К святыням устремлённая душа

admin 2018, Статьи из газеты №11 (2018)

Пожалуй, так можно определить доминирующую тему творчества и духовных поисков замечательного потомственного петербургского художника Александра Михайловича Кравчука. Как это нередко сегодня бывает, подлинный масштаб личности и значимость всего, созданного художником, современники с удивлением замечают только после его кончины. А кончина доброго, светлого мастера – всегда огромная утрата не только для членов его семьи.

У Александра Михайловича Кравчука евангельские истины о том, что все православные люди должны бать в отношениях друг с другом, как родственники, не расходились с обычной жизненной практикой. И его мастерская, ставшая для многих учеников разного возраста по-домашнему теплой, уютной, помогла даже не десяткам, а сотням стремящихся постичь живописное искусство людей поверить в свои силы, решить непростые и душевные, и духовные проблемы. Потому что за плечами у Александра Михайловича была не только успешно законченная им Академия художеств, где он занимался на отделении станковой живописи, в мастерской В.И.

Рейхета. Со студенческих лет он практически работал над реставрацией храмовой живописи, а таких значимых объектов, среди которых есть и памятники федерального значения, у Александра более двадцати. Стоит, пожалуй, назвать среди них Коневский Рождество-Богородичный монастырь, Иоанно-Богословский Крыпецкий монастырь, храмы и соборы Великого Новгорода, Подмосковья, церковь святой Екатерины великомученицы в здании Санкт-Петербургской Академии художеств. А в 1992 – 2000 годах он был директором ТОО «Декор-92». Это товарищество петербургских художников исполняло множество заказов по реставрации храмов России.

Неудивительно, что Александр Кравчук стал первым художником, который открыл выставку своих живописных работ церковной тематики в зале Свято-Духовского просветительского центра Александро-Невской лавры. Хотя, конечно, многое забывается из современной истории восстановления храмов, монастырей, подворий. И новые священнослужители, иноки, послушники, трудники, паломники вряд ли услышат от экскурсовода, знакомящего их с историей той или иной обители, в возрождение которой вложен труд художника, имя Александра Кравчука. Так пусть же оно прозвучит хотя бы в этом скромном очерке, посвященном его творчеству.

Неповторимым, надолго запоминающимся образом Александра Сергеевича Пушкина, задумчиво стоящего на набережной реки Мойки, Александр Кравчук тронул душу многих российских литераторов, в особенности авторов и читателей журнала «Невский альманах». Мастерски выполненная им картина была использована в качестве обложки одного из номеров этого уважаемого писателями всей России и ближнего зарубежья издания, основанного ещё самим А.С. Пушкиным и возрождённого в наше время талантливым журналистом и поэтом Владимиром Степановичем Скворцовым, с которым тоже был дружен Александр Кравчук.

Александра Михайловича Кравчука многие искусствоведы справедливо считают мастером детского портрета. Выставки с этой тематикой всегда вызывают искренний интерес. А проходили они у Александра Михайловича с успехом и в Смольном соборе, и в других крупных выставочных залах Санкт-Петербурга. А совсем недавно, осенью прошлого года, такая экспозиция была представлена им в выставочном зале Немецкого центра на Невском, 24. До сих пор вспоминается нарядная, оптимистичная выставка и общая мажорная атмосфера, царившая на ней. Изысканные портреты были великолепно дополнены звучанием струнных музыкальных инструментов. Александр Михайлович специально пригласил для этого известных ему гитаристов, бардов. Интересно было узнать, что многие из портретированных им детей стали впоследствии выдающимися руководителями, деятелями искусства и культуры.

Так, например, Александр сообщил, что один из написанных им мальчиков стал недавно губернатором Новгородской области. А девочка, игриво улыбающаяся с портрета, ныне прима-балерина в Михайловском театре. Александр создавал портреты детей и словно прозревал при этом их будущее. Он ненавязчиво, языком молчаливого изобразительного искусства словно открывал мир детей их вечно занятым родителям. Понятно, что многие из этих родителей потом были бесконечно признательны художнику Александру Кравчуку, ставшему на время словно семейным психологом, а то и почти членом семьи, доверившей ему писать портрет своего ребёнка. Так что вполне естественно, что эти его творческие усилия были оценены высокой международной наградой – орденом «Сердце Данко».

К сожалению, его обычное физическое сердце не было таким сильным и могучим, как у легендарного Данко. И когда пришедшие попрощаться с ним в большой зал крематория люди спрашивали, как это бывает обычно в таких случаях, от чего он умер, близкие люди говорили – от сердечной недостаточности. Можно смело предположить, что его психологическая, творческая нагрузка, которую он добровольно брал на себя, общаясь со многими людьми, щедро тратя душевные силы, превосходила возможности обычного человека. И не случайно, видимо, в последние годы жизни его духовным наставником стал владыка Иоанн, митрополит Зарубежной церкви, чьё представительство также есть в Петербурге.

Портрет владыки Иоанна также был очень выразительно написан Александром Кравчуком, хотя, к сожалению, не совсем завершён.

Кончина мастера оборвала многие его творческие задумки и планы, которые, возможно, хотя бы отчасти постараются реализовать его друзья и ученики. А их у Александра Михайловича было множество. Многому училась у него и я, бывая в его мастерской, беседуя о проблемах искусства и современного состояния Санкт-Петербургского Союза художников. Мне посчастливилось записать с Александром и его дочерью, тоже по специальности художником, Асей Зайковой передачу на международном христианском радио «Мария». И, конечно, во время передачи мы не могли не вспомнить ставший историческим событием труд Александра Кравчука, подробно описанный в статье «История одного портрета» в Санкт-Петербургском православном журнале «Град духовный». К 75-летнему юбилею патриарха Алексия II Александр представил Святейшему заказанный ранее портрет. Работу эту Александр выполнял по фотографиям, патриарх ему не позировал. Но образ получился очень убедительным и проникновенным.

На поездку к патриарху Александр Кравчук брал благословение у любимого многими верующими Петербурга батюшки – протоиерея Василия Ермакова, долгое время служившего настоятелем храма в честь преподобного Серафима Саровского. С юности протоирей Василий был связан искренней дружбой вначале с семинаристом, а потом уже и патриархом Алексием Ридигером. Отец патриарха Алексия II, священник Михаил в годы Великой Отечественной войны помог освободиться юноше Василию Ермакову из фашистского плена, вписав его в документы как члена своей семьи. Протоиерей Василий высоко оценил труд художника над созданием портрета патриарха и «окрестил» эту работу, назвав её «С думой о России». Святейший благословил художника на дальнейшие труды и подарил ему красочный альбом, посвящённый сорокалетию своего епископского служения и праздничный календарь с фотографиями тех храмов, где он служил в эти годы.

По мнению многих прихожан храма в честь преподобного Серафима Саровского, зрителей, портрет протоиерея Василия, который Александр Кравчук сделал позже, получился ещё более выразительным, интересным. Он тоже стал сегодня частью истории Русской православной церкви, достоянием современного изобразительного искусства, хотя находится не в музее, а в семье протоиерея Василия Ермакова. Интересно, что именно протоиерей Василий духовными очами провидел важное направление творческой работы Александра Кравчука, а именно классической портретной живописи, ведь до этого Александр большей частью был занят как художник реставрацией храмовой живописи. Вообще, он искренне верил не только в Божий промысел, но и в могучую, созидающую и очищающую душу силу искусства.

Высокие принципы старался сохранять Александр Михайлович не только в искусстве, но и в жизни, в общении с людьми.

Неслучайным явилась и его многолетняя творческая дружба с художниками-ветеранами, он принимал активное участие в выпусках ветеранского альманаха «Шёл солдат…», который мне долгое время довелось редактировать. Им написан очень точно и выразительно портрет бывшего председателя Совета ветеранов Санкт-Петербургского Союза художников, Заслуженного художника Армении Захара Аваковича Хачатряна, тоже ушедшего уже в мир иной. А незадолго до своей внезапной и трагической кончины Александр высказал мне своё желание поддержать выпуск каталога скульптора, блокадницы Тамары Александровны Малушиной, который я за свой счёт вынуждена была выпускать сама после её кончины. Неравнодушен он был и к творчеству современного автора-исполнителя Александра Лепёхина, которому тоже стремился помогать в его желании записать на диск трогательные авторские песни. Пожалуй, помогать людям он искренне любил, когда это было в его силах. И, согласно заповедям Христовым, брал какую-то часть творческой ноши, помогая её безропотно нести, с благодарностью и упованием на Бога другим людям.

Неудивительно, что и его дочь Ася стала художницей, и что его внук Лука, ещё совсем маленький, проявляет интерес к изобразительному искусству.

Мне запомнилось, как увлечённо рассказывал Александр Кравчук об истории современной живописи, о принципах работы художников над евангельскими сюжетами, портретами, проводя экскурсию для всех желающих по Эрмитажу. После таких его экскурсий заметно повышался интерес слушателей и к непосредственным занятиям живописью. Некоторые из них, вдохновленные художником, несмотря на возраст и житейские проблемы, принимали решение поступить хотя бы на какое-то время учениками в его мастерскую.

А в мастерской его всегда царила атмосфера возвышенного, классического искусства. Нередко на занятиях звучала специально подобранная им симфоническая музыка. Она и сейчас как будто звучит в памяти многих людей, близко знавших его. И трудно поверить в то, что мастера больше нет с нами, что он ушёл в мир иной совсем ещё молодым, в возрасте чуть более шестидесяти лет. Александр Михайлович Кравчук оставил богатое творческое наследие, добрую память о себе. Будем же хранить его светлый образ в наших сердцах и молиться, чтобы душа его достигла обителей райских.

Тех, о которых он, возможно, и размышлял, усердно трудясь для возрождения православных святынь России.

ЕЛЕНА ЗАХАРЧЕНКО,
член Санкт-Петербургского союза
художников России,
член-корреспондент Петровской
академии наук и искусств,
член Многонационального союза
писателей.
Фото АЛЕКСЕЯ МАМОКИНА

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!