментом, скупал за бесценок у умирающих от голода людей – то, с чем они не расстались бы никогда в более благополучное время. И даже те, кто приобретал «материальные ценности» и вовсе противоправным путем. Все они ныне выступают в одном качестве, пользуясь одинаковыми льготами… Справедливо?

      Москва не была в блокаде. Но 16 октября, когда закованные в броню немецко-фашистские орды готовы были проутюжить белокаменную из конца в конец, паника, охватившая московских обывателей (да и не только их) достигла своего апогея. Кто-то подался «в бега» с чемоданами денег; кто-то обреченно ждал дальнейшего развития событий, а кто-то (под шумок) тащил в свои норы все, что тащилось из брошенных на произвол судьбы магазинов, баз, и прочих хранилищ «народного достояния», не брезгуя при этом и откровенным грабежом… Главное же, благополучно отсидевшись затем за спинами тех, кого неумолимая в своей беспощадности война поделила на живых и мертвых.

      Справедливо ли? – вот вопрос, который вполне резонно мог задать себе, в частности, и я, только что вернувшийся с войны, достояние коего состояло из серой солдатской шинели, нашивок о ранениях, полученных при защите Родины: ордена Славы, медали «За отвагу» и т.д.

Увы, закон и справедливость – понятия не однозначные. И потому, вполне логично, что казавшееся в достаточной мере справедливое большевистское «грабь награбленное», уступило в итоге место такой юридической категории, как-то: «Обращение в свою пользу чужой личной собственности, независимо от правомерности ее приобретения, карается по всей строгости закона». Только вот до понимая этого, нужно было еще дорасти.

Ну а пока, «суд да дело», 13-15 июля 1947 года уголовно-судебная коллегия Московского областного суда, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела № СУ-225/46 по обвинению пятерых подсудимых в совершении преступления по признакам статьи 59-3 УК РСФСР, вынесла по делу обвинительный приговор. В результате чего, означенным судебным актом один из обвиняемых был приговорен к расстрелу; двое к лишению свободы сроком на 10 лет, без поражения в правах; и остальные двое к 8 годам, также без поражения в правах. И хотя в судебном процессе по делу, о котором речь, участие принимали трое (вместо положенных пяти) адвокатов «по назначению», в  кассационном порядке постановленный судом обвинительный приговор по расстрельному делу обжалован не был.

Почему? Вопрос для суда надзорной инстанции (то бишь, в силу пункта 1 части третьей статьи 406 УПК Российской Федерации) судье Верховного Суда РФ В. Д. Анохину.

Извлечение из постановления об отказе в удовлетворении надзорной жалобы от «3» июня 2004 года, г. Москва

Судья Верховного Суда Российской Федерации Анохин В.Д., «изучив» (выделено мной. – Ю.С.) надзорную жалобу гр. Соловьева (Гроссберг) Ю.Г. о пересмотре приговора Московского областного суда от 15 июля 1946 года,  у с т а н о в и л

В жалобе Гроссберг (Соловьев) просит приговор изменить, переквалифицировать его действия со ст. 59-3 УК РСФСР на любую другую статью, назначив наказание по усмотрению суда.

Надзорная жалоба Гроссберга подлежит оставлению без удовлетворения по следующим основаниям.

Вина Гроссберга в совершении преступления, предусмотренного ст.59-3 УК РСФСР судом установлена и подтверждается доказательствами всесторонне, полно и объективно исследованными (выделено мною. – Ю.С.) в ходе судебного заседания, приведенными в приговоре…

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора нет.

      Извлечение из копии сообщения заместителя Председателя Верховного Суда РФ Р.М.Смакова от 07.2004 № 4у03-1123.

Сообщаю, что Ваша жалоба на приговор Судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 15 июля 1946 года, согласно которому Вы осуждены по ст.59-3 УК РСФСР на 10 лет лишения свободы без поражения прав, рассмотрена в Верховном Суде Российской Федерации.

В жалобе Вами поставлен вопрос о необходимости отмены состоявшихся судебных решений, поскольку приговор считаете незаконным, необоснованным и несправедливым.

Однако с Вашими доводами согласиться нельзя…

Доводы о невиновности осужденного, о неправильной квалификации его действий, о нарушении норм уголовно-процессуального закона, о суровости назначенного наказания были предметом рассмотрения судов первой и надзорной (надо полагать, судьей Анохиным. – Ю.С.) и отклонены, как не нашедшие своего подтверждения.

Постановление судьи Верховного Суда от 03.06.2004 года отвечает требованиям ст.406 УПК РФ и оснований для его отмены не имеется.

Извлечение из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 11.02.2008 года, г. Красногорск.

Следователь по ОВД СО по г. Красногорску СУ СК при прокуратуре РФ по МО юрист 2 класса Уланов К.В., рассмотрев заявление, поступившее 30.01.2008г. у с т а н о в и л :

      30.01.08  в СО  по г. Красногорску СУ СК  при  прокуратуре  РФ  по  МО  из  следственного

управления СК при прокуратуре РФ по Московской области поступило заявление Соловьева Юрия Георгиевича о возбуждении уголовного дела по факту бесследного исчезновения из архива Московского областного суда материалов уголовного дела № СУ-225/46… В связи с чем заявитель считает, что таковое преднамеренно уничтожено судебными и следственными органами…». (не иначе как с целью сокрытия преступления против правосудия», совершенного судом первой инстанции

В ходе проведения проверки, согласно информации председателя Московского областного суда, установлено, что при инвентаризации архива уголовных и гражданских дел Московского областного суда за период с 1920 по 1948 годы, которая проводилась с 01.08.1950г. по 10.10.1950г., впервые за все время существования Московского областного суда (выделено мною. – Ю.С.) в архиве суда обнаружено отсутствие уголовного дела № СУ-225 за 1946 год по обвинению Гроссберг Ю.Г. и др. по ст. 59-3 УК…

Отсюда спрашивается: как же так могло произойти, что такие судьи – юристы высочайшей категории, как судья Верховного Суда РФ В. Д. Анохин, зам. Председателя ВС РФ Р. М. Смаков, председатель 2-го состава Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ А. П. Шурыгин, и даже первый заместитель Председателя Верховного Суда П. П. Серков «не увидели» то самое, что легко мог бы обнаружить студент второго курса юрфака?

Да все очень просто: мороки «вагон», а навара ни на грамм…

В заключение.

Уважаемые господа, члены Президиума Верховного Суда Российской Федерации!  По части того, что происходит с нашим  п р а в о с у д и е м  в родных пенатах, у меня нет никаких претензий ни к нашему Президенту В.В.Путину, ни к лидеру партии «Единая Россия», премьер – министру Д. А. Медведеву…  Ибо, как там у немцев, Владимир Владимирович –«йедем дас зайне» (каждому – свое)?

30 ноября 2018 года я направил в Верховный Суд Российской Федерации жалобу (судя по всему, уже последнюю) непосредственно в адрес Председателя Президиума Верховного Суда Лебедева Вячеслава Михайловича на постановление судьи ВС РФ В. Д. Анохина от 03.06.2004 года и заместителя Председателя ВС РФ Р.М.Смакова от 07.07.2004 года, с просьбой отмены всех состоявшихся по делу решений и передачи моей надзорной жалобы в суд надзорной инстанции – Президиум Верховного Суда РФ

Как усматривается из электронной справочной ВС РФ, моя жалоба поступила в Верховный Суд 06.12.2018, а 13.12.2018 возвращена без рассмотрения (в силу ст.401.17 (ст.412). Причем, несмотря на то, что ни ст.401.17 и ни ст.412 УПК не имеют никакого отношения к изложенному в моей жалобе, поскольку таковая приносится на действия конкретно указанных должностных лиц. Ну, разве лишь в порядке очередного напоминания о том, что голым лбом стены не прошибешь.

Электронная справочная не содержит ответа кем из судей подписано сие уведомление. Да это не столь уж и важно. В Советском Союзе любому гражданину было куда пожаловаться»: КПК при ЦК РКП(б), ВКП(б), КПСС, райкомы, обкомы, рескомы, отделы административных органов контролировавшие деятельность судов, прокуратуры, правоохранительных органов… Парткомы, профкомы и просто общественные организации… и т.д. А вчера, сегодня да и завтра наши судьбы, судя по всему, все еще будут решать даже Анохины и Смаковы, а их помощники и иные разного уровня консультанты (которые придут потом на смену тем, кто уже успел показать себя во всей красе). Однако, чем черт не шутит, когда бог спит», не исключены и варианты. Ну, хотя бы, например, такой вот.

Из не публиковавшихся мемуарных записей в рабочей тетради известного русского писателя,   одного   из   членов   литературной   группы «Серапионово   братство»,  автора

биографической   эпопеи  «Повесть о жизни»; о  пути  личности, сохраняющей  человеческое достоинство и верность нравственным ориентирам в водовороте событий первых десятилетий двадцатого века.

«…Поздним мартовским вечером 1932 года, в городском такси, не спеша двигавшемся по берлинской Унтер ден Линден, молча сидели двое в штатском, не оставлявших никакого сомнения в их славянском происхождении. И действительно, одним из сидевших был мало известный советскому читателю представитель русского писательского зарубежья Роман Гуль – автор романов «Белые по Черному» и «Я унес Россию»; другим – А.Н.Толстой.

«После долгого молчания, – вспоминает Гуль, – как-то не в унисон с его общим советским оптимизмом, Толстой вдруг сказал: «А знаете, Роман Гуль, какая тема для нас была бы сейчас самая современная, самая актуальная? Махно! Да, да, если бы сейчас в России появился Махно, он смог бы всю Россию кровью залить. Ведь от коллективизации ненависть  крестьян живет приглушенная, но страшная…».

Фразу Толстого о Махно Гуль хотя, как он говорит, и «недопонял», но не забыл.  По крайней мере, подобное можно предположить из его нижеприведенного разговора с К.А. Фединым.

«Разговаривал с Фединым на тему, возможно ли «свержение Советской власти» (во что сам не верил). Федин сказал неопределенно: «Перевертон? Черт его знает, но не дай Бог». «Почему?». «Да потому, что ты даже не представляешь себе, чтобы тогда произошло. Ведь у нас под полом спрессована такая ненависть, что оторвись хоть одна половица, оттуда вымахнет такой огонь, что все сожжет. Резали бы без устали, не спрашивая: партийный или беспартийный, а спрашивали бы: из какой кормушки ел, когда мы недоедали и голодали? И тем, кто ел из привилегированной кормушки, никому бы пощады не было…».

 

«Я знаю русских: они ничего никогда не забывают, и никому ничего не простят»

Джордж Герберт Уокер Буш старший, 41-ый президент США (1924-2018)

 

 ЮРИЙ СОЛОВЬЕВ

Для редакции:

СОЛОВЬЕВ (ГРОССБЕРГ) ЮРИЙ Георгиевич, ветеран ВОВ, жертва политических репрессий (1952, статья 58 – 10 часть 1 УК РСФСР «антисоветская пропаганда и агитация»), реабилитирован Постановлением Президиума Верховного Суда РСФСР от 3 августа 1988 года (дело № 63пс88пр)

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!