БАБА-ЯГО И ДЕЗДЕМОНА ИНФЛЯЦИИ

admin Статьи из газеты №6 (2015) 0 Comments

БАБА-ЯГО И ДЕЗДЕМОНА ИНФЛЯЦИИ

Банк России предполагает, что рост цен будет остановлен экономическим спадом. Как сообщает «Ъ» 4 февраля многострадального 2015 года — глава ЦБ Эльвира Набиуллина дала понять: Банк России рассматривает будущий экономический спад как основной и крайне действенный антиинфляционный фактор во втором полугодии, но ключевая ставка ЦБ останется выше инфляции.

«Глава Банка России подробно прокомментировала для СМИ логику совета директоров Банка России, 30 января снизившего ключевую ставку с 17% до 15%. Напомним, заявление совета директоров ЦБ выглядело достаточно противоречивым: Банк России констатировал рост инфляции по состоянию на 26 января до уровня 13,1% (годовая инфляция 2014 года — 11,4%) и предположил ее рост до пиковых значений во втором квартале 2015 года. Эльвира Набиуллина вчера уточнила логику регулятора: ЦБ, снижая ставку, руководствовался в большей степени среднесрочными макроэкономическими прогнозами, а также имеющейся информацией о стабилизации уже в январе 2015 года инфляционных ожиданий».

Из этих слов рождается стойкое ощущение, что Набиуллина занимается банальной демагогией, и неспроста. 

Судя по всему, женщина растерялась, и дёргает взад-вперед очень чувствительный рычаг очень сложного механизма, как капризное дитя, руководствуясь прогнозами «бабушка надвое сказала», ложащимися на её рабочий стол, и постоянно разными.

В любой нормальной, развитой стране изменение ключевой ставки даже на доли процента вызывает долгие обсуждения и серьёзные сдвиги экономической реальности. Ключевая ставка имеет мультипликативный эффект в каскаде торговли деньгами.

Скажем, государство продаёт деньги под 0,1%, а спекулянты первого уровня (фавориты трона) – чтобы извлечь собственную выгоду, продают уже под 0,2% и более. Спекулянты второго уровня (фавориты фаворитов) продают уже под 0,3% и более, спекулянты третьего… четвертого… словом, вы поняли!

Денежная система первично является разрешительной системой ресурсопользования на территории, подконтрольной тому или иному государству. Лишь вторично она служит (в качестве побочного эффекта) для горизонтального обмена товарами.

Разрешительная система решает – распахать ли поля в стране, или бросить их в запустении, выстроить ли новые города – или оставить пустыри, запустить ли новые производства на базе имеющихся био-гео-специфик территории, или оставить до лучших времен?

Деньги имеют ценность, когда выпустившая их власть:

1) Контролирует какие-то территориальные (природные и инфраструктурные) ресурсы.

2) Даёт их для обработки и переработки

Деньги теряют всякую ценность (кроме музейно-нумизматической) — если власть, их выпустившая, утратила контроль за территорией или власти страны не дают ресурсов для обработки. Первый пример — советские деньги, выпущенные коммунистами с портретом их вождя Ленина. Второй пример — РФ с её финансовой политикой удушения отечественного производства. Когда РФ разрешила свободную торговлю за доллары США буквально в магазинах (т.н. «валютные магазины») – она тем самым передала свои ресурсы США. 

Когда Ельцин всё же запретил торговлю напрямую в долларах, но сохранил одностороннюю конвертацию рубля – он влез к США в совладельцы ресурсов, но не лишил их статуса владельцев. Ельцинский рубль стал посредником-паразитом между мировой властью доллара США – и ресурсными богатствами территории России. Понимает ли эти истины экономической науки Набиуллина? Имеем опасение, что нет. Она руководствуется примитивной логикой – «если продавать товар дороже, то его будут ценить больше». Именно поэтому она и пытается продавать рубль максимально дорого – мол, тогда его ценность вырастет, и инфляция пойдет на спад. С точки зрения простой, обывательской – вроде верно. Почему мы ценим айфон больше, чем авторучку? Потому что айфон дороже. Если бы у айфона была цена авторучки, а у авторучки цена айфона – наши приоритеты ценности поменялись бы. Набиуллина и исходит из этого: чем, мол, выше ключевая ставка предоставления денег экономике – тем больше ценность предоставляемых денег. Для того, чтобы такая логика работала – нужно, чтобы рубль был абсолютным монополистом на территории РФ. Поскольку этого не обеспечено, экономика стала кредитоваться деньгами, чьи страны держат ключевую ставку пониже – долларами, евро и т.п. Набиуллина со своими обывательскими представлениями о ценности валюты сделала рублёвый кредит неконкурентоспособным на рынке кредитования. Представления о том, какова должна быть ключевая ставка у Набиуллиной нет. Такие виражи, которые закладывает ЦБ РФ – могут быть только следствием растерянности и непонимания ситуации. Повторюсь – в развитых странах торг идёт вокруг ДОЛЕЙ ПРОЦЕНТА ключевой ставки, а тут выжимают до упора рычаг, смысла и значения которого не понимают… Похоже, как будто бы хулиганистый школьник залез в кабину многотонного подъемного крана и балуется, нажимая подряд на все кнопки и педали… Никакой продуманной и позитивной программы у Набиуллиной не было и нет, потому что позиция «рост цен будет остановлен экономическим спадом» выдаёт с головой беспомощность руководителя ЦБ. Если водитель автобуса не может остановить его, не знает, где у него тормоза, и утешает пассажиров, что «нас остановит столб» — что сказать о таком водителе?

Ситуация совершенно аналогичная: задача Набиуллиной – подавлять инфляционные риски при росте экономики, причем приоритет роста даже не обсуждается. Никому не нужна остановка инфляции ценой отлучения людей от денег – это будет ситуация кладбища, на котором ничего не дорожает, потому что никто ни с кем не обменивается. Но, чтобы добиться низкой инфляции в условиях роста, активного кредитования и делового бума – нужны вещи, которых у Набиуллиной нет (и о которых она, боюсь, даже не догадывается): финансовый суверенитет, незаменимость рубля на подконтрольной России территории, эффективные антимонопольные органы, промышленная политика и приоритет реального сектора над спекуляциями. Набиуллина же надеется «затормозить об столб» — но и тут её надежды будут обмануты, о чём догадывается всякий, кто зачеты на экономфаке получал не за взятки. Конечно, есть такая закономерность, что когда у покупателей на руках много денег – продавцы повышают цены. Это связано со вполне понятным стремлением заработать побольше – раз люди готовы платить больше, то мы и ценники поставим больше… Набиуллина «слышит звон, да не знает, где он». В обратную сторону вышеуказанная закономерность не работает. Если покупатели НЕ готовы платить цену – вовсе не значит, что продавец, помучившись, скинет цену на товар. То есть, возможно и скинет – а возможно, и нет. А что он будет делать? – спросит отличница-зубрилка Набиуллина – сидеть на горе товаров без сбыта? Возможно, да. Например, 90% граждан РФ НЕ готовы платить цену, выставляемую за жильё – а жильё не дешевеет, даже наоборот. Но чаще производитель и продавец сбросят за бесценок гору товара, и просто не будут её обновлять. Производитель свернет производство, а продавец перестанет завозить товар, не нашедший сбыта. Почему? Если росту цен на товар нет предела (мазню Малевича сбывают за миллионы долларов!) – то падению цен предел есть и очень хорошо известный: стоимость употребляемого сырья, энергии и полуфабрикатов.

Если мне поставляют необходимые комплектующие для моего товара за 100 рублей, то дешевле 100 или ровно за 100 я сбывать товар не могу (исключая случаи ликвидационных распродаж). Мне нет никакого смысла снижать цену ниже 100 рублей – даже если мои покупатели категорически отказываются брать мой товар за 100 рублей. Меня не устроит предложение 50 рублей с их стороны.

Поэтому сокращение платежного спроса, на которое надеется Набиуллина, не снизит цену товаров, а скорее выведет их из употребления. В царской России 80% населения почти не знали денег, жили натуральным хозяйством с земли, сами выращивали хлеб, сами ткали рубашки и сами плели себе лапти. Но от этого инфляция в царской России не стала ниже, наоборот. Сатирик Салтыков-Щедрин говорил о ней, что «за рубль уже сейчас ничего не дают, а скоро будут давать в морду». Не рост цен будет остановлен экономическим спадом, а количество покупателей снижено. В узком же кругу оставшихся цены как росли, так и будут расти, иллюстрация тому – рост цен на квартиры в узком кругу тех, кто может себе их купить. Говоря двумя словами – детские капризы и женские причуды госпожи Набиуллиной с её кумушками-сударушками (Юдаевой, Цепляевой и прочим женским батальоном, набранным из бухгалтерии СельПО) – может стоить России катастрофы, а лично В.Путину – власти и жизни. Многие говорят – Путину плевать на жизнь, он не боится смерти и сам стремится к ней навстречу… Я почему-то сомневаюсь в такой его суицидальности… А вы?

 

Алексей КУЗНЕЦОВ

обозреватель «ЭиМ»

http://economicsandwe.com/

04.02.2015

 


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *