КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ, ИЛИ «ДЕТСКИЙ ОСТРОВ» ВЕРНУЛСЯ?

admin Статьи из газеты №52 (2015) 0 Comments

ПОЧЕМУ ОСТРОВ ЗВАЛСЯ ДЕТСКИМ?

 

Когда-то на Каменный остров (в его знаменитые особняки) перевели детскую колонию для малолетних преступников, известную из литературы как «Республика Шкид». И по этому поводу Каменный остров переименовали в Детский остров.

Во время Великой Отечественной войны 1941 – 45 г.г. к причалу на противоположном от колонии берегу (в створе улицы Даля) швартовался «Морской охотник», на котором лучшие из колонистов проходили обучение моряцкому делу. И становились юнгами Балтийского флота. Аналогично тому, как на Соловках в это время малолетние преступники превращались в юнг Северного флота. Собственно, это были предтечи будущих Нахимовских училищ.

Позже и вовсе колонию с Детского (Каменного острова) перевезли лодками на Песочную набережную дом 22 поближе, если не сказать – вплотную, к причалу с «Морским охотником». Там колония просуществовала до 60-х годов прошлого века.

Детский остров снова переименовали… Но традиции, идущие от цесаревича Павла (будущего императора Павла Первого), продолжали витать в воздухе острова Трудящихся, как его теперь называли.

Стрелка Каменного острова (это там, где от Большой Невки ответвляется Малая) и поляна на ней, были излюбленным местом детских игр цесаревича. Название города «Санкт-Петербург» можно ещё переводить на русский язык как «Город святого камня». И этот камень наглядно торчал из бурлящей воды прямо напротив Стрелки. Вода «бурлила» вокруг, потому что камень рассекал её плавный ход на два течения. Как уже сказано выше, отделял Большую Невку от Малой.

Стоящему на Стрелке, омываемой потоками, казалось, что движется остров, а не вода. Что он стоит на носу корабля, резво идущего вперёд и режущего рострой (камнем) «неизведанные воды».

Екатерина Великая распорядилась воздвигнуть на излюбленном месте игр своего первенца Каменноостровский дворец, а при дворце – не просто служебные постройки учинить, а казармы Мушкетёрского (Потешного) полка. Чтобы будущий император твёрдо следовал по стопам своего великого предка Петра Алексеевича, которому в детстве тоже служил «Потешный полк», превратившийся со временем в могучий Преображенский. Между прочим, укрепивший шатающийся трон под самой матушкой Екатериной.

Ансамбль Каменноостровского дворца не заканчивался служебными корпусами: кухонным, оранжереей и прочими. Наоборот, в его экспликацию под номером 1 входил даже не сам дворец, а его «дворцовая церковь», которая поначалу строилась архитектором Юрием Фельтоном как храм Усекновения главы Иоанна Предтечи, а потом «опомнившейся» Екатериной Второй была переосвящена в храм Рождества Иоанна Предтечи.

Цесаревич Павел Петрович тоже принял горячее участие в проекте. По его настоянию, «домашнюю церковь» не просто вывели из объёма самого дворца. А поставили в четыре раза ближе к Инвалидному дому.

Таким образом, Инвалидный дом, в котором первыми проживали ветераны Чесменской битвы, отделяла только небольшая полянка, по кругу обсаженная деревьями.

 

 

 

 

 

История Каменноостровского дворца продолжала «раскручиваться» самым удивительным образом. Мало того, что Александр Первый с детства привык петь на клиросе ( на «балконе») каменноостровской церкви (там, между прочим, пел и муж будущей Ксении Блаженной), так именно здесь, на каменноостровской террасе, во время бала фельд-курьер вручил царю депешу с известием, что войска Наполеона нарушили границу Российской империи.

Александр заплакал. Бал остановили. Когда бал разъехался, Александр отправился в любимую дворцовую церковь молиться. А может быть, и дать обет, что если сразит «непобедимого», — «уйдёт в мир».

 

Рядом с оранжерейным корпусом Каменноостровского дворца построил свой «замок» и принц Ольденбургский, большой радетель и попечитель о детском призрении. Особенно сиротском! Прибыль от доходных домов на Большой Зелениной улице он тратил на благотворительность.

Эта забота, как эстафетная палочка, после революции перешла в руки Ф.Э.Дзержинского. И последний сумел справиться с нею настолько хорошо, что в конце Каменноостровского проспекта в Лопухинском садике, что напротив Каменноостровского дворца, на другом берегу, Феликсу Эдмундовичу поставили памятник – единственный в мире «детский».

Двухметровая фигура на гранитном постаменте казалась «игрушечной». Тем более, что обозревать её по большей части приходилось «сверху вниз». А гранитный пъедестал, по легенде, был вырублен из того самого валуна («святого камня»), добытого из-под воды у дворцовой стрелки. Во времена моего детства по постаменту, как по скале скалолазы, непрерывно ползали дети. Играя с памятником, как с «нетающим снеговиком».

 

Это в конце проспекта. А в начале Каменноостровского, перед специально построенным зданием магазина-салона «Болгарская роза», располагался детский сад. Его вскоре снесли, но мимо него ещё успел проехать в открытой машине Фидель Кастро Рус. И детский сад протягивал к нему многочисленные флажки, изображающие флаги двух стран, и цветочки.

Эта сцена на правительственной трассе умилила её свидетеля, скульптора Кочукова. И он решил, что хорошо бы всех, кто ещё проследует в правительственную резиденцию на Каменном острове (дача № 4) глав государств и правительств, приветствовала скульптурная композиция «девушки», вроде той, что стояла на «доте» на Приморском шоссе. Только не с поднятым букетом цветов в руке, а с одним единственным «каменным цветочком», зато вырезанным Данилой-мастером в Уральских горах.

Представляете, сколько сил было потрачено мастером- Кочуковым, чтобы вырубить из гранита вытянутую руку небольшой статуи с каменным цветочком?

Скульптуру установили, где задумал автор. Но очень скоро к ней приблизился вандал с ломом, и «сказка» закончилась. Над диском гранитного плинта сегодня возвышается подарок Франции к 300-летнему юбилею Петербурга – фонтан в виде «свирели». Вероятно, неслышно наигрывающий: «Федот, да не тот! Федот, да не тот!»

 

АКАДЕМИЯ ТАЛАНТОВ – ВОЗРАЩЕНИЕ ДЕТСКОГО ОСТРОВА?

 

Позвольте выразить убеждение, что «Федот, да не тот» можно отнести также и к открывшейся Академии талантов в Каменноостровском дворце…

Насколько нам известно, импульсом, побудившим губернатора СПб Георгия Полтавченко отказаться от резиденции — в пользу детей, послужило его знакомство с презентативной экспозицией работ живописца, монументалиста и скульптора Вячеслава Чеботаря, произведшей на губернатора сильное впечатление.

Идея же, высказанная Вячеславом Чеботарём, и приглянувшаяся Георгию Полтавченко, заключается в том, чтобы находить способных ребят в детских домах по всей стране и развивать их таланты, желательно, с пятилетнего возраста, как это было изначально принято в императорской Академии Художеств.

Талант стал бы для ребят не только социальным лифтом, известная Академия Сверхкартины Вячеслава Чеботаря готовила бы из них не художников вообще, а выдающихся «рейнджеров» от искусства. Сегодня такого участия катастрофически не достаёт в пресных конкурсах на городские памятники.

Государство обязано сиротам. В том числе – и сиротам при живых родителях. И если у этих детей обнаруживается талант, он немедленно должен становиться им на службу. Наряду с этим, благодаря Академии Сверхкартины, дети, подрастая, будут иметь возможность в качестве граждан с большой буквы войти в элиту российского общества.

У Вячеслава Чеботаря, ещё молодого человека, есть масштаб, на наш взгляд, больший, чем у Академии балета Бориса Эйфмана или школы современного танца Аллы Духовой. Проект и в чисто экономическом отношении очень современен. Чеботарь, в отличие от многих, как равный может претендовать на частно-государственное партнёрство.

 

У автора этих строк многократно в публикациях звучит призыв: «Дворцы – детям!» Но… ради чего? Думаем, прежде всего, для священного понятия «служения Отечеству». Дворцы строились для поддержания «гордости великороссов». А вовсе не как сугубо царские резиденции.

Какие же таланты собираются развивать у детей и юношества в Каменноостровском дворце?

Как сказал губернатор, «дворец настолько хорош, что заслуживает несколько иного применения, чем мы планировали ранее. Поэтому надо подумать: или использовать его под Музей городского интерьера, или, что ещё более интересно, сделать здесь школу искусств и детского творчества», — заявил он прессе.

«В этом дворце уникальные, очень красивые интерьеры. Дети получат прекрасную возможность заниматься творчеством, рисовать, танцевать, петь, изучать литературу. Это, на мой взгляд, будет самый лучший вариант использования дворца», — заявил Георгий Полтавченко.

Но!.. Дворец передан Комитету по образованию, который под талантами подразумевает следующее:

«…в учреждении появятся научные лаборатории, в которых вместе с преподавателями ребята будут проводить различные опыты по физике, химии и биологии.

Кроме того, в академии разместится большой мультимедийный центр, где школьники смогут развивать свой творческий потенциал. Здесь они научатся мультипликации, созданию телепередач и кинофильмов. Для особо творческих молодых людей в учреждение были закуплены диджейский пульт, лазерная установка и оборудование для демонстрации голограмм».

« …Детям заказали манекены для исторических костюмов и виртуальную примерочную. Грубо говоря, это большой монитор с видеокамерой и сенсорами. Экран выступает в роли зеркала и позволяет накладывать на «отражение» изображение одежды, то есть примерять её, не надевая».

А вот мнение экспертов по поводу новаторского использования дворцовых интерьеров.

«Эксперты оценивают идею комитета положительно. «Идея дворцов для детей очень продуктивна, на мой взгляд, в плане формирования культуры. Нужны высокие образцы, чтобы «набор файлов» в голове ребёнка не заканчивался бы эстетикой спального района и уличных граффити», — говорит сотрудник ректората СПб ГУ Артём Менумеров. Однако, дать какую-то конкретную оценку проекту, он затрудняется. «Нужно разделять идею и уровень воплощения. Идея привлекательна – дворец в парке в минутах ходьбы от метро.

Уровень воплощения по представленным документам не определить вовсе. Это не сама концепция, а «информация о концепции», — добавляет Артём Менумеров.

«В свою очередь, университеты заинтересованы в появлении центров дополнительного образования. «В ближайшее время будет вводиться система «портфолио», и наш университет рассматривает возможность выставления дополнительного балла выпускникам Аничкова дворца», — говорит заместитель директора Центра по работе с талантливой молодёжью РГПУ им. Герцена Татьяна Гдалина. Именно система дополнительного образования позволяет развить интерес к определённой научной или художественной области, — считает эксперт».

 

Если приведенную выше информацию от корреспондентов и экспертов изложить в краткой форме, будет похоже на объявление в клубе «12 стульев» Литературной Газеты: «Готовлю в ВУЗ по физике, математике, лужу, паяю, и на фортепьянах …».

Сотрудник ректората СПбГУ Артём Менумеров, выступив в роли эксперта, не замечает главной погрешности в концепции функционального наполнения дворца. «Высокая эстетика» опытов по физике, химии и биологии. А также «хай-тек» создания мультфильмов, кинофильмов и телепередач… Не говоря уже о «диджейском пульте» «для особо творческих молодых людей». Это и есть «набор файлов», роднящий дворец 18 века с нелюбимыми Артёмом «спальными районами» и «уличными граффити»!

В начале 1960-х годов в заштатном городке в Литве автор этих строк смотрел привезённый туда художественный стереофильм. И для этого не надо было приглашать к себе «трёх дураков», как в народе расшифровывают 3-D. Опять же, по части голограмм, Советский Союз являлся мировым лидером. И лучшие работы, каждую за 300 тысяч долларов, готовы были приобрести Соединённые Штаты.

Чем собираются удивлять страну сегодня и завтра «академические таланты» с Каменного острова? Непонятно!

Наполнение дворца, как техническое (аппаратурой), так и профессиональное (персоналом) предлагаемое Комитетом по образованию и «экспертами» (подчинёнными этого самого Комитета) , — могут себе позволить в индивидуальном порядке две трети населения Соединённых Штатов Америки. Но они не могут себе позволить «Академию Сверхкартины Вячеслава Чеботаря». Потому что такого энтузиаста и такого энтузиазма больше нет.

Мы, может быть, наивны, полагая, что функция дворца – порождать людей, которые способны собою «красить любое место». А, по мнению Комитета по образованию и «экспертов» довольно и того , что дворец будет «красить» своих студийцев. Собирать им портфолио.

А ведь ещё в недалёком прошлом принято было считать верным следующее выражение: «Сначала научись рисовать, как Леонардо да Винчи, а потом рисуй как хочешь».

Так нужен Вячеслав Чеботарь как государственный человек (а не только – национальное достояние) или нет? Или слепая молочно-белая мозаика, состоящая из госслужащих по искусству и образованию, будет по-прежнему предательски тихо «наслаждаться жизнью»? И никто им не мешай?

Особо хочется напомнить о «коворкинге». Корреспондент газеты «Метро» умилился, назвав предполагаемый в Каменноостровском дворце «коворкинг-центр» «особой изюминкой» т.н. академии талантов. В России коворкинг-офис спекулятивно величают «коворкинг-центром». Хотя в коворкинге нет и не может быть ничего «центрального». Наоборот, коворкинг-центры размещаются, как правило, в пустующих домах, предназначенных для сноса, очередь которых ещё не пришла.

 

Мы, петербуржцы-ленинградцы, просто не имеем права распылить по ветру имиджевый потенциал Каменноостровского дворца, накапливаемый веками! Мы видим в комплексе Каменноостровского дворца: серьёзный взрослый музей и при музее – серъёзную детскую академию. Отнюдь не «понарошечную», для бодрых отчётов наверх Комитета по образованию.

 

ВСЕВОЛОД МЕЛЬНИКОВ, один из авторов часовни «Всецарица» церкви Рождества Иоанна Предтечи Каменноостровского дворца.

 

 

Окончание следует…    

 

 

    

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *