Был верен и раньше ушел

dadmin Газета, Статьи из газеты №6 (2019)

Вспоминая 1953-й год, все сразу отметят, что связан он, конечно, и, прежде всего, с кончиной Иосифа Виссарионовича Сталина. Разбивая Историю на «до» и «после» нее. Однако то, что связан он еще и с кончиной, причем в некоей сакральной близости, фигуры из сталинского окружения по фамилии Мехлис, не знает, практически, никто. Как, собственно, и кто такой Мехлис вообще, хотя был он в свое время и видным, и известным советским государственным и военным деятелем.

А мы, именно в силу этой его, совершенно невероятной, с фанатизмом граничащей Сталину сакральной преданности, в преддверие дня Памяти 5 марта, о Мехлисе Льве Захаровиче давайте, все-таки, вспомним. Ибо он и ушел-то, словно как по наитию, на 20 дней раньше, 13 февраля 1953г., чтобы про, кончину Вождя, возможно, так и не знать. И ушел, можно сказать, даже «мистически тринадцатым», ибо в Одессе в еврейской семье 13 января 1889г. и родился. И «мистика» эта на судьбе его как-то неоднозначно – в радикальности и отчаянной храбрости, и сказалась. Радикально и начавшись. После 6 классов еврейского коммерческого училища и начала работы конторщиком и домашним учителем, в 1907г. он вступил в радикальную рабочую сионистскую партию «Поалей Цион». Послужив с 1911 по 1917г. в небольших начальных званиях в артиллерии, после Революции вступил в РКП (б) и в годы Гражданской войны был комиссаром бригады, дивизии и группы войск.

В 1921-22гг. работал управляющим в Наркомате рабоче-крестьянской инспекции, наркомом которой был Сталин, с ним там познакомился, и с 1922 по 1926г., официально являясь помощником секретаря и заведующим бюро секретариата ЦК, стал, фактически, его личным секретарем. В 1926-1930гг.https://ru.wikipedia.org/wiki/1930_%D0%B3%D0%BE%D0%B4 учился в Коммунистической академии и Институте Красной профессуры, после чего приступил к работе и в печати: сначала заведующим отделом печати ЦК, одновременно являясь и членом редколлегии главной газеты страны «Правда», а затем стал и ее главным редактором. В 1935г. ему по рекомендации Коммунистической академии было без защиты диссертации присвоено звание доктора экономических наук, в 1935-36гг. он был членом ЦИК СССР 7 созыва, в 1937-50гг. депутатом Верховного Совета СССР 1-2 созывов.

Но при этом Мехлис все более сосредотачивается на работе на военном поприще, и в 1937- 1940гг. в звании армейского комиссара 1-ого ранга, что соответствовало званию генерала армии, становится замнаркома обороны и начальником Главного политуправления РККА. В этих качествах принимает участие в боевых действиях у озера Хасан в 1938г., на реке Халхин-Гол в 1939г., в Зимней войне с Финляндией 1939-1940гг. В 1939г. становится членом ЦК и Оргбюро ЦК ВКП (б), в 1940-41гг. наркомом Госконтроля, и необходимо, наверное, дать ему и чисто человеческую характеристику, ибо однозначной она быть совершенно не может, и есть в ней как крупные негативы, так и стороны сильные.

И начнем с негативов: Мехлис в оценках своих был безудержно крайним, жестким, даже жестоким и недоверчиво-подозрительным, почему от людей не имел ответного расположения, а результаты клокочущая энергия его приносила далеко не всегда полезные. А теперь о сторонах сильных. Мехлис был фанатично предан идее и, скажем, к кроватке своего, родившегося 10 октября 1922г. сына Ленечки подвязывал портрет Ленина, чтобы он рос «новым человеком» большевистских взглядов. (Леонид, к сожалению, рос психически больным, и многие месяцы проводил в спец. больницах). Он был человеком феноменальной работоспособности, исключительной честности, невероятной целеустремленности и храбрости, с сильной волей, в быту крайне ограниченным, и безгранично, конечно, Сталину преданным. И еще весьма самобытным. Он, скажем, никому не поручал писать шифровки, а писал только сам, однако почерком крайне корявым – в еврейской школе он познал иврит и манеру написания букв в нем на русскую письменность перенес.

И вот такие противоречащие черты характера сказывались и проявлялись в разных условиях очень по-разному, а он ведь в годы начавшейся Войны был членом Военных советов фронтов, в разработке и проведении боевых действий и операций непосредственное участие принимая. С июля 1941г. Лев Захарович уже был членом Военного совета Западного фронта при командующем С. Тимошенко и именно по его, в значительной степени, инициативе родился клич «За Родину! За Сталина!». А после победы под Москвой Сталин послал его представителем Ставки Верховного Главнокомандования переламывать ситуацию и на Крымском полуострове, где инициатива была у немцев, и у нас оставались только Севастополь и плацдарм в районе Керчи, и он, только прибыв, сразу активно, но и очень, своеобразно, в свойственном ему стиле, заработал.  Так по его обращению в Ставку уже 28 января из фронта Кавказского для оперативного управления войсками непосредственно в местах боев, а не из Тбилиси, выделяется фронт Крымский.

Одновременно же он потребовал наведения срочного порядка, дав нелицеприятную характеристику командующему фронта Д. Козлову и его штабу, телеграфируя Сталину, что тот «не знает положения частей на фронте, их состояния, а также группировки противника». Все это было крайне жестким, хотя, в известной степени, реалиям и соответствующим, ну а поскольку Мехлис телеграфировал, что «Козлов оставляет впечатление растерявшегося и неуверенного в своих действиях командира», то он сам, большие полномочия и громадную волю имея, буквально подмял его. Стал вмешиваться в оперативные вопросы, снял из-за неудач многих командиров, в том числе и начальника штаба фронта, будущего маршала Ф. Толбухина, считая их руководить «неспособными», и уже 23 января в Приказе, подписанном и Козловым и Мехлисом, появились требования «Командованию армий, дивизий, полков немедленно навести порядок в частях. Паникеров и дезертиров расстреливать на месте как предателей. Уличенных в умышленном ранении самострелов расстреливать перед строем. В трехдневный срок навести полный порядок в тылах»

Однако в корне изменить все это ситуацию, к сожалению, не смогло, и хотя в период с 27 февраля по 13 апреля советские войска трижды переходили в наступление, добиться значительных успехов они не смогли и вынуждены были перейти к обороне. А 8 мая уже немцы начали свое наступление, и 14-ого Мехлис шлет Сталину, что «Бои идут на окраине Керчи, с севера город обходится противником. Напрягаем последние усилия, чтобы задержать противника. Мы опозорили страну и должны быть прокляты». Однако эвакуацию наших войск через Керченский пролив, Крым, оставляя, 16 мая пришлось производить, хотя Мехлис еще с пистолетом в руке перед оставшимися бойцами на машине ездил, их пытался поднять, никаким пулям «не кланяясь» и смерть свою в них точно ища, но Сталину о Керченской катастрофе уже скоро отчитывался. На что тот, Мехлиса не дослушав, бросил «Будьте вы прокляты» и из кабинета вышел. Так 4 июня он с поста замнаркома и начальника Главполитупра был снят, до корпусного комиссара разжалован, перед военным судом едва не предстал, а Сталиным был, от себя отодвинут.

Однако в июле назначается сначала членом Военного совета 6-й армии Воронежского фронта, а осенью 1942г. уже всего Воронежского фронта (командующий Н. Ватутин) с возвращением 6 декабря 1942г. звания генерал-лейтенанта. В этом уже звании он едет членом Военного совета фронта Волховского, к К. Мерецкову, где принимает участие в проведении операции «Искра» по прорыву блокады Ленинграда. А далее он член Военных советов Брянского, Прибалтийского и 2-ого Прибалтийского фронтов под командованием М. Попова и Западного под командованием В. Соколовского, за что 29 июля 1944г. ему присваивают звание генерал-полковника. А войну заканчивает вместе с И. Петровым, будучи членом Военного совета 2-ого Белорусского и 4-ого Украинского фронтов (здесь еще и с А. Еременко), участвуя в Восточно-Карпатской операции по освобождению южных территорий Польши и значительных территорий Чехословакии, а также и в Пражской операции по освобождению Праги. С августа 1945г. остается членом Военного совета Прикарпатского военного округа, сформированного на базе 4-ого Украинского фронта, а в марте 1946г. возвращается в Москву.

До 1950г. Мехлис работал министром Государственного контроля СССР, являясь одновременно председателем Государственной штатной комиссии при Совмине СССР, и именно от него во многом зависели размеры штатов, которые могли получить отдельные ведомства, и он неоднократно проводил кампании по их сокращению. Однако чрезмерная эмоциональность и большие личные переживания сердце его подорвали и 17 октября 1950г. с ним случился инсульт, после чего по состоянию здоровья он отовсюду был уволен. В работе XIX съезда КПСС в октябре 1952г. по рекомендации Сталина участвовал, но сердце его окончательно сдавало, и дотянуть Мехлис смог только до 13 февраля 1953г. «Мистика тринадцатого» кончилась, он ушел, совершенно не предполагая, что через 20 дней за ним последует и Иосиф Виссарионович, которому он был так безгранично предан. На похоронах его Сталин не был, но прошли по его указанию они по самому высокому разряду: с некрологом в «Правде», почетным караулом в Колонном зале Дома Союзов и снимком о том, и захоронением урны после кремации в Кремлевской стене.

Награжден Лев Захарович был 4 орденами Ленина, 2-мя Красного Знамени, орденами Суворова и Кутузова 1-й степени и орденом Красной Звезды, что просто так, естественно, не дается, ну а каким он был человеком – судить Истории.  Мы же подчеркнем только, что он – человек еврейской национальности был Сталину беззаветно предан, что особенно ценно и удивительно, ибо, к сожалению горькому, многие другие представители этой национальности на Сталина вылили океаны ненависти по каким-то, только им близким причинам, хотя Мехлис за Сталина отдавал Жизнь.

                                                                                            

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!