НЕ В ЗАЩИТУ СТАЛИНА, А В НАПОМИНАНИЕ ЛЮДЯМ НЕ БЫТЬ ИДИОТАМИ

admin Статьи из газеты №51 (2015) 0 Comments

21 ДЕКАБРЯ 2015 ГОДА – 136 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ И. В. СТАЛИНА

 

 

В 2005 году в Доме офицеров тогда ещё Ленинградского военного округа, что на углу Кирочной улицы и Литейного проспекта начальник Генерального Штаба Вооруженных сил России генерал армии Балуевский проводил научно-практическую конференцию военных историков, посвященную 60-летию Победы в Великой Отечественной войне. По окончании его доклада я задал вопрос: «Почему Вы, говоря о Великой победе советского народа, избегаете упоминать имя Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Советского Союза в этой войне?» Зал просто взорвался аплодисментами, словно присутствующие на конференции ждали подобного вопроса. Я продолжал мысль: не странно ли, что до сих пор не написана история Великой Отечественной войны. Нельзя же считать историей величайшей из войн шеститомник под редакцией Поспелова П.Н, подготовленный и изданный в 1960-1965 годах Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. В лучшем случае это летопись с уровнем достоверности доклада Хрущёва «О культе личности», зачитанного им после закрытия ХХ партсъезда, в котором даже американские историки насчитали 66 фактов прямой лжи.

Генерал Балуевский долго молчал, потом нехотя выдавил, что, мол, «ещё не подошло для этого время».

Прошло 10 лет. Наступила 70-я годовщина Победы в Великой Отечественной войне советского народа. Признаться, я с нескрываемой надеждой ждал, что на сей раз власть предержащие, президент все-таки найдут в себе смелости и назовут имя Верховного Главнокомандующего. За десять лет изменились не только общественно-политическая ситуация внутри страны, но и геополитическая обстановка. Да и написание объективной научной истории Великой войны стало уже настоятельной необходимостью – в память о погибших и в назидание живущим. А без руководителей этой войны её история превращается в набор не связных между собой эпизодов. Но, увы!

Нежелание правящего класса России вспомнить о Верховном Главнокомандующем понятно и естественно. Сталин для него – личность более страшная, нежели Гитлер. Сталин – вождь трудящихся. Гитлер – фюрер паразитов всего мира, привыкших жить за счет эксплуатации трудящихся. В ноте правительству Советского Союза об объявлении войны министр иностранных дел Германии четко заявил, что главной причиной войны является полярная «несовместимость идеологий национал-социализма и большевизма», то есть полярная противоположность моральных ценностей. Немецкий солдат и примкнувшие к нему волонтеры всех стран Европы двинулись в поход на Восток за право иметь рабов-недочеловеков и владеть чужими землей и имуществом, то есть за «вечные ценности» Западного мира – за деньги и власть над другими людьми. Эти «вечные ценности» являются главными и для правящего класса России. Так что духовно, почти на генном уровне, представители этого класса находятся по другую сторону фронта, в гитлеровских «окопах».

Это внешне проявляется, например, в ненависти к серпу и молоту на Знамени Победы– символу союза рабочих и крестьян. Фашизм – ударный кулак мирового империализма, его террористическая форма. Правящий класс не только России, но и западных стран вольно или невольно, но дрейфует в сторону фашизма, и поэтому Иосиф Виссарионович Сталин – главный его враг, более опасный и страшный, нежели фашизм.

На бытовом уровне это проявляется в ненависти паразитов к тому, кто заставляет их работать. А вот то, что и среди трудового народа тоже много ненавистников Сталина, определяется не только тем, что этот трудовой народ весьма неоднороден и паразитов по духу там тоже достаточно, но и тем, что большинство людей живет в мире мифов и предрассудков, а потому не способно понимать реальный мир. «Два процента людей думают. Три процента – думают, что они думают. Остальные 95 процентов даже под угрозой смерти не способны думать», горько сострил когда-то Бернард Шоу. О процентах можно подискутировать, но суть проблемы он изложил правильно. Поэтому люди верят, например, что при населении СССР в 180 млн человек можно держать в лагерях 60 млн, расстрелять 20 млн и при этом ещё иметь прирост населения в период с конца Гражданской войны до начала Великой Отечественной войны в 20 млн. А кто охранял эти миллионы, кто кормил, кто создал ту индустрию, которая всё ещё кормит нас сегодня, и заодно победил в самой кровопролитной войне в истории.

И этим мифам нет числа, ибо паразиты могут править, только опираясь на ложь. Это обязательное условие существования паразитов. Один из самых достойных учеников дьявола – Геббельс – утверждал, что чем более чудовищна и неправдоподобна ложь, тем легче люди ей верят.

Общеизвестен миф о том, что Сталин был единоличным правителем Советского Союза, всё видел, всё знал, все преступления и глупости, творимые в СССР, делал лично, заставлял людей писать друг на друга доносы, лично судил и приводил приговоры в исполнение и т.д. Он был дьяволом во плоти, Воландом с красным флагом.

Руководство в СССР было коллективным, но в преддверии большой войны нужна была концентрация власти. Не зря же Сенат республиканского Рима в таких ситуациях назначал диктатора.

В этой войне требовалось объединить под одним началом и фронт, и тыл, солдат и рабочих, крестьян, интеллигенцию. Это мог сделать только человек, пользующийся безусловным доверием всего народа и заведомо преданный своему народу. Таким общенациональным лидером страны был только один человек – Сталин.

6 мая 1941 года Президиум Верховного Совета СССР назначил тов. Сталина председателем Совета Народных Комиссаров (правительства) СССР. 23 июня Сталин вошел в состав Ставки Главного Командования, как один из её членов, 30 июня назначен председателем Государственного Комитета Обороны (ГКО), чрезвычайного органа управления государством, 10 июля 1941 года – председателем Ставки Верховного Командования Красной армии, 19 июля – Наркомом Обороны. 8 августа 1941 года И. В. Сталин стал Верховным Главнокомандующим.

Только благодаря его железной воле, твердости и однозначности принимаемых им решений и жесткости их исполнения, хладнокровию и выдержке удалось предотвратить катастрофу армии в первые недели войны, когда почти совсем было потеряно управление войсками на главном направлении германского удара, когда высшее руководство Красной Армии не имело достоверной информации о положении дел на фронтах и о масштабах немецкого вторжения. Исторические обстоятельства и экстремальность обстановки заставили Сталина стать военоначальником, а его ум, колоссальный интеллект и феноменальная память позволили в полной мере овладеть военным искусством.

Сталинские маршалы планировали и проводили стратегические операции, руководили фронтами. Сталин, опираясь на отрегулированный им тончайший механизм – Генеральный штаб – планировал ход войны, руководил не только всеми вооруженными Силами, но всей жизнью страны. «Военное искусство труднее и сложнее других, потому что во всех искусствах (живописи, скульптуре и т.д.) мастера имеют дело с элементами мертвыми, которые могут быть измерены, взвешены и которые пассивно поддаются всем впечатлениям извне… В военное искусство, кроме прочих элементов, входит ещё человек как главное орудие войны, а с ним вместе и весь мир». Так писал в XIX веке военный теоретик и историк генерал Леер, главный редактор «Энциклопедии военных и морских наук». Самое сложное искусство требует и особой подготовки. Сталин не кончал Академию Генерального штаба, но он учился всю жизнь. И начал он главную учебу по постижению души человека и искусству управления людьми в духовной семинарии. Он изучал историю человечества, а не историю акватории Средиземного моря и Европы, как изучает большинство человечества, в том числе, в России царской, советской и в нынешней бюрократической.

Сталин в итоге самообразования стал настоящим коммунистом в трактовке Ленина: «Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество».

Сталин не был рабом «измов». Он очень трезво, реалистически смотрел на мир и был диалектиком не на словах, а на деле. Он видел и доброту, и злобу людскую, мудрость и глупость и понимал, что мелкие дела рождают мелких людей, а великие дела – великих людей. Марксизм он понимал не догматически, а применительно к реальной жизни. Например, Маркс считал, что «религия – это вздох угнетенной твари, это сердце бессердечного мира… Это опиум для народа…». То есть религия – лекарство одурманивающее, а пролетариату нужно иметь здравую голову.

Сталин думал шире и глубже: сильным – нужно лекарство исцеляющее, слабым – обезболивающее, а большинству – и то и другое вместе. Одним, сильным, нужны знания, другим, слабым, – вера, она дает им силу. Поэтому в агитации Сталин умным давал доказательства (знания), верующим – лозунги и короткие мысли.

Библейскую притчу о том, как Бог выгнал Адама и Еву из рая за то, что они нарушили его запрет и съели яблоко с Древа Познания. Иосиф Джугашвили понял, как наставление мудрым – Адам и Ева поддались искушению паразитизма: зачем долгий и трудный путь познания? Съел яблоко с Древа Познания – и халява: всё познаешь без трудов праведных. Поэтому возвращение человека в рай возможно только после того, как человек исполнит замысел Бога: станет человеком не только «по образу» божьему, т.е. внешне, но и внутренне – «подобию», то есть творцом, создателем, а не паразитом. Поэтому Сталин не обещал народу скорого коммунизма, как Хрущев, ибо он понимал коммунизм как общество без паразитов, к которому путь только через создание нового человека, а не через 100 сортов колбасы. Хрущев знал только формулу: «От каждого по способностям, каждому по потребностям» в паразитическом понимании. Но паразитические потребности человека, в принципе, удовлетворить невозможно. В этом кризис современной цивилизации: капитализм рождает всё новые потребности человека с одновременным ростом численности населения планеты.

Человек существует на планете Земля для её украшения и продолжения жизни во Вселенной, ибо каждый её элемент (звезды, планеты) имеет начало и конец, а жизнь, один раз возникнув, стремиться сохранить себя. Это её главный закон.

Сталин правильно понимал, что богатый в царство божие не пройдет, как и не пролезет в игольное ушко верблюд, и не потому, что он богатый, а потому, что все его помыслы и деяния направлены только на достижение богатства, и нет преступления, на которое он не пошел бы ради достижения этого богатства, ради прибыли.

Поколение Сталина знало, что гражданские войны начинают те, кто потерял свою власть или ещё не получил. Большевики получили власть почти бескровно, и гражданская война им была не нужна. Им было нужно мирное строительство новой жизни, ради которой они взяли власть. Но получили войну. Разгром же в её ходе внутренней контрреволюции и интервенционистского вмешательства 14 государств породил эйфорию в РСФСР: все люди братья, пролетарии всех стран соединяйтесь, наш паровоз вперед лети, прямо в коммунизм… И, пожалуй, только Сталин понимал, что мир разделен не только на трудящихся и буржуев. Мир поделен на расы, этносы, религиозные конфессии, государства и т.д., и чтобы выжить в таком мире, надо быть сильным и независимым от соседей (врагов и друзей). Нужны армия и кузница оружия. Сталин знал, что гражданская война не закончилась с последним выстрелом орудий, а просто переместилась из окопов в кабинеты ЦК, НКВД, исполкомы, наркоматы, заводы, сельсоветы и т. д. Он сделал вывод, что чем дальше наша страна будет уходить от морали и образа жизни Запада (паразитов), тем классовая борьба будет обостряться. Ведь никуда не исчезли паразиты в любом обличии, они затаились, приспособились, начали дружно маршировать на 1 мая и 7 ноября, но не перестали думать о том, как бы вернуть всё на прежнее место, чтобы «жить красиво», не трудясь. «Пятая колонна» – это ведь не столько завербованные противником шпионы и диверсанты, это психологическое состояние предрасположенности к измене. Недаром в наше время появилось ёмкое и точное определение – агент влияния. Такие люди, думающие о себе, о своём благополучии и благосостоянии за счет других, и образуют «пятую колонну». И эта опасность пострашнее внешней агрессии: здесь нет фронта – он всюду, от кухни в квартире до партийного съезда. А чистилища нет. И форм, и методов борьбы с этой опасностью нет. Репрессии эту проблему решить не могут. Возможно, Сталин вплотную подошёл к решению этой задачи. Поэтому его и отравили в 1953 году.

Но вернемся к Сталину периода войны. Почему он, не военный человек, стал Верховным Главнокомандующим, маршалом и генералиссимусом?

Война – общественно-политическое явление, суть которого выражена формулой Клаузевица: «Война есть продолжение политики иными (насильственными) средствам».

Содержание войны – совокупность многих форм борьбы: вооруженной, информационной, психологической, экономической (финансовая – элемент экономической формы) и т. д. Стратегия – искусство войны, тактика – искусство боя. Политика – искусство сочленения многих интересов. Поэтому для руководства войной нужен политик очень широкого кругозора, а не солдат. Вот почему великими полководцами чаще всего бывали государи (руководители государства): Наполеон, Александр Македонский и т. д.

Не имевший поражений Александр Васильевич Суворов был скован волею императора, и поэтому его победы имели меньшее значение в историческом плане.

Всем известно (в том плане, что об этом вещают с телеэкранов), что генерал армии Жуков летом 1941 года предлагал Сталину оставить Киев и создавать оборону по левому берегу Днепра, ибо, продвинувшись далеко на восток к северу и югу от Киева, немецкие войска могли окружить нашу группировку войск. Сталин был против. Но почему? Об этом скромно молчат или ссылаются на его грузинское упрямство. Но дело в том, что в это время в Москву прибыл доверенный человек президента США Рузвельта с одной целью: выяснить, стоит ли помогать Советскому Союзу в войне против Германии или уже бесполезно. Вопрос был задан так: «удержит ли Красная Армия Москву, Ленинград и Киев?»

Что в этой ситуации должен был ответить Сталин, которому нужна была помощь от США? Правильно: «удержат!». Но мало сказать – надо сделать! Поэтому на момент принятия решения Рузвельтом Киев удерживался Красной Армией, хотя уже было известно, что танковая армия Гудериана прекратила наступление на Москву и повернула на юг, отрезая Киев и 600-тысячную группировку советских войск восточнее Киева.

Да, в окружение попали 6 армий. Но на месяц было остановлено наступление на Москву и этого месяца, не хватило немцам, чтобы до зимы её захватить.

Приведу и другой пример влияния политики на стратегию и тактику войны.

Летом 1944 года Красная Армия разгромила финнов на Карельском перешейке, освободила Выборг. Дорога на столицу Финляндии Хельсинки (она же главная база русского императорского флота Гельсингфорс с крепостью Свеаборг) была открыта. Но Сталину не нужно было советизировать Финляндию, превращать эту страну в зависимого от Москвы вассала. Ему на северном фланге великой страны нужно было дружественное нейтральное государство, буфер с капстранами. Вот так мыслит широко Сталин. В своё время Александр I пренебрег советом великого дипломата и полководца М. И. Кутузова не ходить добивать Наполеона в Париж, и тем самым не таскать каштаны из огня для Англии, Австрии и Германии, и получил за свою недальновидность восстание декабристов в 1825 году. И заложил в будущем разгром России в Крымской войне 1854–1856 годах.

Никто из политического и военного руководства СССР не мог заменить Сталина. Указывающие на Маршала Советского Союза Жукова не хотят знать, что начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Жуков не проверил исполнение своей директивы от 18 июня 1941 года о приведении войск приграничных, особых военных округов в состояние боевой готовности, а с началом войны потерял управление войсками. Больше его Сталин к Генеральному штабу не подпускал: там ум был нужнее и важнее воли.

Сама мысль о замене Сталина была в то время абсурдной. Г. Гопкинс, советник Ф. Д. Рузвельта, писал: «…никто из нас не мог предсказать, какие будут результаты, если что-нибудь случиться со Сталиным». Это после войны паразитирующая часть советской элиты уже не боялась, что её вырежут и готовилась «жить красиво», и поэтому Сталин ей был не нужен.

Если такие полководцы, как Жуков, Рокоссовский, Василевский, Конев и другие вошли в Историю как Маршалы Победы, то Сталин по праву должен носить звание Полководца Победы. Никто из военного и политического руководства СССР не мог заменить Сталина. Если Г. К. Жуков, будучи правой рукой Верховного Главнокомандующего, координировал деятельность двух-трех фронтов в конкретной стратегической операции и всегда мог опереться на помощь Верховного, то Сталин, руководя всеми фронтам, и всей войной, мог рассчитывать только на самого себя. Лучшие Маршалы Сталина отвечали за успех конкретной операции, Сталин нес ответственность за Победу в войне. Последнее слово всегда было за Верховным и именно его слово приводило в действие весь гигантский механизм наступления или обороны.

Убежденный враг России и ярый антикоммунист, но ставший в годы второй мировой войны союзником СССР Уинстон Черчилль в декабре 1959 года сказал: «Большим счастьем для России было то, что в годы тяжелейших испытаний её возглавлял такой гениальный и непоколебимый полководец, как Иосиф Сталин… Он обладал глубокой мудростью и чуждой всякой панике логикой. Сталин был непревзойденным мастером находить пути – выходы из самого безвыходного положения… Нет, что бы не говорили о Сталине, таких история и народы не забывают».

Люди, никогда не управлявшие большими коллективами (а таких большинство!) воспринимают деятельность начальника (командира, президента, вождя) просто: показал вправо – все пошли вправо. Показал путь влево – все пошли влево. Дал указание – все его немедленно выполняют. Но в жизни так не бывает. Поэтому необходима целая пирамида начальников и подчиненных. И всё равно чаще бывает так: вождь сказал – идем на север, но пошла за ним на север только часть людей, а остальные – кто в лес, кто по дрова, на юг, на восток и на запад.

Сталина такие, как Млечин, Радзинский, Сванидзе и подобные им, воспринимают, как Бога: Сталин сказал, и всё пришло в движение. То есть Сталин– всезнающ и вездесущ. Они получают удовольствие от опускания его до своего уровня. И начинают козявки осуждать и учить великана, мерить его слова и дела на свой аршин, шакалы кусают мертвого льва. Какая «мудрость»: сегодня, спустя 70 лет, зная, как шла и как закончилась война, учить и осуждать тех, кто действовал в условиях дефицита времени, информации, сил. «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны».

 

АЛЕКСАНДР БОБРАКОВ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *