РУКУ, ТОВАРИЩ !

admin Статьи из газеты №51 (2015) 0 Comments



      Никогда не прощу себе, что не записывал наши беседы с Александром Федоровичем Борисовым. Пусть и встречались мы чаще случайно, по-соседски, когда жили через несколько домов друг от друга на Петроградской стороне. И даже за чаем сиживали, бывало, в его квартире на Куйбышева, 1/5, заранее не сговариваясь,а вдруг встретившись в общий выходной. Хозяином он был радушным, собеседника увлекающим, особенно если было чем похвастаться — редкой книгой, добытой у букинистов, или театральной безделушкой, какая может пригодиться для роли персонажа из давних времен. Теперь уже, вспоминая те встречи, открываю я толстую архивную папку: «Ленинградский Театр драмы имени А.С.Пушкина» с программками, фотографиями, газетными и журнальными вырезками. А дом тот, где с 1956 по 19 мая 1982 года, последнего в жизни дня, жил и он будет отмечен памятной мемориальной доской. 
        В ту революционную пору двенадцатилетний Саша Борисов (он родился 1 мая /18 апреля по старому стилю/ 1905 года) обитал вдалеке отсюда, в старом флигеле, куда перебралась из псковской деревни в поисках лучшей доли их семья. Пройдут годы и, как с восхищением сказано в интернете уже об Александре Федоровиче Борисове — народном артисте Советского Союза , четырежды лауреате Сталинской премии, лауреате премии РСФСР имени К.С.Станиславского, депутате Верховного Совета СССР  6-го созыва (1962-1966), Герое Социалистического Труда — «природный талант, а также Октябрьская революция, помогли ему, сыну прачки и кухонного работника, стать великим актером, сыгравшим многочисленные главные роли в классических произведениях советского театра и кино. Подобных примеров было немало годы советской власти. Например, сосед и друг его — сын дворника и горничной-служанки Василий Соловьев (Седой), ставший всемирно известным композитором».
       Столь искреннее удивление сегодняшних историков социальным происхождением мастеров советского искусства хотелось бы все-таки слегка поуменьшить, что ли, процитировав тезис И.В.Сталина из Отчетного доклада ЦК ВКП(б) на 18 съезде партии 18 марта 1939 года: «Создалась… новая, советская интеллигенция, тесно связанная с народом и готовая в своей массе служить ему верой и правдой». И когда 22 июня 1941 года в нашу страну вторглись немецко-фашистские оккупанты, началась Великая Отечественная война, на третий день ее, к другу-актеру приходит  друг-композитор с только что написанной песней «Играй, мой баян», а уже вечером песня эта звучит по ленинградскому радио в строго-настороженном и проникновенно задушевном исполнении популярного артиста-пушкинца Александра Борисова:
                                                                                Играй, мой баян,
                                                                                И скажи всем врагам,
                                                                                Что жарко им будет в бою,    
                                                                                Что больше жизни
                                                                                Мы Родину любим свою.

      Но и Родина берегла свою интеллигенцию, чтобы там ни вещали бы наши недруги. Труппа театра имени А.С.Пушкина была эвакуирована в Новосибирск, а играть стала на сцене театра «Красный факел», который по этой дружеской и гостеприимной причине перебрался в Новокузнецк. Оттуда, из далекой Сибири ведущие актеры, и Борисов в их числе, летали на линию фронта, чтобы поддержать своим искусством красноармейцев в минуты отдыха между боями.  А еще Александр Федорович придумал с Константином Игнатьевичем Адашевским музыкально-драматическую радиопередачу «Огонь по врагу», где от имени двух веселых солдат-разведчиков Козьмы Ветеркова и Ильи Шмелькова, которые рассказывали байки из боевой жизни, пели шуточные куплеты, не давая унывать ни фронтовикам, ни жителям тыла. Лозунг «Все для фронта, все для победы!» — знаю по своему тыловому детству — вдохновенно осуществлялся всеми, от мала до велика. И наступил поэтому конец войны как Победа всех, общенародная, переходящая к заветным мирным дням. 
      Такое духоподъемное настроение выразится у Александра Федоровича Борисова и в том, что возвратившись после войны в родной Ленинград, начнет  он с новым приливом сил играть разнообразные роли и в спектаклях по пьесам советских драматургов. Наряду с царевичем Федором из исторической драмы «Великий государь» А.В.Соловьева, актер создает яркие, запомнившиеся зрителям тех лет надолго, образы своих современников — героев недавней войны. Среди них и находчивый, никогда не унывающий боец-разведчик Степан в спектакле о Сталинградской битве «Победители», чьей основой стал сценарий Бориса Чирскова «Великий перелом», и моряк с торпедного катера Миша Рекало, весельчак и балагур, из пьесы «За тех, кто в море!» Бориса Лавренева,  и умный, чуткий руководитель Чеканов в «Высокой волне», поставленной по мотивам романа Галины Николаевой «Жатва» о буднях людей послевоенного села, и «всесоюзный староста» Михаил Иванович Калинин из «Жизни в цвету» Александра Довженко. А рядом с этими героями — словно бы еще и подающий всем им пример — незабвенный, уже классический Павка Корчагин.
      Если касаться классики русской, особо следует сказать о работе Борисова над драматургией Александра Николаевича Островского. Да, да, «Дом Островского» — Малый театр, но и в Пушкинском театре не забывали, что пьесы его печатались в «Современнике» Н.А.Некрасова и в «Отечественных записках» М.Е.Салтыкова-Щедрина, почти все они были поставлены на александринской сцене, и ставили их в лучших традициях русской реалистической школы. Это у сегодняшнего худрука Александринки Валерия Фокина, совмещающего свою деятельность с «присутствием» в московском фонде имени Вс. Мейерхольда, пьесы великого драматурга из репертуара исчезли начисто. Да и классика русская, столь ценимая в советское время, вообще не в чести. Чего ждать, впрочем, от человека, который в газете «Санкт-Петербургские ведомости» заявил недавно, мол, «кругом кричат об особой духовности русского народа». Поэтому, должно быть, три-четыре оставшиеся названия русской классики уже и не пьесы как таковые, а некие впечатления, воспоминания, возбуждения режиссера, где или вместо обычных штиблет надевают коньки и катаются, произнося походя диалоги и монологи, или из текста вырваны отдельные куски, или персонажи  сплошь обряжены по сегодняшней моде, будто спектакли от этого станут глубже и современнее.
      Но классика потому и называется классикой, что современна, актуальна во все времена. Александр Федорович Борисов в разные годы сыграл на этой великой сцене в пьесах Островского — Петра с Аркашкой Счастливцевым («Лес», 1936, 1948), Мелузова («Таланты и поклонники», 1945), Гаврилу («Горячее сердце» (1951), Кисельникова («Пучина», 1955), Тихона («Гроза», 1963).  И что ни пьеса, то злободневно звучит она сейчас. Недаром же другой наш классик, И.А.Гончаров, писал А.Н.Островскому в день 35-летия его литературной деятельности: «Вы один достроили здание, в основание которого положили краеугольные камни Фонвизин, Грибоедов, Гоголь. Но только после Вас мы, русские, можем с гордостью сказать: у нас есть свой русский национальный театр. Он по справедливости должен называться театр Островского». И не потому ли нынче, в период нового противостояния богатых и бедных, произведения Островского так страшат толстосумов-нуворишей и обслуживающий их чиновничий персонал? Разве не в бровь, а в глаз попадают им гневные, обличающие слова, написанные полтора века назад?
       В спектакле по пьесе А.Н.Островского «Лес», где Счастливцев в исполнении Борисова — прибитый бытовыми невзгодами, безденежьем, однако нежно любящий актерское ремесло, на вопрос Несчастливцева (Юрий Толубеев), разглядывающего безделушки из его мешка «И все это ты стяжал?», преспокойно отвечает: «И за грех не считаю, жалованье задерживают». Но Борисов показывает своего героя не жалким, а способным на протест, и потому-то он с гордостью поддерживает его страстные и смелые слова, брошенные в лицо лицемерным власть денег предержащим: «Нет, мы артисты, благородные артисты, а комедианты — вы. Мы коли любим, так уж любим; коли не любим, так ссоримся и деремся; коли помогаем, так уж последним трудовым грошом. А вы? Вы всю жизнь толкуете о благе общества, о любви к человечеству. А что вы сделали? Кого накормили? Кого утешили? Вы тешите только самих себя, самих себя забавляете. Вы комедианты, шуты, а не мы».
       В  Ленинградский академический театр, ведущий начало от года 1756-го, с 1937 года имени А.С. Пушкина, Александр Федорович Борисов пришел в 1926 году, двадцати лет отроду, и остался верным ему до конца жизни. Попал он сразу в класс знаменитого Юрия Михайловича.Юрьева, а по окончании студии был принят в труппу. Уже в 1930 году главный режиссер «Госдрамы», как тогда театр называли, Николай Васильевич Петров назначает его на центральную роль Волгина в пьесе Александра Афиногенова «Чудак». Спектакль получился на славу, о нем много писали, он даже попадет потом в учебник для студентов театральных вузов и институтов культуры «История русского советского драматического театра (1917-1945)». «Волгина сыграл молодой актер Александр Борисов, — пишут там анализирующие спектакль авторы. — Оптимизм не покидал веселого, улыбчивого Волгина в любых, даже грустных обстоятельствах. Крепкая вера в свою правоту увлекала своей упрямой горячностью. Этот «чудак» совсем не был странным, «не от мира сего». Напротив, он был самым простым советским парнем». 
        Сопутствовал Борисову успех и в ролях Юродивого и Самозванца в пушкинской трагедии «Борис Годунов», поставленной в 1934-1935 годах Борисом Михайловичем Сушкевичем, только что назначенным  руководителем театра. Бывая в доме у Александра Федоровича, я просматривал толстенный альбом старинной выделки, где он собирал фотографии, запечатлевшие наиболее дорогие ему работы свои в театре и в кинематографе. Показывая мне снимок Юродивого из того спектакля, он, помнится, сказал,  с улыбкой: «Видите, Эдуард, какой я тут хитрец, себе на уме. Снует ведь Юродивый в толпе не просто так, а выведывает, подслушивает, чтобы после передавать информацию для заговорщиков-бояр. А в кино — в «Мусоргском» — он другой, он уже один из народной массы. Там же снимали мы оперу, жанр там другой…» В альбоме были и фотопортреты друзей-актеров: москвичей Бориса Чиркова, Алексея Грибова, Александра Хвыли, Бориса Ливанова, Михаила Жарова, ленинградцев, товарищей по театру — Николая Черкасова, Юрия Толубеева, Василия Меркурьева, Николай Симонова, Константина Адашевского, Бруно Фрейндлиха, Геннадия Мичурина, младшего — Игоря Горбачева, и моменты их репетиций, сцены из спектаклей с их участием, и, конечно, «старейшин» — Константина Васильевича Скоробогатова и главного режиссера Леонида Сергеевича Вивьена, руководившего Театром имени А.С.Пушкина с 1938-го по 1966 год. У него, Вивьена, он поучится и режиссерской профессии, поставив в 1960 году на «Ленфильме» картину по рассказу Ф.М.Достоевского «Кроткая» с Ией Савиной и Александром Поповым в главных ролях.          
        Талантом воссоздавать характеры, докапываясь до их социально-психологической сути, находить в пьесе новое, оставаясь верным реалистическому исполнительству, Борисов обратил на себя и внимание многих кинорежиссеров, чего даже побаивался, ибо кинематограф казался ему слишком далеким от размеренной театральной жизни. К ней же он давно привык, выступая с юности на любительских вечерах вместе со своими закадычными друзьями — Василием Соловьевым-Седым и Сергеем Сорокиным, чья гитара выведет его потом и на эстраду, поможет стать интересным, ни на кого не похожим, если не сказать неподражаемым, певцом. В певческий репертуар Александра Федоровича вошли и русские народные песни и старинные романсы — «Вот мчится тройка удалая», «Ох, вы годы, годы молодые», «Утро туманное, утро седое», «У пруда» и еще многие. Он и за других киногероев поет, к примеру, арии в фильме «Мусоргский «, романс в «Разных судьбах», песенку шута в «Двенадцатой ночи». Но больше, пожалуй, знают зрители романс «Что так сердце, что так сердце растревожено» из кинофильма Михаила Ильича Калатозова «Верные друзья» (1954), где его профессор-животновод Лапина отправляется отдыхать на плоту с товарищами детства — нейрохирургом Чижовым (Борис Чирков) и академиком архитектуры Нистратовым (Василий Меркурьев), знают и песенку «Плыла-качалась лодочка по Яузе-реке», исполняемую ими втроем…
        Сыграв до войны роль большевика Петра Белова, организующего стачку рабочих-плотовщиков против алчного лесопромышленника Когана, в ленте «Днепр в огне» студии «Белгоскино», и роль казака Назарки в картине «Ленфильма» «Друзья» по фактам работы С.М.Кирова на Кавказе, Александр Борисов снимается позже в фильмах-спектаклях своего театра, которые донесли до нас выдающиеся работы многих мастеров-пушкинцев в пьесах А.Н.Островского, И.С.Тургенева, С.А.Найденова, А.М.Горького. В спектакле по роману Леонида Максимовича Леонова «Русский лес», Борисов публицистически остро, однако и с душевной убедительностью исполняет главную роль — ученого-лесовода Ивана Вихрова, всю жизнь свою посвятившего сбережению лесов Родины. Можно себе представить, как поеживались бы сегодняшние чиновники, депутаты, губернаторы, отвечающие за русский лес, но занимающиеся его вырубкой, если бы посмотрели в интернете ту кинокартину, да послушали гневный, взволнованный и волнующий монолог Борисова-Вихрова: «Единственной защитой леса может быть только благоразумие и совесть. Лес кормит, обогревает, лечит… Возникла необходимость всенародного раздумья о лесе…» 
         Большой заслугой Александра Федоровича Борисова является созданная им в кинематографе галерея образов великих людей русской культуры и науки. В картине «Академик Иван Павлов» (1949) он играет заглавную роль, показывая Ивана Петровича ученым, чья научная деятельность тесно сопряжена с общественной, с заботами о процветании России, композитора Модеста Петровича Мусоргского в фильме «Мусоргский» (1950), мецената-патриота Саввы Ивановича Мамонтова в фильме «Римский-Корсаков» (1952), Александра Ивановича Герцена из фильма «Белинский» (1951 ), сподвижника изобретателя радио Александра Степанова Попова — Петра Николаевича Рыбкина в кинокартине «Александр Попов» (1949), с музыкальным оформлением великих советских композиторов Дмитрия Кабалевского, Дмитрия Шостаковича, Георгия Свиридова. И каждой из этих ответственейших ролей актер придал яркие черты благородных сынов Отечества, стремящихся отдать талант и труд свой народу русскому, думая о его будущности, веря в его творческие, созидательные силы. Хотя и трудно жилось в несправедливом обществе, в чем мы сполна убеждаемся и сейчас, после обманной реставрации его, с отчуждением людей друг от друга. И современно, увы, звучат строки из романса, который с такой грустью пел артист — о людях, разделенных прошедшим:
                                                      В вечерний час под липами густыми
                                                      Мы встретились на берегу пруда,
                                                      Как будто никогда друг друга мы не знали

                                                      И не встречались никогда…

       Но хочется верить, что лучшее, уже в новом виде, по известной исторической спирали, но возвращается, повторяется, зовет к мужеству, стойкости, к борьбе. Вернул же нам кинематограф и интернет замечательные образы, созданные Александром Федоровичем Борисовым сорок, пятьдесят, семьдесят лет назад на сцене действительно национального русского Ленинградского Театра драмы имени  А.С.Пушкина. И мы воспринимаем те образы как современные, необходимые сегодня, зовущие на поступки безбоязненные, решительные. Поэтому слова из пьесы А.Н.Островского «Лес» звучат не просто репликой, а призывным и вдохновляющим лозунгом:
      — Руку, товарищ! 

                                                                                                                                                                                                              ЭДУАРД  ШЕВЕЛЁВ
                                                      

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *