НЕ ЗАЖИЛАСЬ ЛИ ТУРЦИЯ НА БЕЛОМ СВЕТЕ?

admin Статьи из газеты №4 (2016) 0 Comments

То, что сейчас происходит в Сирии, имеет значение не только для судьбы президента Асада и сирийского народа, российской военно-морской базы в Тартусе или даже поставки углеводородов в Европу. Исход войны определит будущее устройство всего мира.

Россия, независимо от воли и настроения тех, кто в конкретный период времени занимает Кремлевские палаты или Петербургские дворцы, является хоть и не всегда активным, но исключительно важным действующим лицом истории. А на Ближнем Востоке находится ключ к судьбе мирового христианства. В течение многих веков основным соперником России на ближнем Востоке была Турция, или империя Османов. Что это за государство?

Из грязи в князи

Предки современных турок турки-сельджуки пришли на территорию Малой Азии из Средней Азии, где в начале X века занимали небольшой клочок земли в месте впадения Сырдарьи в Аральское море (современный Казахстан). В середине века племя, возглавляемое беком Сельджуком, приняло ислам и стало бороться за доминирование в Средней Азии с другими тюркскими племенами. Любопытно, что некоторые историки связывают появление сельджуков по времени с разгромом князем Святославом Хазарского каганата. Более того, утверждают, что отец вождя племени — бека Сельджука — Тулак (Тугак) был военачальником у хазар, а у потомков Сельджука нередки были иудейские имена.

Также весьма примечательно, что в конце XV века, когда в Испании начались гонения на иудеев, турки, уже предводимые османской династией, приютили у себя этих беженцев (как бы иноверцев) и даже создали им относительно привилегированные условия.
В XI веке сельджуки, обойдя Каспий с юга, вторглись в Закавказье и Месопотамию, а затем и в Анатолию, создав в конце века первый султанат на бывшей территории православной Византийской империи. Ассимилируя местные (гораздо менее дикие) народы, турки в скором времени одерживают демографическую победу над арабским и арийским населением региона. В течение следующих двух веков турки вели войны с Византией за обладание арийской Анатолией, землей древней Трои, наследницей Хеттского царства — полуостровом Малая Азия, с севера омываемым Черным морем, а с юга и запада — Средиземным, но затем в турецкую историю вмешались монголы. Именно монголы в начале XIV века физически прекратили династию сельджукидов, после чего начался собственно османский период истории турок.

Османы происходили из родственного сельджукам огузского племени, также из Средней Азии. Спасаясь от монголов, часть племени откочевала на запад, где султан пожаловал ему удел на северо-западе Анатолии на границе с Византией. Там родился Осман I, ставший основателем новой династии. Постепенно усиливаясь, османы захватили огромные территории, включавшие в себя Балканский полуостров, Малую Азию, Северную Африку до Марокко, Сирию, Палестину, Аравийский полуостров, Месопотамию, Закавказье, Крым, Северное Причерноморье.

Блистательная Порта

С этого времени принято считать сложившейся турецкую нацию, хотя в последующие века ее генофонд был сильно разбавлен, в том числе и славянской кровью. К концу XIV века вассалами турецкого султана стали Византия, Сербия, Болгария. В 1453 году турки взяли столицу Византии — Константинополь, в 1456-м — Афины. После захвата турки стали называть Константинополь Стамбулом (Истанбул). Но для православного мира он по-прежнему остается Градом Константина, как бы турки ни старались его исламизировать, переделывая храмы в мечети. С захватом столицы Византии турки взяли в свои руки соединяющие Черное и Средиземное моря проливы Босфор и Дарданеллы, за контроль над которыми воевали еще ахейцы с троянцами, что в романтической форме описано Гомером.

А в 1475 году Турция захватила Крым, полностью овладев Черным морем и торговыми путями через него. Тем самым впервые после разгрома Святославом Хазарского каганата турки, подчинив себе древние русские земли, вступили в прямое геополитическое противоборство с Россией. Это им впоследствии дорого обошлось, впрочем, тогда они еще не знали, что северный сосед вскоре тоже станет империей и предъявит свои права на земли Древней Руси.

Наивысшего расцвета Османская империя достигла в конце XV века при султане Селиме I и особенно при его преемнике Сулеймане Великолепном, время правления которого было названо «золотым веком» империи. В начале XVI века империя османов превратилась в одну из самых мощных и богатых мировых держав. Территория Сирии была завоевана турками в 1516 году. Но повторить феномен Византии, бывшей величайшей и богатейшей державой мира в течение восьми веков, туркам не удалось. Вероятно, создать что-то прочное и долговечное, пользуясь награбленным, еще никому не удавалось, и турки — не исключение. Награбленное у них все — от территории до византийских храмов, от материального и культурного наследия до права считаться европейцами. Не пора ли на историческую родину?

С начала XVII века могущество Османской империи стало падать, участились поражения в войнах, стала сокращаться территория государства. В результате Первой мировой войны Германская, Австро-Венгерская, Российская и Османская империи прекратили свое существование. Территория Турции сократилась до полуострова Малая Азия и окрестностей Константинополя. Последний султан Мехмет VI в 1922 году бежал на Мальту на борту английского крейсера, а в октябре 1923 года была провозглашена Турецкая республика.

Битва при Молодях

Совершенно закономерно, что особенно не везло османам в войнах с Российской Империей. История русско-турецких войн насчитывает несколько столетий. В основном мы вспоминает славные победы Русской армии под командованием генералиссимуса Александра Васильевича Суворова и адмирала Федора Федоровича Ушакова. Почему-то принято считать, что в доимперский период у России не было настоящей армии, и только после военных реформ Петра I появилась армия так называемого «европейского типа».
Это неправильно. Россия активно развивалась и до Петра, а при царе Иоанне Грозном увеличила свою территорию многократно. В частности, в середине XVI века, в 1552 году, русские войска взяли Казань, решив вопрос безопасности своих восточных границ, а четырьмя годами позже вышли к берегам Каспийского моря, покорив Астраханское ханство.Такое развитие событий неизбежно привело к обострению отношений с Османской империей, считавшей мусульманские ханства зоной, как теперь говорят, своих геополитических интересов. Ответ не заставил себя ждать. В 1569 году турки предприняли неудачную попытку взять Астрахань, расположенную в месте впадения Волги в Каспийской море.

А в 1571 году крымский хан Девлет Гирей практически вышел к Москве, разорив ряд русских городов по пути, но Москву взять не смог. На следующий год он повторил попытку, двинувшись на Москву во главе 120-тысячного войска, состоявшего на одну треть из турок и на две трети из крымских татар и ногайцев. Москва, отвлеченная Ливонской войной в Прибалтике, смогла выставить только 20 тысяч стрельцов под командованием воевод Михаила Воротынского и Дмитрия Хворостинина.

В 50 верстах от Москвы в районе села Молоди состоялось сражение, в котором турецкие войска, имея 6-кратное преимущество, были полностью разбиты, удалось спастись только 10 тысячам человек, бежавшим в Крым. В результате Османская империя была вынуждена отказаться от притязаний на Поволжье, Россия окончательно закрепилась в регионе, а южная граница русского государства переместилась в сторону Черного моря на 300 километров.

Царьград и проливы

Примерно через сто лет взаимоотношения с Турцией стали косвенной причиной одного из наиболее болезненных явлений в русской жизни, последствия которого не преодолены до сих пор. Церковная реформа Патриарха Никола и последовавший за ней раскол были вызваны, в том числе, так называемым «византийским соблазном», охватившим окружение Царя Алексея Михайловича и Патриарха Никона — вернуть византийское наследство и стать во главе Православного мира, притесняемого басурманами. Для этого мало было освободить Царьград и перенести туда столицу Руси, нужно было обеспечить литургическое единство всех поместных православных церквей. Однако церковная реформа проводилась настолько коряво и бестолково, что вызвала резкий народный протест, охвативший практически все слои населения от крестьян до бояр. В результате позиции Русской Церкви, как безусловного морального авторитета, были подорваны, началась секуляризация русского общества, в конце концов приведшая страну к революции 1917 года.

Но идея борьбы за Константинополь и проливы, так и не начатой Царем Алексеем Михайловичем, в имперский период русской истории обрела конкретный геополитический смысл. По иронии судьбы то, что привело к внутреннему расколу Московскую Русь, сплачивало и вдохновляло жителей Императорской России.

Времен очаковских и покоренья Крыма

К концу XVIII века Россия уже прочно владела Крымом и черноморским побережьем. В 1783 году был основан Севастополь, в Херсоне строился русский флот. Но ближайшую к Херсону акваторию и выход в Черное море контролировали турки, владевшие крепостью Очаков, заложенной еще в 1492 году и называвшейся турками Кара-Кермен.

К решению проблемы Россия приступила в 1788 году. Ликвидация опорного пункта Османской империи представляла сложную задачу, крепость была хорошо укреплена, ее гарнизон насчитывал 15 тысяч человек при 350 пушках. А.В. Суворов предлагал брать крепость штурмом, но Г.А. Потемкин, командовавший армией и Черноморским флотом, на штурм не решился и предпочел осаду крепости.

С июля по ноябрь длился обстрел турецких укреплений из осадных орудий, но каких-либо успехов достигнуто не было. Тем временем наступали холода, и оставаться в холодной степи русским войскам было затруднительно, нужно было или заканчивать дело штурмом, или уводить армию на зимние квартиры. Штурм начался утром 6 декабря (по старому стилю) и продолжался всего час с небольшим. Потери были большими с обеих сторон, что дает нам возможность понять изначальное нежелание Потемкина бросать войска на штурм столь хорошо укрепленной крепости.

Взятие Очакова позволило России окончательно укрепить свои позиции в Северном Причерноморье и обезопасить Крымский полуостров от высадки десанта с моря, а 17 декабря стало еще одним Днем воинской славы России. Другой День нашей воинской славы мы отмечаем 24 декабря. В этот день в 1790 году русскими войсками под командованием А.В. Суворова была взята еще одна турецкая крепость — Измаил.

Крепость, построенная немецкими инженерами на берегу Дуная, с суши была окружена широким и глубоким рвом и имела большой гарнизон — 35 тысяч человек при 265 орудиях. По тем временам она считалась неприступной, тем более что русская армия была меньше по численности — всего 31 тысяча человек. Суворов, которому командующий русской армией и флотом Н.А. Потемкин поручил штурм крепости, пытался избежать лишних жертв с обеих сторон и направил туркам предложение о сдаче, но те отказались.
11 декабря по старому стилю начался штурм, который продолжался весь день — девять часов. Турки потеряли три четверти своего гарнизона только убитыми, остальные были взяты в плен. Наши потери составили менее двух тысяч убитыми и две с половиной тысячи ранеными. В Стамбуле началась паника. Казалось, что теперь Суворова ничто не могло остановить, ведь до заветного Константинополя было совсем рукой подать. Но, как это часто случается, разлад в отношениях великих полководцев, петербургские интриги и неудовлетворенное самолюбие помешали завершить начатое великое дело.
А по мирному договору 1791 года Измаил и вовсе был возвращен Турции.

XX век

Освобождение братьев-славян и единоверцев-греков от османского ига было завершено в XIX веке, а по результатам Первой мировой войны Константинополь и проливы должны были отойти России. К этому завершающему многовековое противоборство России и Турции акту готовился экспедиционный корпус Черноморского флота под командованием адмирала Колчака. Но плодами русских усилий в Первой мировой войне воспользовались французы и англосаксы, а Россия была ввергнута в кровавую мясорубку Гражданской войны.

Послереволюционный период начался с дружбы масонов-большевиков во главе с Лениным и затем Сталиным («отцом народа») и масонов-младотурок во главе с Кемалем Ататюрком (ата тюрк — отец турок). Во Второй мировой войне Турция пыталась сохранить нейтралитет, лавируя между противоборствующими лагерями. В феврале 1945 года Турция все-таки определилась и вступила в войну на стороне антигитлеровской коалиции, но от боевых действий сумела уклониться. Впрочем, от нее уже ничего не зависело. В 1950 году Турция приняла участие в Корейской войне на стороне американцев, а в 1951-м вступила в НАТО, что ознаменовало конец короткой дружбы с СССР. Почти полутысячелетнее наше соседство и противоборство с Турцией должно как-то закончиться. И не похоже, что оно закончится чем-то хорошим. Ведь Турция никогда не была нам добрым соседом. Можно, конечно, говорить об «ударе в спину», когда турки сбили наш самолет, но за пятьсот лет мы должны были привыкнуть к тому, что туркам доверять нельзя.

Шакал — пародия на волка

Турция, можно сказать, наш онтологический враг. И от этого никуда не деться. В основе нашего отношения к Турции лежит то, что она по-воровски занимает территорию Византии, с чем Россия никогда не была и не будет согласна. Кроме того, Турция долго играла роль шакала Табаки при Западе-Шерхане, и войны XIX века это подтверждают.
Изменяются названия, империи сменяются республиками, перекраиваются границы государств, но геополитическое противостояние остается неизменным.

Сейчас правительство Эрдогана намеренно идет на обострение отношений с Россией. Оно поддерживает пресловутый Меджлис крымско-татарских экстремистов, взяв на полное обеспечение формирующийся на херсонщине батальон Ислямова и Джемилева. Турция попрала основы светского государства, заложенные Ататюрком, и стремительно превращается в шариатский султанат на самой границе с Россией. Президент Турции Эрдоган — человек идейный, в этом смысле нам он понятен лучше, чем Западу. Но чего в его действиях больше — идейной упертости или элементарной глупости, сказать трудно.

Война уже идет

Фактически мы уже воюем с Турцией. Нет никакого «международного терроризма». Нет вообще терроризма как самостоятельного явления. Терроризм — это всегда чей-то инструмент. У него всегда есть заказчик, спонсор, организатор и выгодополучатель.
Страшен и опасен не столько сам ИГИЛ, сколько некоторые государства, использующие такие инструменты. Игиловцы режут головы — это ужасно. А что, раньше такого не было? Что такого ИГ сделало более ужасного, чем в свое время Турция или любое другое средневековое государство? Никакого нового ужаса нет, вообще ничего нового нет.

Так что опасны не дикари или экстремисты, как их ни называй, а те, кто, обладая политической волей и ресурсами, использует террористов в своих целях. Уже несколько лет сирийская армия воюет с ИГ, но не может победить. Почему?

Регулярная армия всегда побеждает партизан или повстанцев. ИГ — не проблема, проблема — США и Турция. Если бы не поддержка ИГ со стороны США и Турции, сирийская армия вопрос с ИГ решила бы давно. Но воевать с НАТО Сирии, мягко говоря, трудновато.

За землю русскую!

Тут, кстати, следует отметить, что сирийцы — это не совсем арабы, а точнее — совсем не арабы. Даже сейчас еще, смотря телерепортажи о событиях в Сирии, нетрудно заметить, как разительно отличаются внешне коренные сирийцы, особенно из правящих слоев, от настоящих арабов — полунегроидного населения Аравийского полуострова и Палестины (библейского Ханаана). До сих пор у сирийцев еще встречаются русоволосые и светлоглазые дети. В некоторым смысле можно утверждать, что Сирия — это Ближневосточная Русь. Об этом же нам говорит и само название страны — Сурия, являющееся просто перевернутым названием нашей страны — Русия. В странах, где люди пишут то слева направо, то справа налево, такая замена вполне естественна, тем более что гласные звуки при письме в древности часто не обозначали. О том, что Сирию до арабского завоевания населяли славяне, писал еще Татищев в XVIII веке. Неслучайно ИГ уничтожает исторические, культурные и археологические артефакты, противоречащие официальной западной историографии.

Вернуть Царьград!

Сложно сказать, чем закончится сирийская кампания и противостояние с Турцией. Она хоть и без башни, но за ней НАТО, да и вообще прогнозирование — занятие неблагодарное. Но никто нам не мешает порассуждать о том, что мы хотели бы получить, какой результат.
Конечно, для нас важно получить контроль над проливами Босфор и Дарданеллы — выходу русского флота в Средиземное море ничто не должно мешать даже гипотетически. Константинополь, бывший когда-то столицей Православного мира, должен быть освобожден и деисламизирован. Турки на земле Малой Азии чужды и инородны, находятся там незаконно, исторически неоправданно. Там должна быть Византия — греко-славянское православное государство.

России выгодно создание в Малой Азии дружественного государства курдов. Вообще вдоль наших границ должен быть создан пояс дружественных государств, включающий Великую Сербию (а не то, что от нее осталось сейчас, что, в частности, подразумевает уничтожение албанского гнойника — тоже, между прочим, доставшегося в наследство от Османской империи), Грецию. Сирию, Курдистан, Армению и Иран.

В принципе не так важно, что станет с остальной Турцией. Но, возникнув противоестественным путем, это государство, кажется, уже задержалось на белом свете и на карте мира. Турция пользуется чужим достоянием как неким наследством, но это только видимость. Это не наследство, это то, что никогда не досталось бы Турции по праву наследования, а единственно лишь в результате грабежа.

Обосновывая свое мнимое, несуществующее право пользования наследием великих предшественников, составлявших славу полуострова и населявших его народов, строителей действительно великих империй, турки переписывают историю, перелицовывая ее под себя — в точности именно так, как делают талмудические иудеи, по-воровски переписывая историю древних народов как историю якобы народа «еврейского». Все-таки связь первых сельджуков с хазарами и османов с испанскими евреями не выглядит случайной, ментальное сходство налицо, как и то, что ВВС Израиля наносят удары по правительственным войскам Сирии, а не по террористам, а нефть, добываемая на территории ИГ, в итоге после Турции попадает в основном в Израиль.

В конце концов, освобождение Царьграда, бывшее главной мечтой и часто движущей силой русской политики начиная со времен Царя Алексея Михайловича — уже более трех с половиной веков, должно быть когда-либо наконец осуществлено. И колоссальные жертвы, понесенные Россией в Первую мировую войну и последовавшее за ней уничтожение исторической России, требуют от нас доделать то, что не дали сделать Николаю II и Александру Васильевичу Колчаку. Константинополь должен быть наш. Черное море, в старину называвшееся Русским морем, должно стать внутренним морем России. А Турции пора на историческое кладбище. Или на историческую родину — в среднеазиатские пески.

Возможно ли такое развитие событий? При наличии политической воли у руководства России — возможно. Хватит ли у Кремля этой воли и понимания ситуации? Не уверен.

Александр ЯРЕМЕНКО

22 января, 2016

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *