Как переписывается история…

admin 2018, Статьи из газеты №13 (2018)

Письмо в редакцию

26 января 1944 года Гатчина была освобождена от немецко-фашистской оккупации. Наши войска застали город сильно разрушенным, горели многие здания, в том числе дворец.

11 ноября 2017 года руководитель музея-заповедника «Гатчина» Панкратов В.Ю. в эфире радиостанции «Радио Петербург» сделал следующее заявление по поводу произошедшего в Гатчинском дворце при отступлении оккупантов во время Великой Отечественной войны https://vk.com/radio6947?w=wall-131682671_4505 :

«Мы до сих пор не знаем конкретную причину того, что произошло. То ли он был заминирован, то ли это просто действия какие-то прифронтовые, знаете, бывают всякие мародерские — тоже может быть».

Тогда же он заявил, что дворец был сожжен на следующий день после того, как Гатчина была освобождена, а «немцы к дворцу (три года!) относились в общем, ну, достаточно, скажем так, достаточно внимательно и бережно».

Откуда такая позиция? Можно предположить, что, когда уже нет ветеранов, освобождавших Гатчину, равно как и жителей города — очевидцев, то возникает потребность переписать историю на свой лад.

Панкратов никак не подтвердил свои слова о бережном отношении оккупантов к дворцу. О том, что это не так, свидетельствовали даже сами немцы:

 23 ноября 1941 года. Немцы хозяйничают во дворце. Для того, чтоб определить, чем можно поживиться, в Гатчину прибывает комиссия — Вундер, Эссер, Штёве и Георг фон Крузенштерн. «Бронзовые накладки, золоченые планки и детали гипсовой отделки барочных стен отломаны и валяются кругом на полу, шелковые обои лоскутами висят на стенах, оборваны также ценные гардины и занавеси. Не исключено, что наши вояки не так уж невиновны в этом.» http://gatchinapalace.ru/special/publications/prigorod/rozenberg.php

2 февраля 1943 г. представитель Штаба доктор Эссер сообщал руководству Главной рабочей группы «Остланд» в Риге о том, что в Гатчине происходит расхищение культурных ценностей. Фотографиями предметов русского искусства заклеивают окна во дворце. Инженерная служба выделяет ценные предметы различным военным инстанциям. http://www.lostart.ru/catalog/ru/tom5/

Опровергают слова директора музея-заповедника «Гатчина» и множественные свидетельства очевидцев:

«Тут же приступили к розыску музейных вещей — часть из них обнаружили в окрестностях Гатчины: так, 27 июня 1944 года в деревне Васильевка было найдено 12 предметов, вывезенных немцами из офицерского клуба, находившегося в Арсенальном каре: кресла работы Тура, банкетки из Китайской галереи, столы «Жакоб», консоли из комнат Павла и др. В районе станции Виру (тогда Эстонская ССР) был склад художественных ценностей, где оказалось 23 гатчинских предмета. В Рижском замке было опознано 465 картин из Гатчины.» http://history-gatchina.ru/museum/exib/warexib2.htm

Николай Третьяков, бывший директор ГМЗ «Гатчина»: «В Германии он зашел в какой-то трактир, где сидели немцы с кружкой пива, и сразу понял, что они сидят за столиком из Гатчинского дворца. Он встал на колени и полез под этот стол, чтобы посмотреть инвентарный номер, и увидел его» https://profilib.net/chtenie/49565/lev-lure-bez-moskv..

«В Гатчинском дворце немцы наводили свой порядок: открывали окна и выбрасывали царскую библиотеку на улицу, где книги сжигали…» http://history-gatchina.ru/article/osvobozd.htm

Убедительным подтверждением злодеяний оккупантов, является экспонат, который хранится в музее, возглавляемом Панкратовым, знать об этом экспонате директор просто обязан – это надпись, сделанная немецким солдатом на стене парадной лестницы Гатчинского дворца: «Здесь мы были, сюда мы больше не вернёмся, когда придёт Иван, всё будет пусто».

1 февраля 2018 года в «Гатчинской правде» была опубликована статья старшего научного сотрудника ГМЗ «Гатчина», кандидата исторических наук Марии Кирпичниковой «Пожар в Гатчинском дворце в январе 1944 года, в которой автор приводит аргументы в пользу того, что Гатчинский дворец в январе 1944-го загорелся не в день освобождения города 26 января, а днем позже.

Автор приводит ссылку на книгу Н.В. Баранова «Силуэты блокады: записки главного архитектора города» (1982г.), где якобы было сказано, что дворец загорелся после освобождения, но в этой книге ничего подобного нет. Зато на странице 157 есть такие слова: «Но наиболее тяжелые раны были причинены Пушкину, Павловску, Петродворцу, Гатчине и Стрельне. Жилой общественный фонд этих городов почти полностью погиб при обстрелах и пожарах. Великолепные дворцово-парковые ансамбли превращены в развалины».

Мария Кирпичникова ссылается на разговор Бориса Метлицкого с В.А. Колобашкиным. Интервью было опубликовано в 1991 году, через 11 лет после смерти Колобашкина. Мария пишет: «В январе 1944 года начальник Управления по делам искусств Ленгорисполкома Владимир Антонович Колобашкин и главный архитектор Ленинграда Николай Варфоломеевич Баранов на военном джипе вслед за советскими войсками, освобождавшими населённые пункты, ездили осматривать то, что осталось от некогда прекрасных пригородных дворцов». Как мы указали выше, Баранов не пишет о своем посещении Гатчинского дворца и не упоминает Колобашкина. Кроме того, в январе 1944 года Колобашкин не был начальником Управления по делам искусств Ленгорисполкома. Он им стал только в 1955 году.

Далее Мария Кирпичникова в своей статье приводит воспоминания В.Н. Платова (опубликованные в газете «Спектр Гатчина», 26 января 2000 г.), утверждавшего, что Гатчина почти не горела. Но почему-то не приводит воспоминания уважаемого, недавно ушедшего от нас гатчинского ветерана, освобождавшего Гатчину (опубликованное в этой же статье 26.01.2000 г.). Владимир Павлович Симоненок вспоминает совершенно обратное: «Я видел, как горела Гатчина». В воспоминаниях В.Н. Платова есть еще один странный момент: утром 26 января им объявили, что 120-й стрелковой дивизии присвоено наименование «Гатчинская» …26 января? 120-стрелковой дивизии присвоено наименование «Гатчинская» приказом Верховного Главнокомандующего N 012 от 27 января 1944 года!

Откуда такое мнение? Даже некоторые экскурсоводы во время экскурсий поддерживают эту невесть откуда взявшуюся версию. Об этом факте лично слышала Ольга Большакова в ходе экскурсии, которая проходила во дворце в октябре прошлого года в рамках конференции. Слушателям было заявлено, что дворец, якобы, «Случайно подожги жители, которые там поселились, так как Гатчина была разрушена. Просто раньше об этом умалчивали, а теперь можно говорить правду».

Еще 7 лет назад, Мария Кирпичникова в своем докладе указывала, что «…Гитлеровцы надругались над прекрасным Гатчинским парком. … Немецкие варвары вырубили деревья парка, обтесали их на брёвна для дзотов и конюшен…Гатчина вырвана из рук злодеев. Город имеет страшный вид — целые улицы в развалинах, дома горят». Приводила впечатления от первого дня, проведенного в освобожденном городе капитана К. Сухина и старшего лейтенанта А. Викторова: «Вот они, старинные Гатчинские ворота, ведущие в только что освобожденный город. Обгоревшие и выщербленные осколками снарядов и мин, они носят следы недавних горячих боев…Всё разорено, разграблено. Чуть ли не на каждом большом здании надписи на немецком и на русском языках: «Вход воспрещен». Такая надпись висит и у ворот Гатчинского парка. Красивые старинные мосты, перекинутые через протоки, соединяющие озёра, взорваны немцами минувшей ночью. Приходится пробираться по каменным глыбам развороченных мостов. Сквозь вековые деревья парка видны строгие очертания знаменитого Гатчинского дворца. Его серые стены почернели от пламени. Сизый дым тянется из окон. Кое-где ещё полыхает огонь. Фашистские вандалы взорвали и подожгли это прекрасное произведение искусства конца ХVIII века. В парке вырублены вековые дубы, разрушены павильоны…» http://gatchinapalace.ru/special/Kirpichnikova_M_V_Gatchinskii%20park.php

Приведем и другие свидетельства, опровергающие слова Панкратова о том, что «дворец был сожжен на следующий день после того, как Гатчина была освобождена»:

Многочисленные фотографии, сделанные 26 января 1944 года фронтовыми корреспондентами подтверждают то, что к моменту входа наших войск в Гатчину, дворец уже выгорел (и Гатчина горела), вот лишь некоторые из них:

Автор съемки: Мазелев Рафаил Абрамович, 26 января 1944 г.В ЦГАКФФД: Ар 174516 http://www.photoarchive.spb.ru/showObject.do?object=2..

Советские войска, освобождавшие Гатчину, около Гатчинского дворца. Фото ТАСС 26 января 1944

​Бойцы 42-й армии идут маршем по Гатчине. Фотография из коллекции Юрия Пашолока — Освобождение Гатчины | Военно-исторический портал Warspot.ru

Бойцы 42-й армии идут маршем по Гатчине. Фотография из коллекции Юрия Пашолока

Из воспоминаний очевидцев:

Елизавета Григорьевна Генадиник: » Плачевное было состояние Гатчинского дворца. Отступая, фашисты подожгли дворец. Вокруг пожарища валялись обломки мраморных скульптур. В парке были взорваны все мосты. Павильон Орла полуразрушен. Берёзовый дом — разграблен». http://www.proza.ru/2016/08/03/2105

Из книги Веры Инбер «Почти три года. Ленинградский дневник«: В последнюю минуту, когда наши войска уже входили в город, фашисты облили дворец термитной жидкостью и подожгли. Из каждого окна вырывался сноп пламени, оставляя после себя черный хвост копоти на внешних стенах. Все здание теперь словно в траурных султанах. https://profilib.net/chtenie/83957/vera-inber-pochti-tri-goda-leningradskiy-dnevnik-33.php

Всеволод Тарасевич (в то время лейтенант 120-й стрелковой дивизии) : «Гатчина горела, клубилась и взрывалась. На улицах кипел яростный бой. Брали в кольцо Павловский дворец. Немцы подожгли его, и вся громада дворца была освещена вырывавшимся из окна пламенем. Ветер крутил снопы искр, осыпая ими вековые деревья парка. Вместе с искрами вспыхивали и угасали струйки трассирующих пуль».

Борис Федорович Патрикеев, доцент Университета культуры и искусства, всю войну он провел в родной Гатчине и ее окрестностях: “В Гатчинском дворце немцы наводили свой порядок: открывали окна и выбрасывали царскую библиотеку на улицу, где книги сжигали. Перед отступлением от улицы 7-й Армии по Урицкого прошли немцы из зондеркоманды с ранцами за спиной, в которых было горючее. Они поливали огнем дома, бросали гранаты. От церкви фашисты повернули в сторону Татьянино» (из интервью в газете «Гатчинская правда», 2007 г).

Военный корреспондент и писатель Павел Лукницкий (из книги «Ленинград действует»): “ 26 января 1944 года, Гатчина: … Красное Село, Стрельна, Петергоф, Пушкин, Павловск, Гатчина… Больше двух лет не знали мы, что сталось с ними, нашими сокровищницами искусства, вдавленными в землю пятою варваров. Смутно надеялись: может быть, не все там истреблено? Сегодня мы видим все. Мы смотрим тоскующими глазами. Скорбь и боль перекипают в жгучее негодование… В огромной взорванной комнате Гатчинского дворца, на куске уцелевшей стены, освещенная багрянцем пожаров, висит большая картина: спокойный, парадный портрет Анны Павловны. Только этот портрет и сохранился случайно в руинах разграбленного дворца. … Уничтожена ценнейшая библиотека Павла I, часть книг увезена в Германию, груды книг выброшены в прилегающий ко дворцу ров.”

Из документа, хранящегося в Центральном Государственном архиве историко-политических документов: «10 апреля 1944 г. специальная комиссия в составе Зубова Андрея Макаровича, Игнатьева Дмитрия Анисимовича (и других перечисленных поименно) составила акт о злодеяниях, совершенных немецко-фашистскими захватчиками в г. Гатчина, и о принесенном ими ущербе гражданам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР. Во втором разделе говорилось: «Мраморные скульптуры разбиты, чугунная ограда парка снята, снят и увезен художественный паркет, а сам дворец немцами при отступлении сожжен. Памятники старинной архитектуры — дома, расположенные в парке, разобраны на дрова и сожжены; крутые красивые мостики в парке взорваны, тысячи деревьев в этом и в других парках города вырублены на дрова».

Директор Гатчинского дворца-музея с 1983 по 1987 годы Н.С. Третьяков писал: «Фашисты стали взрывать мосты. Первым был взорван мост у второго водопада, затем у Карпина пруда. В то же время загорелся дворец, сначала Арсенальное каре, затем и центральный корпус».

Таких свидетельств можно собрать множество. Есть фотографии дворца со следами сильнейшего пожара 26 января 1944 года. Есть киносъемка, сделанная 26 января 1944 года, на которой отчетливо видно, что дворец горит. Есть свидетельства очевидцев. И вдруг такие заявления непосредственно от музейных работников. В этом случае только остается задать вопрос: почему переписывается история?

В.В. Волохов

Подписали:

А.И. Иванов, участник ВОВ,

 Л.М. Кирилова, блокадница,

 В.А. Мачульский, краевед

и другие жители Гатчины. Всего 31 подпись.

P.S. На основании нашего письма, 7 марта 2018 года в газете «Гатчинская правда» была опубликована статья «Почему переписывается история?».

Публикация была замечена и 22 марта в той же газете «Гатчинская правда» было размещено коллективное письмо «Претензия от музея-заповедника «Гатчина» (к теме «Почему переписывается история»), автор В.Ю. Панкратов, подписали также еще пятьдесят сотрудников музея-заповедника «Гатчина».

Мы считаем, что тон и содержание письма, по форме напоминающего донос, оскорбительны для сотрудников музея. Искажая факты, вырывая из контекста цитаты, приводя свидетельства, не имеющие отношения к теме, используя недостоверные источники информации, О.Ю. Прокошев вводит в заблуждение читателя и дискредитирует музей. Мы не станем приводить примеры — количество их настолько велико, что перечисление заняло бы несколько страниц.

Говоря о «переписывании истории», О.Ю. Прокошев, по сути, предъявляет музею обвинение в оправдании действий немецко-фашистских войск во время оккупации Гатчины. Обращаем ваше внимание, что это обвинение прозвучало в адрес коллектива, который уже более сорока лет ведет кропотливую работу по восстановлению Гатчинского дворца, и результаты этого труда видны каждому.

Именно в Гатчинском дворце, а не в других музея-заповедниках, в первом зале вводной экспозиции демонстрируется фильм о военных разрушениях и пожаре 1944 года, и всем посетителям говорится о том, что они находятся во дворце, разрушенном немецко-фашистскими захватчиками. Именно в Гатчинском дворце в 2015 году старший научный сотрудник М.В. Кирпичникова подготовила выставку «По обе стороны окопов», посвященную 70-летию Победы, где подробно освещены события, происходившие во дворце в 1941- 1944 годах, и дан однозначный ответ на вопрос о том, кто виновен в той трагедии.

Сотрудники музея ведут постоянные поиски новых свидетельств и документов, которые могут пролить свет на события прошлого. До сих пор нет ответа на ряд вопросов, таких как обстоятельства и время пожара (или нескольких пожаров) в Гатчинском дворце в январе 1944 года. И это не «переписывание истории», это обычная научная работа, и она очень важны, потому что помогает нам восстанавливать дворец.

Директор музея-заповедника «Гатчина» В.Ю. Панкратов и сотрудники музея (всего 50 подписей).

Текст «претензии» вызывает изумление. Газетная публикация названа «доносом». Возможно, В.Ю. Панкратову следует освежить память и посмотреть в толковых словарях значение слова «донос». Хотелось бы напомнить В.Ю. Панкратову, что право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию определенно статьей 29 Конституции Российской Федерации, а право на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления закреплено статьей 33 Конституции Российской Федерации. Кроме того, директор музея-заповедника обязан знать и выполнять основные положения федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».

Обвиняя в «искажении фактов, вырывании из контекста цитат, приведении свидетельств, не имеющие отношения к теме, использовании недостоверных источников информации», г-н Панкратов ожидаемо не приводит ни единого факта, подтверждающего свои обвинения. И это не удивительно, потому что все свидетельства, упоминаемые в тексте письма «Как переписывается история…», имеют ссылки на источники и легко проверяются.

Странно звучит упоминание о восстановлении дворца, как индульгенции на озвучивание любых версий о его разрушении. Музей-заповедник «Гатчина» является государственным объектом культуры. Восстановление дворца, других архитектурных объектов и фондов является непосредственной обязанностью

работников музея-заповедника, одной из целей существования самого музея. Но из этих обязанностей не вытекает право обвинять жителей Города Воинской Славы в поджоге дворца и мародерстве.

Остается открытым вопрос и о том, каким образом снятие с нацистов ответственности за поджог дворца «помогает восстанавливать дворец»?

По прочтению текста «претензии» остается чувство недоумения. Директор музея-заповедника В.Ю. Панкратов, продолжает последовательную конфронтацию с местными жителями. Как говорил Владимир Маяковский: «если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно?». Кому нужно переписать историю Гатчины?

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!