Спустя 100 лет

adminnewspb 2018, Статьи из газеты №13 (2018) 0 Comments

Сегодня, 27 уже лет, проживая в России, строящей отнюдь не социализм, а капитализм, можно, наверное (а может и нужно), события 100-летней давности оценивать не так, как долгое время поучали в советских учебниках, а как бы реально, с позиций дня сегодняшнего. Что действительно было и как начиналось — и к чему действительно пришло. По, крайней мере, по трем основным вопросам. Роли рабочего класса и установлению диктатуры пролетариата. Гражданской войне и ее последствиям. И роли, собственно, революционной Партии — какой она была, и чем исторический свой «поход» к Власти закончила.

И начать, наверное, нужно с того, что в Советское время принято было считать, что хотя Г. Плеханов и являлся основоположником марксизма на российской земле, переводом, в частности, «Манифеста коммунистической партии», но был, скорее, его теоретиком, имеющим, к тому же, еще и свое, к российской земле преломленное мнение. В частности, создания диктатуры пролетариата. Что привело его и к отходу от революционного движения, и даже непринятия В. Лениным, который, наоборот, революционную ситуацию чутко почувствовав и требования времени глубоко ощутив, победоносным свершением Октябрьской революции с установлением диктатуры все обратное на практике и доказал. Страна Советов добилась больших успехов в своем развитии, могучий, мощный Советский Союз был создан и долго существовал.

Однако через 74 года, Союз, все-таки, канул в Лету, и никто его в жесткой форме и государственно не защищал. А принимали все уже (по крайней мере, большинство), как свершившиеся издержки времени, и старт — в противовес отжившему социалистическому, в «светлое капиталистическое будущее» брали. Но как, почему такое, все-таки, могло произойти? Точек зрения, конечно, бесконечно много, и, все-таки, одна из них вполне имеет право исходить именно из полемики В. Ленина и  Г. Плехановым (о Сталине разговор будет особым), и  именно по тем самым трем принципиальным вопросам.

Итак, Плеханов полагал, что процесс установления «диктатуры пролетариата» — долгий и непростой, для которого создаться должны еще и определенные социально-экономические условия, а когда они создадутся — вопрос? Полагал, что общество в России может улучшать пока только самая образованная его часть — либеральная буржуазия и интеллигенция, а время рабочего класса, по причине его непросвещенности и низкой культуры — еще не пришло и долго еще не придет. Выступал, по существу, за эволюционное развитие, ускоряемое просветительской работой в среде просвещенного рабочего класса, диктатура которого, если и будет когда, то, во-первых,  демократическая, а  во-вторых, в изданной сразу после перевода в 1882г. «Манифеста», в 1883г., своей брошюре «Социализм и политическая борьба», подчеркивал, что «диктатура пролетариата» ничего общего с «диктатурой революционеров» не имеет.

Позиции его, находившегося в эмиграции и в стороне от активных действий, в революции 1905- 1907гг. были таковы, что хотя сначала, в феврале 1905г.,  в статье «Врозь идти, вместе бить» он вооруженное восстание и поддерживал, но призывал, все-таки, при этом к тщательной его подготовке. Особое внимание, уделяя агитации в армии.  А после подавления выступления в Москве в декабре 1905г. и завершения всего поражением восставших, казнями, тюрьмами, каторгой, ссылками и свертыванием либеральных реформ в стране — заявил, что «Не надо было браться за оружие». А что Ленин? А он, поддерживая уже и это, пусть и разгромленное восстание, призывал только к новым, более решительным, энергичным вооруженным выступлениям. Плеханов возражал, выступая за объединение усилий «всего общества» ради сокрушения царизма, говорил о необходимости выступить в блоке с кадетами на выборах в Государственную думу, а Ленин его в «раболепстве» перед кадетами обвинял. На что Плеханов ответствовал, что Ленин, считая наличие революционной ситуации важнее объективных социально-экономических условий — от объективного марксизма просто отошел.

В такой полемике начался для обоих, там, в эмиграции — 1917-й год, в Феврале которого падение монархии стало просто полной неожиданностью. Однако реально все это стало просто финишем того, что содеял со страной, безусловно, «революционер №1» в ней — абсолютно тупой и безмозглый Ники. Начиная с Ходынки- 1896, через Цусиму и поражение в войне с Японией в 1904-1905гг., развязывание революции 1905г. и ее подавление, абсолютно тупое вступление в Мировую войну 1914г. на стороне вечных наших предателей — англосаксов, и, наконец, преступное и предательской отречение от Империи, чтобы она стала разваливаться. И в такой ситуации, конечно, и Ленин, и Плеханов — правда, совершенно с разными  ее видениями и перспективами — вернулись в Россию. 31 марта, после 37 лет изгнания — Плеханов, а 3 апреля — Ленин.

И что? Расхождения только усилились, Плеханов с первых же дней выступил оппонентом, яростно раскритиковав «Апрельские тезисы» в брошюре «Тезисы Ленина, или Почему бред бывает подчас весьма интересен». В которой в резкой форме выступил против планов вооруженного захвата власти большевиками, а ленинский призыв к продолжению и углублению революции, игнорируя экономический фактор, охарактеризовал как «безумную и крайне вредную попытку посеять анархическую смуту на русской земле». Настаивал, что Россия не готова перейти от капиталистической формации к социалистической, поскольку капитализм еще не исчерпал себя: «Русская история еще не смолола той муки, из которой будет со временем испечен пшеничный пирог социализма», и считал необходимым перейти к многопартийной буржуазной демократии, в условиях которой вызревали бы объективные и субъективные предпосылки к переходу к социализму.

А Ленин, полагая, что подъему революционного движения очень способствует и сложившаяся на фронтах ситуация (как, кстати, пытались использовать и в 1905г., после поражения в Русско-японской войны), рабочий класс объявил ведущей революционной силой с мотивацией установления им «диктатуры пролетариата» — и 7 ноября свершился Октябрьский переворот. Большевики РКП (б) вместе с поддержавшими левыми эсерами захватили власть. И что дальше? А дальше Плеханов на это отреагировал отрицательно и в выпуске своей газеты «Единство», вышедшем сразу после переворота, дал свое, адресованное рабочим «Открытое письмо».

Продолжил то, о чем заявлял еще в 1883г., в «Социализме и политической борьбе», и в дальнейших работах — предостерегал от силовых насильственных действий (переворотов, восстаний, революций, бунтов) для ускорения революционного процесса. Заявил, что «Несвоевременно захватив политическую власть, русский пролетариат не совершит социальной революции, а только вызовет гражданскую войну, которая заставит его отступить далеко назад от позиций, завоеванных в феврале и марте нынешнего года. Он составляет меньшинство в обществе (численность, при городском населении 24,5 млн. из 174 млн., что 14,5%, составляла примерно 4 млн., что около 2,5% всего населения), основная масса людей не согласны с подобным «форсированным» переходом к социализму. И исторически неподготовленный социальный эксперимент неизбежно приведет к появлению «казарменного коммунизма»: нет социально-экономических условий для ликвидации частной собственности, неизбежно возникает равенство в нищете». Предрекал гражданскую войну, разруху, неисчислимые беды.  А когда было разогнано и Учредительное собрание, в своей последней статье сказал, что это «является новым и огромным шагом в области гибельного междоусобия в среде трудящегося населения России»: захват власти «одним классом или — еще того хуже — одной партией» может иметь печальные последствия.

И теперь сразу перейдем к 1922г., который стал, во-первых, как бы неким Рубиконом, на котором можно было подвести определенные послереволюционные итоги. А во-вторых, но как бы с другой стороны, стал и, фактически, судьбоносным, о чем позднее. Итак, итоги. Предупреждал Плеханов об опасности в такой огромнейшей, как Российская империя, стране — Гражданской войны? Предупреждал. Но она состоялась? Состоялась. Да еще в таких масштабах, что в ней, с обеих сторон, погибло 2 млн.; 2 млн. эмигрировали и выехали заграницу, а 6 млн. просто умерли он голода. И «правота Плеханова», оказалась не маленькой.  Готово оказалось общество к переходу от капиталистической формации к социалистической, если, как заявлял Плеханов, «Россия не достигла той высоты развития производительных сил, при которой возможен социализм»? Получается, что, действительно, не достигла, ибо в статье «О нашей революции» Ленин это признал, а на X съезде РКП (б), 8-16 апреля 1921г., был принят переход к Новой Экономической политике (НЭПу) с возвращением частной собственности и свободы предпринимательства.

Теперь о главном и принципиальном. Передовой рабочий класс, сплотившись, установил в Революции столь обещанную «диктатуру пролетариата»? Абсолютно нет. И, как и говорил Плеханов, диктатура взамен состоялась, как «передового» — так и тогда, и потом всегда выдавалось — «отряда рабочего класса», им же, как бы взращенной, партии РКП (б).  А как это «взращивание» реально, уже после взятия власти происходило, с какой она начиналась, и какой становилась — см. табл.

Съезд Год РКП(б) —

ВКП(б)

 VI 1917    240 тыс.
 VIII 1919    313
 IX 1920    612
 X 1921    730
 XI 1922    532
 XIV 1925    643
 XV 1927    897
 XVI 1930 1млн. 226
 XVII 1934 1млн. 872
XVIII 1939 1млн. 588

Т.е., численность росла и росла, но в каком составе, и были ли в ней рабочие? Были, да еще и немало, балансируя около 50% (в частности, перед войной, в 1939г., рабочих в ВКП (б) было 43,7 %, крестьян – 22,2% , а служащих, поскольку грамотность была архинужна — уже 34,1%). Но было это во многом  просто формально — люди были относительно малограмотными, Программу, Устав, практически, даже не знали, и ни к какому управлению страной они, такие, конечно, не допускались. Вся власть на деле принадлежала руководству — абсолютно и никогда не из рабочих — РКП (б),  произошел «захват власти», как говорил Плеханов, «одной партией». С левыми эсерами «разобрались» уже скоренько, а на X съезде, 8-16 апреля 1921г., приняли жесткое постановление о категорическом запрещении любой оппозиционности и фракционности даже в самой себе, после чего численность, после самых разных «чисток» стала и сокращаться.

А теперь снова к тому, почему 1922г. стал, в каком-то смысле, по трем принципиальным свершениям, фактически, действительно, судьбоносным. Осенью закончилась тяжелейшая 4-летняя Гражданская война. 30 декабря после развала Российской империи, было, наконец, объявлено об образовании СССР. И 3 апреля 1922г. на XII Съезде РКП (б), было принципиальное решение об избрании  И. Сталина (поскольку В Ленин уже был, слаб здоровьем) Генеральным секретарем — фактически, руководителем, как потом окажется, на целых 30 лет всей такой огромной Страны.

Но что сначала, на уровне чисто аппаратном, партийном, ему — человеку ответственному и государственно, мыслящему, в насквозь разбитой стране, в которой только от голода в годы Гражданской умерло до 6 млн. — оставалось делать? Ну, во-первых, для расширения своего аппаратного руководства, делать его, для управления всей страной — более разветвленным и командно-административным. Причем, желательно, из проверенных исполнительных кадров. Почему и, во-вторых, надо было избавляться от всех — тому мешающих, что в рамках внутрипартийной борьбы и делалось, но отнимало, все-таки, время. И, в-третьих, в главном, принял принципиальное решение: презрел уже ушедшие в прошлое прогнозы Плеханова, принял все реальное и разрушенное, что досталось ему после Революции и Гражданской войны. И напрочь отказавшись от каких-либо бредовых идей мировых революций и проч. — стал строить, именно строить социализм в одной, отдельной взятой Советской  России — СССР. По-своему, и как считал нужным.

Начав с того, что к концу 1920-х, сосредоточив в своих руках власть, НЭП, чтобы он в управлении страной ни в каких своих рецидивах не мешал — стал сворачивать, а к 1930г. полностью его ликвидировал. И далее История, через индустриализацию и коллективизацию, технические свершения и массовый трудовой подъем народа — пошла уже совершенно иначе, Великий и могучий Советский Союз Сталиным был построен. И даже уже, объективно, не  благодаря «диктатуре партии», а диктатуре, фактически, уже одного человека в ней — И. Сталина, партию который свою, оперативно и самоотверженно действующую — использовал просто как действующий аппарат. Причем, чтобы стала она такой, путем «чисток» или просто ликвидаций, пришлось долго и не сразу «избавляться» от тех 80% РКП (б) — «творцов  Революции». В ее рядах, прежде всего, в руководящих кадрах, осталось к 1937г., в лучшем случае  20 % «тех», почему и численность к 1939г. сократилась. А попадали вновь или только те, кто полностью был «за», или, хотя бы был готов подчиняться, ибо тех, кто не был готов или не хотел — последствия ждали жесткие.

А что тогда рабочие и колхозники, какова их роль? А они, миллионы прекрасных тружеников, стахановцев и квалифицированных специалистов, в Сталинские годы на благо страны и народа работали действительно мощно и классно. Но были, все-таки — прекрасные исполнители, а власти никакой, тем более диктатуры, у них не было. Что и как делать, решали за них наверху, в ЦК и т.д. И, да, формально, на уровне Советов, их избирали, причем, во-первых, по разнарядке, а во-вторых, в подавляющем большинстве тоже из членов ВКП (б). Но только разве это была хоть какая-то реальная власть? Так, на уровне пожеланий. Все решало высшее партийное руководство, а на уровне Страны — сам И. Сталин, безграничная Вера в которого, хотя действовали, подтягивая дисциплину и отдачу, и репрессивные методы — поднимала на подвиги миллионы. И потому в Сталинский период ставились невиданные задачи и цели индустриализации, коллективизации, «пятилетки — в 4 года», атомной бомбы и т.д. — и блистательно, в основном, решались. Успехи в развитии СССР были потрясающие, и, можно сказать, феноменальные.

Но вот пришел и 1953г., и что потянулось позднее? И, прежде всего, о том, какой становилась, в какую преобразовывалась после Сталина Партия, диктатура которой, формально, так и оставалась. А она постепенно, год за годом, при тотальном уже своем росте (см. табл.) — так же тотально, разлагаясь, перерождалась.

Период Год Численность

КПСС

Сталинский 1952  6 млн. 13 тыс.
Хрущевский  1956  7 млн. 216 тыс.
 1959  8 млн. 239 тыс.
 1961  9 млн. 716 тыс.
Брежневский  1966  12 млн. 471 тыс.
1971  13 млн. 810 тыс.
 1976   15 млн. 58 тыс.
 1981  17 млн. 480 тыс.
Горбачевский  1986  Свыше 19 млн.

Начиная с идиота Хрущева, доклад которого на XX съезде, молча, выслушав — втихую сдали и Сталина, а значит, и весь великий сталинский период, лишив людей надежды и веры. И продолжая, пользуясь складывающейся ситуацией — еще и размножаться. И если рост рядов во время войны (до 6 млн. при Сталине) был вызван именно преданностью многих советских людей нашей Великой Победе, звала и вела к которой партия именно Сталина, то в период хрущевский и далее — КПСС стала все более превращаться в «кормушку». Куда, чтобы обрести должности, звания, положения, титулы и льготы «полезли» очень сомнительные люди — и закончилось все развалом всего и вся «выдающимися коммунистами» Горбачевым и Ельциным.

И что при таких Верхах делали тоже полуразложившиеся, в подавляющем большинстве Низы? А кто куда, по самым разным щелям и углам разбежались, или просто побежали, ибо партия эта, такая — им ничего уже, никаких льгот, преференций не могла дать. Чтобы успеть, хоть что-то поделить. И потому, когда потом, попытались собрать осколки, то из 19,5 млн. (вдумайтесь только: 19,5 млн.!) наскрести на всю Россию удалось только 500 тыс. Тогда. А сейчас и еще в разы, за от Власти отдаленностью — меньше.

Но тогда, может, восстали «могучие батальоны рабочего класса»?  Да, под водительством кукловодов шахтеры по всей стране, действительно, восстали, но, чтобы скандируя: «Ель-цин, Ель-цин!», привести преступника к власти. А что сейчас, когда прошло уже после 1991г. 27 лет? А сейчас, когда при населении 146,5 млн. официально трудится 72,3 млн., в  что-то производящей или делающей экономике РФ занято примерно 34,5 млн. штатных работников (47,8 % от этих 72,3 млн.), из которых 8,5 млн. — ИТР, управленцы и служащие, а 26,0 млн. — рабочие. Промышленных- 8,5 млн., непромышленных — 10,32 и неквалифицированных — 7,18 млн.

Т. е. промышленных рабочих около 6% всего населения, что даже больше (2,5%), чем было в  1917г. — и что? Рабочий класс «проснулся, сорганизовался», слышим о каких-то массовых выступлениях, забастовках, и вот-вот начнутся мощные его революционные выступления? Да нет, как какой-то руководящей, заметной роли — не было, как говорил Плеханов, тогда, в 1917г., 100 лет назад — так нет и сейчас. Разве что какие-то пикеты по выдаче зарплаты, сокращениям численности, или могут быть даже голодовки — и все. А так — все устраивает, и «рабочие» вместе со всем населением сделали на Выборах -2018г. свой осознанный — в 76%, выбор. Только бы зарплату чуток больше платили, да вовремя — и вся «революционность». И речь, стало быть, не только что о какой-то, как и тогда, в 1917г., «диктатуре пролетариата» не может идти, но сегодня даже и диктатуре какой-то, их «интересы выражающей, партии». И, может, Плеханов тогда оказался куда более прав, что «время рабочего класса еще не пришло, а, когда придет — ждать долго»? Ибо исполнители — всегда исполнители, а Власть — это власть.

На чем, зная, что такими оценками могу вызвать шквал критики — заканчиваю. Только какими — хоть сейчас, хоть 100 лет назад — доказательства будут обратного?

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *