Борьба за явку

admin 2018, Статьи из газеты №11 (2018)

Борьба за явку на выборах президента удивила сначала очередями избирателей с открепительными удостоверениями в руках, а затем итоговыми цифрами, показавшими, что ничего особенного выжать из этого не удалось.

Процесс голосования с первых же часов удивил наблюдателей повышенной явкой: уже на первой «отсечке» в 10 часов утра избиркомы принялись рапортовать о повышенных процентах явившихся. Чем восточнее, тем круче — зашкаливало за 10%, а местами переваливало за четверть. Тон утренним новостям задавали десять сел на Камчатке, где явка оказалась вовсе 100-процентной.

В европейской части России цифры были пониже, но все равно раза в 2-2,5 выше, чем на выборах 2012 года, непременно подчеркивали избиркомы. Становилось даже странно: почему же тогда в 2012 году нельзя было добиться того же. Глаза очевидцев подтверждали — народ валил голосовать толпами, на участках не протолкнуться.

На повышение явки работала вся бюрократическая машина; именно это было поставлено главной целью. Если верить многочисленным утечкам из администрации президента, ориентир заключался в цифре «70».

Главным приводом механизма, если судить по Петербургу, на сей раз стали открепительные удостоверения. Собственно, подавляющая часть энтузиастов, пришедших волеизъявлять в первой половине дня, стояла в очередях именно с ними. Конечно, толпа в пару сотен человек, с утра вваливающася на участок с открепительными талонами, выглядит подозрительно, но формально ничего противозаконного тут не обнаружить.

Любое голосование не в день голосования и не в помещении для голосования в России почему-то превращается в инструмент странных манипуляций, будь то досрочное голосование, голосование по почте или по открепительным удостоверениям. Довольно быстро десятки граждан стали обнаруживать, что их «открепили» от родных участков неизвестные доброхоты и «прикрепили» к каким-то совершенно посторонним регионам и даже странам: кого отправили в Ингушетию, кого в Московскую или Оренбургскую область, а кого и вовсе в Эстонию.

Одновременно другие избиратели стали массово не обнаруживать себя в списках. Их, конечно, с извинениями в эти списки вносили и выдавали бюллетени, но те, кто голосовать все-таки не пришел, наверняка сильно помог делу надувания процента явки, уменьшив «базу».

Если на 1 января избирателей в Петербурге насчитывалось 3,8 млн, то к 18 марту стало лишь 3,5 млн — около 300 тысяч человек из списков исчезли (одно это прибавило к явке почти 4%). Открепительных удостоверений перед 18 марта в городе насчитывалось рекордное количество, 396 тысяч (тех, кто приехал из других регионов и тех, кто решил сменить участок внутри города). Более того, показатель плавал в течение дня: на 15:00 избирателей было 3 551 285, к 18:00 стало 3 560 666. Не всех открепленных, как выясняли наблюдатели, вычеркивали.

Учитывая, что к 18:00 в Петербурге проголосовали 1,975 млн избирателей, получалось, что «открепленные» давали около пятой части всех проголосовавших. Тех, кого «переписали» в другие регионы, по идее, должны были оттуда вычеркнуть по звонку, но случилось ли это на самом деле, неизвестно.

Не обошлось и без традиционной «мелочи». Но жалоб на подозрительное надомное голосование и «карусели», впрочем, на этот раз было действительно меньше, чем раньше, не убегали и председатели комиссий с протоколами, не фиксировались вбросы. В принципе, в этом не было большой нужды. Тотальная мобилизация бюджетников дала результат — а для его закрепления в штабе Путина придумали выдавать им специальные карточки об участии. Туда вписывались фамилии, так что на следующий день проголосовавший мог это доказать. Механизм двойного голосования по открепительному и без него, как выяснили активисты, тоже вполне себе действовал: и в «Яблоке», и в штабе Ксении Собчак им удалось без всяких проблем провести этот эксперимент несмотря на то, что Центризбирком уверял, будто так не получится. А обнаружить нарушение в другом регионе практически невозможно.

Интересно, что с точки зрения цифр все усилия ни к чему особенному не привели. Явка в целом по стране по состоянию на 19:00 была почти строго 60%, и вряд ли она существенно вырастет за последний час. Таким образом результат 2012 года — 65,34% — перебить вряд ли получится, максимум приблизиться к нему. И уж тем более недостижимым остался показатель Дмитрия Медведева в 2008 году — 69,8%. Мобилизация электората в первой половине воскресенья произведет эффектную телекартинку, но на практике будет означать только перераспределение темпов роста явки.

Если считать, что задачей было преодолеть возможное проседание явки после скромных показателей думской кампании 2016 года (47,9%), то вообще-то во всей новейшей российской истории президентские выборы давали явку большую, чем предшествующие парламентские, на 8-10%. То есть явка в 57-58% было то, на что Кремль, скорее всего, мог рассчитывать по умолчанию, и буквально несколько процентов, получаемых сейчас сверх этого показателя, и есть результат всего напряжения сил.

МИХАИЛ ШЕВЧУК
18 марта 2018, 22:33
https://www.dp.ru

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!