Опять мой дух витал в судебном зале

admin 2018, Статьи из газеты №23 (2018)

Письмо в редакцию

Несколько лет назад ваша газета опубликовала мой материал под названием « Мой дух витал в судебном зале», в котором я писала о том, что статья 333 Гражданско-процессуального кодекса РФ (далее ГПК РФ), согласно которой определения суда первой инстанции ( не путать с решениями суда, которыми дело разрешается по существу заявленных требований) рассматриваются в апелляционном суде без вызова сторон, то есть за закрытой дверью, нарушает право гражданина на участие в защите своих законных прав и интересов. Права граждан нарушаются уже несколько лет после введения в гражданско-процессуальный кодекс РФ значительных изменений, (разумеется, изменения вносились с благими намерениями, «хотели как лучше, но»…), так как ч. 3 ст.333 ГПК РФ позволяет судьям апелляционного суда рассматривать дела без извещения лиц, участвующих в деле.

Со стороны Конституционного Суда РФ, рассмотревшего почти сразу после массового внесения изменений в ГПК РФ групповую жалобу граждан на нарушение конституционных прав, предпринимались попытки обязать законодателей пересмотреть ст. 333 ГПК РФ. Чуть ли не годовая процедура разработки и внесения изменений в ст.333 ГПК РФ закончилась перечнем некоторых видов определений, при рассмотрении которых вызов сторон обязателен, и новым абзацем следующего содержания: «С учетом характера и сложности разрешаемого процессуального вопроса, а также доводов частной жалобы, представления прокурора и возражений относительно них суд апелляционной инстанции может (МОЖЕТ? мое прим.) вызвать лиц, участвующих в деле, в судебное заседание, известив их о времени и месте рассмотрения частной жалобы, представления прокурора.» Попросту говоря, право граждан на защиту своих прав и законных интересов отдано на волеизъявление судей апелляционного суда, по принципу, могу вызвать, а могу и нет. И вот что из этого получается.

В процессе рассмотрения моего судебного дела, по которому я прохожу как истец, по моему заявлению об обеспечении иска, поданному в рамках главы 13 ГПК РФ, судья Федерального суда Калининского района принял обеспечительные меры на основании ч.3 ст. 140, которая устанавливает «запрещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора». То есть лицу, не участнику судебного процесса. Суд запретил не участнику судебного спора М. совершать определенные действия, касающиеся предмета спора. Всё законно. Однако, ответчик по делу Ш. и не участник судебного спора М. подали в апелляционный суд частные жалобы. Ответчик Ш. подала частную жалобу в защиту прав не участника процесса М., что, на мой взгляд, делать не имела права, так как М. не является недееспособным лицом. Не участник процесса М. подал частную жалобу, утверждая, что запретительными мерами суд нарушил его права.

Я, в свою очередь, подала возражения в отношении поданной в апелляционный суд не участником процесса М. частной жалобы. В них я указала, что согласно ст.43 ГПК РФ «О вступлении в дело третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, выносится определение суда». Ни каких определений суда о вступлении М. в дело не выносилось, поэтому М. не вправе обжаловать определение суда. Также указала, что частная жалоба М., врученная мне в судебном заседании, не подписана им, а поэтому юридической силы не имеет. Просила апелляционный суд не рассматривать частную жалобу М., так как она подана с нарушением ГПК, юридически не оформлен его статус, на самой частной жалобе нет его подписи.

В связи с тем, что мне не удалось ознакомиться с моим делом в стенах районного суда, 27 марта 2018 года я специально приехала в городской суд, куда уже было переслано мое дело, чтобы ознакомиться с его материалами. Я спросила у сотрудника канцелярии апелляционного суда, назначено ли время рассмотрения моего дела. Он посмотрел на сайт суда и сказал, что дело из районного суда поступило, но дата рассмотрения не назначена, звоните. Мне принесли дело, я, примерно час его изучала (до закрытия канцелярии), расписалась, как положено, на обложке дела, указала дату — 27 марта 2018г. Никаких определений о том, что дело назначено к рассмотрению, в материалах дела не было.

Поскольку в материалах дела я обнаружила определение райсуда о восстановлении срока на подачу частной жалобы не участнику процесса М.,

которое не было выслано в мой адрес, то 02.04.2018 я принесла в апелляционный суд частную жалобу на это определение. Однако, сотрудница канцелярии городского суда, принимающая подобные документы, посмотрела на сайт и огорошила меня известием, что дело то уже 29 марта 2018 г. рассмотрено под председательством судьи Птоховой З.Ю.. Как так? За два дня до рассмотрения дела сотрудник канцелярии апелляционного суда, изучая сайт суда, заверил меня, что дело не назначено. Да что там сотрудник! Я же сама 27 марта 2018 года подробнейшим образом изучала дело, не было там никакого определения о принятии к производству и назначении дела к рассмотрению в апелляционном порядке.

27 марта определения в деле не было. А когда дело вернулось в райсуд, я в нем обнаружила определение о назначении дела к рассмотрению. И что удивительно, оно именно от 27 марта 2018 года! Загадка, как судья Птохова ухитрилась провести указанное определение 27-м марта, если я изучала дело практически до закрытия суда. На мою жалобу заместитель председателя городского суда Черкасова Г.А. впоследствии сообщила, что сведения о назначении к рассмотрению в апелляционном порядке судебной коллегией по гражданским делам частных жалоб «были занесены в систему ГАС «Правосудие» сотрудником аппарата суда 27 марта 2018 года» (!!!). вопрос к Черкасовой, как сотрудник аппарата суда 27 марта 2018 года мог внести в систему ГАС «Правосудие» дату и прочие данные о рассмотрении дела, если в материалах дела 27 марта 2018 года, еще не было определения, подписанного судьей Птоховой? Но даже, если бы и было в действительности назначено судебное заседание, то, как участники судебного процесса за двое суток (!!!) могут отследить дату его проведения и так спланировать свою жизнь, чтобы подготовиться и прийти в судебное заседание? Разве из ГПК РФ исчезло требование о том, что оповещение участников судебного процесса о дате проведения судебного заседания должно быть заблаговременным? По- видимому, благодаря стечению обстоятельств, я случайно узнала, что судьи совсем не заинтересованы, чтобы участники судебного процесса приходили на судебные заседания. Это же сложно, волокитно, требует определенных усилий. Надо зачитывать частные жалобы, задавать вопросы, выслушивать возражения, уходить в совещательную комнату, оглашать определения. Ведь, куда легче просто заполнить шаблон – протокол судебного заседания. А согласно ему (смех и только!) пишется следующее: «Судебное заседание открыто в 12 час. 10 мин., председательствующий объявляет, какое дело будет рассматриваться (для кого объявляет? в зале никого нет). Председательствующий объявляет состав суда (для кого? в зале никого нет.). Отводов и самоотводов не заявлено (а кто будет заявлять? В зале никого нет. Я бы и заявила, но меня там нет). Выясняется наличие ходатайств и заявлений – ходатайств и заявлений не поступало (неправда, я подавала ходатайство, но оно не было рассмотрено, приведенная выше запись в протоколе об этом свидетельствует). Суд переходит к рассмотрению частной жалобы по существу. Судьей Птоховой З. Ю. докладывается дело (кому докладывается? никого нет, а сами судьи разве еще не смотрели дело?) судебная коллегия удаляется для вынесения определения. Апелляционное определение вынесено и оглашено (для кого оглашено? никого нет, для стен???). Судебное заседание закрыто в 12 час. 20 мин.». Все судебное заседание длилось всего-навсего — десять минут.

За десять минут судьями были «рассмотрены» две частные жалобы, каждая по три с половиной страницы печатного текста и даже удовлетворены. Одна от ответчицы Ш., написанная ею в защиту прав не участника судебного процесса М., но вполне дееспособного гражданина, другая – от самого не участника судебного процесса М., не наделенного процессуальными правами ГПК РФ. На мой взгляд, ни та, ни другая уже в суде первой инстанции не должны были быть приняты к судопроизводству, так как не соответствуют ГПУ РФ. Могу допустить, что судья первой инстанции, в связи с чрезмерной перегрузкой допустил промах, но для этого есть вторая апелляционная инстанция, которая менее загружена. Но, как видим, судьи апелляционного суда, благодаря поблажкам, предоставленным им ст.333 ГПК РФ, судя по протоколу судебного заседания, откровенно халтурят. Да еще и как халтурят!

Судя по записям в протоколе, вполне возможно, что никакого судебного заседания и не было.

Т.Шокина

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!