Вера и разум в истории

admin 2018, Статьи из газеты №21 (2018)

Редко, но не никогда в публицистике отмечается роль Веры и Разума в российской и мировой истории. Вера в конечном итоге феномен подсознательный и эмоциональный. Как высший ум низшей природы она «окаймляет» интеллект и связывает человека с Абсолютом. Разум является основой рационального подхода к внешнему миру.

В реальной жизни невозможно ни интегральное наследование, ни тотальное нововведение. Общества, считающиеся абсолютно стабильными и закрытыми, в действительности подвержены глубоким имманентным изменениям. Социальные организмы, отличающиеся «абсолютной новизной», всегда являются продолжателями предшествующих трендов.

Новые ценности можно найти только в самом обществе. Все реформы и революции должны быть соразмерны человеку и принятому в данной культуре шагу новизны. Традиции нужны социуму, как корни дереву. Однако и абсолютно стабильных обществ не существует. Поэтому с древнейших времен проблема преемственности традиции проявилась как идеологическая реакция на радикальные социальные преобразования.

В российской исторической пьесе христианская вера доминировала над разумом. Православная генетика определяла меру потенциальных возможностей социума, способствуя накоплению духовной энергии для реализации политических утопий.

Христианство как эзотерическое знание, в котором тесно переплелись эллинистические и иудейские корни, не случайно в I веке н. э. пришло на смену идеологии атомизированного древнего Рима и показало путь исправления искаженного общественного сознания в античном государстве.

Великий идеалист Гегель называл христианство абсолютной и бесконечной религией, не могущей быть превзойденной: «Это завершенная религия, религия, которая есть бытие духа для самого себя, ставшая объективной, христианская религия. В ней неразрывны всеобщее и отдельных дух, дух бесконечный и конечный; их абсолютное тождество есть эта религия и ее содержание»©.

В европейской мыслительной традиции, начиная с Нового времени, научный интеллект как фундамент рационального мировоззрения стал безраздельно доминировать над религиозным идеалом. Религия, напротив, потеряла свой метафизический смысл и преобразовалась в успокоительный ритуал и часть комфорта. Было забыто ее главное предназначение– воссоединение целостности духа и отождествление космоса с человеком. В соответствии с лозунгом «Знание– сила» наука превратилась в инструмент политической власти.

В своем последующем развитии наука на Западе полностью отказалась от религиозных начал и обосновала теорию справедливости исключительно на основе разума. Этот процесс касался в приоритетную

очередь таких вопросов, как сущность человеческой природы, существо государства и способы его функционирования.

В ХХ в. от Р.Х. столетии процесс дезынтеграции духа дошел до своего логического конца– смысл религии и веры исказился и деформировался до неузнаваемости. Католичество превратилось в мощную и изощренную идеологию современности. Западная религия распалась на догму для рассудка, мораль для души и обряды для тела.

Целью иногда финансируемого научного познания является описание, объяснение и предсказание объективной реальности. Дух, не имеющий пределов, стремится к преодолению существующих форм. Наука раздвигает пространство для всеохватывающего Логоса как всеобщего закона и основы гармонии мира. В восточной философии понятием, аналогичным Логосу, является Дао.

Если бы сущность и явление совпадали, то научное творчество было бы либо избыточно, либо невозможно. Генезис идеала науки («чистого разума», по И. Канту) в качестве самостоятельной и специфической области деятельности был одним из крупных сдвигов на пути к созданию научной картины мира.

Человечество есть познающая форма материи. Тесная взаимосвязь между научным прогрессом и социальными преобразованиями в целом очевидна, ибо данные процессы инициируются стремлением к самореализации и недовольством старыми идеалами и порядками, а также неутомимо- дерзким духом и умом.

Картина мироздания и естественный порядок вещей во все времена были важнейшим аргументом при воздействии на общественное сознание. В любом обществе мировоззренческая система служит для человека базисом, на котором строятся представления об идеальном и допустимом устройстве общества. Уже в трудах первых античных философов космологические концепции выполняли функции «узаконивания» социального порядка.

Механистическая научная картина мира вполне определенно влияла на представления о политическом строе, обществе и хозяйстве. Любой рационализм в большей или меньшей степени наделен иллюзией разума, диктующего обществу свои законы. В данный период в европейской мысли сформировалось убеждение о существовании оппозиции между традицией и прогрессом, старым и новым, ретроспективным и перспективным мышлением.

Механика служителя монетного двора И. Ньютона давала прямое обоснование идеологическим лозунгам свободы, равенства и гражданских прав. Большое значение для освобождения человека имело новое по сравнению с эпохой Возрождения представление о пространстве и бесконечности. Снятие пространственных ограничений изменило мироощущение людей, породило убежденность в возможности неограниченной индустриальной экспансии.

Не совсем верно было бы думать, что творцы новой научной картины мира «опередили свой век» и поднялись над «религиозным фанатизмом толпы». В этом отношении можно отметить, что Лейбниц свой главный труд посвятил проблеме «теодицеи» как оправданию Бога, а Ньютон писал толкования на библейские книги.

На социальную динамику и общественное сознание наука влияет преимущественно через идеологию. В философском словаре можно прочитать: «Идеология– совокупность общественных идей, теорий, взглядов, которые отражают и оценивают социальную действительность с точки зрения определенных классов»©.

Ядром идеологии выступает система идей, связанная с вопросами политической власти. Термин «идеология» («Ideologie») был введен в научный оборот в 1796 году французским экономистом и философом Дестют де Траси. Данным понятием было обозначено учение о происхождении идей, а также вся совокупность научных теорий об интеллекте, человеческой психике, сознании и знании. Идеология является политизированной наукой о мыслях людей. Подобно религии, она дает членам социума определенную систему координат для ориентации в общественной среде.

Продукты идеологической деятельности и научные знания превращаются в «живую душу культуры» (К. Маркс) и становятся общественным достоянием, лишь усваиваясь обыденным сознанием. Такого рода ассимиляция неотделима от процесса популяризации специальных знаний, от придания им общедоступно-понятной формы. Популярное знание является маргинальной областью, где непосредственно встречаются и взаимодействуют профессиональное и обыденное знание, специальная теория и здравый смысл.

Вопрос о взаимоотношении теоретического мира науки и здравого смысла постоянно привлекал внимание крупнейших представителей храма Минервы. Быть может, между образом человека, который может представить наука, и его действительными характеристиками существует такая же разница, как между генеральным планом поселка и интимной жизнью его обитателей.

Популяризация науки не только придает специальным знаниям более доступную форму, но и связана с мировоззренческим осмыслением содержания науки. Всякая серьезная популяризация выводит на глубокую и высокую проблематику.

С популяризацией науки «ходит вместе» и поэтика философской публицистики с искрой Прометея и выверенными арготизмами. Не только эмигрантский публицистический дискурс переоткрывает старые истины, возбуждает подсознательные пласты и сознательные ассоциации, внушает и убеждает. Публицистический талант часто встречается с художественным.

Слово публицистики отражает факты реальной действительности и опирается не только на продаваемую информацию с газетными «утками». Подразумевая открытое авторское слово и живой контакт с аудиторией, она увлекательно читается и не сразу забывается.

Предмет публицистики ‒ трагикомичная общественно- политическая жизнь. Данное понимание исходит из этимологии термина: «publicus» (лат.) − «общественный». Публицисты регулярно испытывают страшные творческие муки при разрешении противоречия между жаждой эмоционального заражения и точностью отображения реального. Философская публицистика сближает Веру и Разум и играет одну из заглавных социально-проективных ролей в глобальной жизненной пьесе.

Емельянов Сергей Алексеевич –
доктор философских наук,
член Петровской Академии наук и искусств,
руководитель рабочей группы по культуре Координационного совета по Евразийской интеграции,
эксперт культурного фонда им. В.С. Суслова.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!