ДУМАЮЩИМ О БУДУЩЕМ РОДИНЫ-18

admin Статьи из газеты №51 (2015) 0 Comments

        

Продолжая позитивную программу на основе моей книги «Что с нами произошло?» я кратко охарактеризую период последних лет, который начинается с присоединения Крыма к России.

До этого периода экономика нынешней РФ развивалась преимущественно за счет продажи сырья и ввоза зарубежных товаров. Введение санкций против РФ со стороны Запада потребовало изменения политики, как внутренней, так и внешней. И тут-то выяснилось, сколько «сдержек и противовесов» устроили нам и нашим союзникам зарубежные создатели «либеральных реформ».

Период последних лет можно назвать: «временем обнаружения сдержек и противовесов».

Последнее понятие вовсе не метафора, как и «пределы роста», а реальная программа действий, когда любая страна, желающая выйти на самостоятельный путь, должна быть опять загнана в старую колею «либерализма».

Прежде всего, для «сдержек и противовесов» используется система расчленения власти и автономного управления каждой ветвью. Собственно, вся система власти строилась зарубежными «реформаторами», чтобы ни один из государственных деятелей не обладал полнотой власти. Касается это всех стран, где похозяйничали либеральные «реформаторы».

Приведу примеры из современной истории стран Латинской Америки. В Аргентине и Бразилии, у которых с нами были взаимовыгодные отношения в области экономики и политики, идет под видом «борьбы с коррупцией» возвращение этих стран под иго «Большого брата» из США. Судебные власти несколько раз пытались арестовать Киршнер в Аргентине, теперь давят на Руссефф в Бразилии. Казалось бы, независимость судей должна обеспечивать справедливость, но это до тех пор, пока в игру не включились интересы держав или политических блоков. Здесь выясняется, что судебная власть управляема, и играет в руках держателей больших денег роль антигосударственного рычага. В Бразилии «Большой Брат» не может допустить, что появился банк развития БРИКС, которое тот «Брат» давил долго и умело. То же касается Венесуэлы, в которой под видом «народного выбора» происходит постановка для управления новых фигур, имеющих интересы вовсе не на их родине. Система пиара позволяет вывести для достижения поддержки народных масс кандидата – чуть ли не идеального «облико-морале», как это было в Аргентине, да вот после его прихода к власти править будут другие. Возникает закономерный вопрос: может ли в условиях глобализма и «либерализма» сохраняться реальная не только независимость ветвей власти, но и защита от манипуляции этими ветвями из других стран или финансовых источников.

Чтобы представить образно систему «сдержек и противовесов», вообразите машину, которая едва движется, так как один водитель давит на газ, второй – на тормоз, бензин машины на ходу выливают в баки других автомобилей. А зарубежные механики весьма довольны скоростью движения, так как оно обеспечивает «пределы роста». И вот машину решили вести с большей скоростью, но как только ее прибавили, то внутри начали действовать разные скрытые системы автоматического торможения.

Казалось бы, зарубежные санкции дали возможность России вернуться на путь собственного развития. Но…

В России нет выраженной независимости ветвей власти, но это не означает их слаженное взаимодействие, так как власть прослоена разными по мировоззрению «перестройщиками» и «реформаторами». Здесь слои «горбачевцев», «ельцинистов», которые имеют свои финансовые источники, например фонды, что наглядно доказало внезапное открытие «Ельцинского центра». Никто в этих слоях не собирается каяться за провалы в экономике и политике, вымирание населения, что подтверждает французскую поговорку: «покаяние появляется тогда, когда кончается безнаказанность». Все эти слои, отстаивая свои интересы и цели, представляют систему «сдержек и противовесов».

Наиболее сильным видом «сдержек и противовесов» стал терроризм, который направлен на компрометацию стран и их лидеров, например, Киршнер долго пытались привязать к делу о теракте в Аргентине, чтобы навязать ей насильно «либеральный» курс. В прошлом так демонизировали Ливию, якобы за теракт в самолете над Локерби. Также сбитый малазийский Боинг стал якобы причиной для Запада ввести санкции против России, приписав ей теракт.

Следующим скрытым тормозом движения, спроектированным на принципе «сдержек и противовесов», оказалась финансовая система. После введения санкций, лишившись зарубежных инвестиций, она была не в состоянии эффективно развивать производство товаров, так как высокий процент по кредитам мог разорить предприятия. Сейчас Россия пытается вырваться из этой ловушки, даже предлагается банковская «православная» система по образцу исламских банков, которые не берут проценты, а участвуют совместно в проектах.

Высокие проценты ЦБ привели к закредитованию не только жителей, которые покупали машины и квартиры, но и предприятия, фермерские хозяйства. Эти «сдержки и противовесы» были заложены в «реформах» практически всех «либерализованных» стран.

Скрытым тормозом выступил, подписанный в 1990-е гг,. закон о запрещении использовать войска на чужой территории. Армия, впервые в истории России, была наделена только функциями для полицейских операций внутри страны. Этот закон оказался из группы средств обеспечения «сдержек и противовесов». Он связывал руки нашей армии, когда на Украине был устроен антигосударственный переворот. Дипломатическая борьба президента, МИДа, Совета Федерации против этого закона позволили отменить его, что сразу открыло для России стратегический простор и возможность законной поддержки союзников.

Подготовлены для России были «сдержки и противовесы» в области снабжения страны лекарствами. Долгая надежда, что Запад нам не только поможет, но и вылечит нас, обернулась опасностью увеличения заболеваемости, если санкции заблокируют поставку фармацевтических препаратов.

Для школы «сдержки и противовесы» были подготовлены в форме ЕГЭ и превращения школьного обучения в непрерывную оплату родителями услуг репетиторов, кружков, факультативов. Картина необычайно напоминает ту, которая описывалась в журнале «Гутен Таг» в конце 1980-х: немецкие матери Западной Германии выбивались из сил, когда перевозили своего ребенка с одного кружка в другой. Эти женщины, не сумев сделать свою карьеру из-за деиндустриализации Западной Германии, удесятеряли свои усилия, чтобы эту карьеру сделали их дети, а те жили в стрессе, так как жесткая система отбора в следующий класс, фактически превращала в прах все прежние усилия и затраты родителей. Тот же результат получен после ЕГЭ. Если советская педагогика создавалась на основе системы, при которой можно было подняться от первых ступеней все выше и выше, то в «либеральной» всегда есть «сдержки», а то появится много «шибко грамотных». Самое главное, что такое «обучение» ставит выкачивание денег из родителей куда выше, чем подготовку будущих кадров для России.

Помимо фармацевтики, «сдержки и противовесы» были устроены для подготовки врачей в вузах, где стала доминировать концепция – выпускать врача «общей практики». В результате молодой врач не успевает приобрести квалификацию ни в одной из многих областей, необходимых для лечения пациента. Все это ведет к нехватке врачей и росту заболеваемости.

В технических вузах были свои «сдержки и противовесы»: Болонская конвенция уничтожила подготовку инженеров, специалистов, создающих новые товары, так как «либеральные» ожидания основывались на надеждах о том, что товаров в мире и так много, а Запад создаст лучше, незачем, мол, и кадры готовить, и сырье переводить. Чтобы чем-то занять студентов, в программу включено множество НИР. По сравнению с советским обучением, где был небольшой процент учащихся, занимающихся, как тогда называлось, НИРС – научно-исследовательской работой студентов, только для желающих работать в науке, «болонка» предписывает охватить НИРами всех студентов. Все остальные обучались инженерным знаниям и поэтому быстрее находили работу. Тогда как найти работу в области НИР на предприятиях раньше, а тем более, сейчас, крайне трудно. Это очень похоже на подготовку врача «общей практики». Всего понемногу. Когда понадобились кадры создателей новых товаров и специалистов-врачей, то выяснилось, что система образования скопирована по чужим стандартам и не подходит для России. Взять, например США: там множество детей обеспеченных родителей учатся лишь для того, чтобы хоть чем-то заняться, пока не появятся места в фирмах и банках. Специалистов же покупают в разных странах мира. Такую систему может себе позволить только сверхбогатая страна. Нам же, требуются собственные профессиональные кадры.

Выработку концепции финансирования науки взяли в свои руки «либералы» из Высшей школы экономики, и оказалось, что самый главный показатель «научности» это количество цитирований, которое в умелых руках сыграло роль «сдержек и противовесов» для развития отечественной науки. По этому индексу РИНЦ (российский индекс научного цитирования) вдруг все рекорды побил журнал «Вопросы экономики», тогда как естественнонаучные журналы оказались в аутсайдерах. Отсюда соответствующим образом требовалось делить финансовые средства. Можно было бы понять эти «научные рекорды», если бы экономика РФ была бы на взлете и опережала великие державы, а журнал «Вопросы экономики» читали бы все жители планеты, но при нынешнем состоянии хозяйства страны мало оснований считать, что в журнале цитируют гениев экономической мысли. Однако этот ход позволил продолжать давить естественные и особенно технические науки во имя «постиндустриальной экономики».

Прекращение поставок необходимых товаров потребовало импортозамещения, но и здесь Россию ждали «сдержки и противовесы», так как этим «замещением» занялись те же «либералы». Казалось бы, что следовало утвердить списки товаров, которые необходимо производить самим, установив контакты предприятий и вузов через созданные консалтинговые фирмы. Действия же «либералов» основывались на том, что Запад нам снова поможет, только уже отобрать лучших специалистов, которые создадут товары, превосходящие иностранные. Для отыскания создателей таких товаров, оказывается, нужны не специалисты, имеющие подобный опыт, а…опять-таки индексы цитирования, причем лучше в иностранных журналах. При этом предполагалось, что иностранные системы и методы отбора специалистов через базы данных (право пользования которыми должно было оплачиваться нашими деньгами), позволят нам «догнать и перегнать планету всю». То есть, иностранцы своими руками и технологиями будут для нас «таскать каштаны из огня». Пока таких простаков на Западе не наблюдалось.

Даже политолог и журналист, профессор факультета прикладной политологии Высшей школы экономики в 2000-2002 гг. В. Т. Третьяков теперь спрашивает у президента: «Не стоит ли признать, что так называемый либеральный экономический курс потерпел полный крах, а, следовательно, нужно отказаться и от него, и от всех его проводников? То же самое можно сказать и о большинстве социальных реформ, алгоритмы которых некритично или в эгоистических целях их инициаторов позаимствованы на Западе или даже навязаны им России?» (РИА Новости http://ria.ru/ columns/ 20141216/1038491227.html#ixzz3uszKQbh1). В.Т. Третьяков сегодня осуждает курс либералов, тогда как этот курс формировался в ВШЭ.

«Либерализм», экономический курс которого потерпел крах не только в России, но и в мире, в наследство оставил множество механизмов, играющих явно или неявно роль «сдержек и противовесов» развитию, из которых в статье была упомянута лишь небольшая часть. Думающие о будущем Родины, должны учиться терпеливо анализировать и выявлять эти механизмы, изменять их функции для развития и процветания России.

Игорь Захаров

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *