Дело о трёх шлепках

admin 2018, Статьи из газеты №14 (2018)

Ещё Грибоедов мечтал о тех счастливых временах, когда судьи будут молоды. (Злые языки говорят, что его фамилия пошла от предков, которые любили какие-то грибы).

А судьи кто? за древностию лет
К свободной жизни их вражда непримирима,
Сужденья черпают из забытых газет
Времен очаковских и покоренья Крыма.

И надо же, страна вновь покорила Крым, зато мы достигли светлых свободных времён. Судят уже не пенсионеры, а, скорее, пионеры. Их не угнетает ни жизненный опыт, ни ответственность — им гарантирована несменяемость, отличная зарплата и неприкосновенность.

Минули времена, когда люди ориентировались на предрассудки предков, и постепенно уходят времена, когда в своих действиях люди опирались на такие писания, как Библия, Коран или моральный кодекс строителя коммунизма. На смену им пришли УК и УПК, в которых тщательно учтены новейшие достижения в области морали и права. Это поистине кладезь современных знаний. Современная Библия.

Алёна Валерьевна Смелянец защитила работу «Проблемы правового регулирования рынка ценных бумаг, секьюритизация, финансовый инжиниринг». В этой теме эпицентр современной жизни, в котором куются современные мораль и законы. Она современный специалист.

Я же не лучшим образом знаю УК и УПК. Как психолог, пишу о том, что вижу. Поэтому прошу извинить за возможные невольные искажения святых писаний.

Дело, которое досталось судье Смелянец было воистину сложнейшим.

Судья Тельнова рассматривала продление меры пресечения Вечеславу Дацику, проведшему голый марш. Через 7 часов все были измучены, но зритель Яна Абрамова всё это время была эталоном спокойствия. А у Дацика и его матери поднялось давление. На перерыве Яна хотела остаться в зале вместе со Светланой Алексеевной, которая не могла даже встать из-за давления под 200. Яна считала, что, находясь рядом, может ей помочь.

Но, во-первых, непонятно, почему у матери случился гипертонический криз. УПК не предусматривает право заключённых на него, а реакция матери подсудимого в нём вообще не рассматривается.

Во-вторых, УПК не предусматривает оказание медицинской помощи случайными лицами. Только медики. И, хотя они приехали намного позже, а мать, находясь в тяжком состоянии, могла и умереть, Яна не имела права находиться рядом во избежание более тяжких последствий.

Наверное, приставы ей это объяснили. Но она не поняла, потому что живёт устаревшими представлениями.

В зале видеозапись не велась. Сторона защиты утверждает, что объятия приставов в зале были жаркими, сторона обвинения сообщает о законности действий. Так или иначе, психическое состояние Яны по пути от стула до двери изменилось от полного спокойствия до крайнего возмущения, на которое по УПК она, конечно, не имела права.

При проходе через узкую дверь, хватка приставов ослабла, и Яна этим подло воспользовалась, вырвалась и попыталась дать несколько нежных пощёчин. В былые времена такое поведение девушки было признаком благородства. Именно так предписывали обычаи. И Яна пыталась научить «благородству» бравых приставов, каждый из которых был в 2-3 раза тяжелее её.

Многие проблемы нашего общества возникли как раз из-за того, что «нас учат честной жизни воры, и благородству подлецы». После этих подлых пощёчин приставам пришлось обращаться к травматологу из-за подозрений на черепно-мозговую травму, которая не была обнаружена.

Конечно, возникают серьёзные подозрения к врачу. Живёт он по закону, по УПК или всё ещё по Библии? Но этот вопрос не был рассмотрен на суде.

Если рассмотреть действия Яны чуть шире, то увидим, что они привели к огромным затратам бюджетных средств. Она, фактически, украла, разбазарила бюджет МВД. Только посчитайте: для её поимки дважды направлялась группа захвата из Петербурга в Москву на автомашинах. Были задействованы следователи, приставы, крупные руководители, включая центр по борьбе с терроризмом. На заседания судов вызывались автоматчики.

Поэтому на борьбу с бандитизмом, терроризмом, борделями, наркотиками и с прочими мелкими преступлениями сил у МВД уже не хватило.

Это действительно так. Недавно я был на заседании суда по другому делу. Группу лиц обвиняют в вооружённых грабежах борделей. Не знаю, насколько объективно, но обвиняют. Так вот, подозреваемых в разбое охранял один пристав, а на десятке заседаний по делу Яны были, как минимум, по 2 охранника.

Таким образом, если бы правоохранителям не пришлось заниматься её делом, то нашлись бы силы и средства на борьбу ещё, как минимум, с двумя бандами.

УПК не предусматривает возможности появления вспышек «благородства», но предписывает девушке, которая находится в состоянии крайнего возмущения, замечать всё вокруг, например, заметить удалённую видеокамеру и поэтому устроить истерику. Опираясь на святое писание, только так можно было объяснить резкое изменение психического состояния, что и было сделано стороной обвинения.

Однако, несмотря на подлость действий Яны, тысячи людей встали на её защиту, причём ядром группы были люди пенсионного и предпенсионного возраста, у которых ещё сильны устаревшие ценности.

В Конституции прописано, что источником власти является народ, а УПК уточняет, что мнение народа может выражать только судья. Он неприкосновенен и обеспечен, поэтому только его мнение гарантированно лишено искажений, вызванных страхом или наживой. Про приоритет интересов приставов в Конституции не сказано, но судья, дарованной ему властью, имеет право такой приоритет установить в интересах соблюдения прав общества в целом. Ведь не может же, на самом деле, батальон пенсионеров выступать от имени всего народа.

Уважили, пустили в зал – и будьте довольны. Других прав нет. Если не слышите шёпот судьи или прокурора, так на то вы и зрители, а не слушатели. На многочисленных шоу «за стеклом» такой метод познания тщательно протестирован, нашёл сторонников и финансирование. Вот и в судах давно пора установить бронебойное стекло между благородным судом и зрителями, чтобы не мешали правосудию.

К чести суда и следствия надо сказать, что это страшное преступление о трёх шлепках рассмотрено очень быстро. Всего за год. 17 января 2017 года произошёл этот инцидент, а 5 апреля 2018 года уже был вынесен приговор о двух годах условно.

Конечно, за этот год случилось очень многое. Маму у Яны прооперировали, умер отчим, отец сильно болен, у деда энцефалопатия. Но УПК не видит связи этих проблем с преследованием Яны. Это раньше, в забытых газетах писали, что следствие и условное осуждение воздействуют на психику, ведут к болезням и смерти. В современном святом писании об этом не говорится, значит, такого воздействия нет в природе.

Кроме того, если исходить из логики защиты, ведь приставы и себя подвергают смертельной опасности. Например, у пристава Волкова астенический характер, как и у Яны. Это значит, что переживания переводятся во внутренние болезни. И, если Яна сама виновата (в связи с болезнями ей под страхом смерти необходим особый режим питания и отсутствие стрессов), то Волков рискует собственной жизнью ради правосудия. Он даже как-то сказал, что лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и пожалеть. Просто герой.

Приставы, конечно, борются не только ради отмщения за тяжёлые травмы, но и за свою неприкосновенность. Ведь тех же предполагаемых разбойников охраняет один пристав, потому что разбойники не опасны. Они нападали на проституток. А Яна поставила под сомнение неприкосновенность приставов, их власть.

По сути, сторона обвинения занимается профилактикой преступности. Это очень важное направление, на которое сейчас брошены все силы МВД, ФСБ, центра Э…. Пришлось даже временно закрыть глаза на происходящие сейчас преступления.

Это профилактическое дело не случайно попало к судье Смелянец. На заре своей юридической карьеры Алёна Валерьевна написала замечательную профилактическую статью «В полете шутить не рекомендуется». Речь шла о шутке пилота, объявившего пассажирам, что «самолет дальше лететь не может». Через секунду, которая Алёне Валерьевне показалась вечностью, он исправился, сообщил: «…в связи с тем, что впереди находится грозовой фронт». Далее будущий судья рассматривала, насколько жестоким было бы наказание пилота, если бы от этой шутки кто-то помер. Больше пилоты не шутили.

Так и в случае с Яной. Да, черепно-мозговая травма у приставов не была обнаружена, но ведь могла бы быть. А если бы кто-то из них помер? Тем не менее, наказание судья вынесла гораздо меньшее, чем предполагала вынести пилоту.

Выражаю за это и за профилактику преступлений благодарность судье Смелянец, приставам, Волкову, Томиловскому, Очинникову, и другим прямым и косвенным участникам обвинения по делу Яны Абрамовой. Вы на славу потрудились во имя будущего. Желаю счастья и здоровья Вам, Вашим родным и близким, детям и внукам до седьмого колена.

08.04.2018

Шмаков М.В.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!