Книга о том, чего «не было»

admin Статьи из газеты №49 (2015) 0 Comments

21 октября ЗС С-Петербурга рассматривало проекты закона об Общественной палате. Словно нарочно, в портфеле редакции оказались материалы о книге, посвященной общественным органам России, чьим соавтором является председатель Общественной палаты другого города, некогда выполнявшего столичные функции: Александровской Слободы (ныне Александров). Публикуем, как наставление, полагаем — полезное законодателям, решающим общественные вопросы в нашей стране.

 

«Как можно говорить об истории гражданского общества в России, об истории того, чего не было, и нет? — удивится иной читатель. — Вот в Англии была Хартия вольностей, в Соединенных Штатах Америки — Билль о правах. А у нас что? Высочайший манифест от 17 октября 1905 года да Сталинская конституция?..» — провидчески начинается Введение книги «История гражданского общества в России от Рюрика до наших дней».

 

Другой скептик, подкованный литературно, вероятно напомнит строки псевдо-Лермонтова («Прощай…») или Волгина (герой романа Чернышевского): «Жалкая нация, нация рабов. Снизу доверху рабы!» [там же].

 

Метод цитат — литературных ли «школьных» произведений, вдолбленных государственной учебной программой, досужих ли мнений электронного «ящика», удобен в том отношении, что цитатные суждения — не нуждаются в доказывании профанам. Как говаривал Лев Гумилев, обывательский обличительный пафос малоубедителен, когда сталкивается с судебным — состязательным рассмотрением вопроса, с «исследованием доказательств». Оное – здесь раскрывало бы, в частности, что «хартия вольностей» касалась группы англичан, численности не большей, нежели численность верхушки КПСС (в пропорции к народонаселению), в 1950-х гг. добившейся персонального иммунитета. Что круг средневековых новгородцев, участников веча — был существенно шире и, главное, участвовал в прямом управлении своим отечеством. Что Русский парламент, впервые созванный во Владимире Залесском в 1212 г., среди представительных органов Европы, по возрасту уступает лишь парламенту Кастилии… «Школьные» идеологические сентенции — в отличье от математических теорем, увы, не нуждаются в привлечении доказательств. Их появление приоткрывало бы, что номинальное «рабство», охватывая несколько % подданных, в России отменено более 200 лет назад (в Штатах в 1865, во Франции в 1830). Что даже законодательное прикрепление мужика к поместью (1606\1649 г.), подвластному помещичьему суду, — хотя и было анахронизмом Средневековья (прикрепление налогоплательщика к облагаемой недвижимости), отмененным в 1861, — но к «рабству» относилось не больше, нежели положение европейских «вилланов», чей крепостной статус в Центр. Европе был возрожден в эпоху Ренессанса.

 

Меж тем, лишь благодаря этой мнимой «самоочевидности» (навязанной МНЕНИЕМ органов пропаганды), в частности, деспотической природы традиционной русской власти — ее «природных» беззаконнических прав, становятся возможны многие преступления (от похищения и убийства Сергея Есенина до подрыва Спаса-на-Сенной и строительства «Газпром-Сити»), не встречающие интуитивного – мгновенного народного сопротивления, как действие, беззаконное и преступное исходно.

(Кривоносов М.М., Манягин В.Г. История гражданского общества России от Рюрика до наших дней. М.: Книжный мир, 2015, 448 с.)

 

О том, как образовывались славянские и русские представительные учреждения, рассказывают Михаил Михайлович Кривоносов и Вячеслав Геннадьевич Манягин в этой книге. Она является продолжением книги «Мы потеряли три России» [http://www.ob-dobr.narod.ru/My-poteryali-tri-Rossii.htm], писавшейся в 2010 г., которою было начато исследование русского гражданского общества, возможности реанимации его в современной России. Авторы констатируют паралич общественной мысли, неспособной дать точное и убедительное определение Гражданского общества, предлагая собственные формулировки.

 

…Одним из деструктивных мемов мировоззрения Новейшего времени стала легенда о позднем возникновении Русского народа — фиксируемая некой, исторически обычно недостоверной, но доктринально вмененной датой: «крещения» ли Руси, или «тысячелетия» России (спутываемой с позапрошлой династией), или же создания славянской «письменности и культуры<sic!>»… Авторы отвращают Читателя от следования этой дезинформации уже во Введении: «…Византийский император Маврикий писал о славянах: «Племена склавинов и антов ведут одинаковый образ жизни, у них одни нравы, любят свободу и не склонны ни к рабству, ни к повиновению, храбры, особенно в своей земле, выносливы — легко переносят холод и жару, недостаток в еде и пище. К чужестранцам благосклонны, усердно заботятся о них и провожают их из одного места в другое, куда те пожелают, здравыми и невредимыми, так, что если бы чужестранцу был причинён вред в хижине <доме> того, кто должен о нём заботиться, то на него нападёт сосед, вполне уверенный, что, мстя за чужестранца, совершает благочестивое дело. Взятые в плен у них не обращаются навсегда в рабство, как у других народов, но состоят в неволе только на определённый срок, а затем им предлагается на выбор: или, заплатив выкуп, вернуться на родину, или остаться у них в качестве друзей <«союзников»> и свободных людей… Женщины их целомудренны и очень любят своих мужей, так что в случае смерти последних ищут утешение в собственной смерти и добровольно убивают себя, не будучи в силах переносить одиночества». А известная фраза из сочинения Прокопия Кесарийского «Война с готами» и вовсе опровергает афоризм господина Чернышевского о «рабской нации»: «Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве (демократии), и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим».

 

Исследователи рассказывают: «В индоиранской традиции был обычай, согласно которому мужчина, сумевший дальше всех пустить стрелу, избирался вождём. Эхо этой традиций можно проследить в ахеменидской Персии, где Дарий I использовал образ царя-лучника на своих монетах-дариках. По скифской легенде, переданной нам Геродотом, первым царем скифов стал младший из сыновей Геракла от Ехидны — Скиф, который смог натянуть боевой лук отца. Якобы от него и произошли все последующие скифские цари. У древних германцев избрание вождя утверждалось голосованием поднятием правой руки и поднятием вождя на щите. Похожим образом избирали королей Франкского государства, иногда этот обряд вспоминали и в Византийской империи, Феодор I Ласкарис был поднят соратниками на щит в соборе Святой Софии в ночь перед падением Константинополя в 1204 г. Термин «военная демократия» может быть и не стал бы столь известен в нашей стране, но он упоминался Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом, вследствие чего получил распространение в марксистской историографии, прежде всего в Советском Союзе и т.н. странах «народной демократии».

Но вот насколько военная демократия соответствует другому хорошо известному социальному институту: вече, — существовавшему и у древних славян, и в Киевской Руси, и даже в Московском государстве?»…

 

Мы неоднократно анонсировали работы В.Г.Манягина (сайт manjagin.ru), публиковали его интервью. Сейчас представляем М.М.Кривоносова (сайт михаилкривоносов.рф): советского радиоэлектронщика (выпускник МИРЭА), от слесаря-сборщика поднявшегося до замдиректора Александровского радиозавода, гендиректора ООО «Стэлла», общественного деятеля Владимирской области — депутата Александровского рай- и горсовета, руководителя Александровской Общественной Палаты и члена Общественного совета по развитию малого и среднего предпринимательства при губернаторе Владимирской области. Как литературу, ему также принадлежит сборник стихов «Что есть жизнь на земле? Я скажу вам — любовь». В 2004 г. он удостоен звания «Меценат года Владимирской области» (культура), а в 2014 г. стал председателем Попечительского совета фонда «Камерата Ирины Шараповой» (Петербург).

 

В книге широко привлекается концепция народной монархии И.Л.Солоневича – противостоящая доктрине классового государства Локка и Маркса, оспаривается советская периодизация русской истории, где средневековье доведено чуть не до XVIII века. Россия, как и другие европейские страны, вошла в Новое время в XVI веке – веке великих географических открытий, «…ее развитие пошло по капиталистическому пути, прерванному на взлете реакционной политикой династии Романовых»! Подобно нашему покойному автору А.В.Островскому, Кривоносов и Манягин доказывают, что в Советском Союзе был построен не социализм, а госкапитализм.

 

Как констатируется ими, «…25 лет управления государством в ручном режиме привели к повсеместной коррупции и безответственности. Страну разворовывают. Но и четверти века не хватило на то, чтобы хотя бы приблизиться к пониманию необходимости построить в стране — для спасения государства и общества — легитимную и справедливую социально-политическую систему, адекватную современным условиям и исторической традиции нашей страны. Без нее невозможна ни модернизация, ни, тем более, возрождение России, сколько бы нам о таковом не заявляли представители высшей управленческой элиты и различных политических сил. Такой системой может быть только гражданское общество, однако не в западном понимании, когда социум противопоставляется государству, а в российском. Каким же должно быть российское гражданское общество, соответствующее нашим историческим и национальным традициям?» — и ответам на этот вопрос посвящаются дальнейшие страницы книги.

(М.Кривоносов на собрании Палаты)

 

После рассказа об эпохе Рюриковой – вечевой Руси (ч. 1-я), эпохе древнерусского конституционализма, когда права князей и права города с весью были сознаваемы всем обществом, как нечто самоочевидное (князь зависел от того, выставит ли город ополчение, составлявшее 90 % военных сил), следует рассказ о самой оболганной Русской истории – об эпохе Руси земской. В 3-й – 4-й частях повествуется об отношениях власти и общества во времена абсолютной монархии и владычества Компартии, читателю напоминают о малоизвестных страницах нашей истории, в частности, о планах И.В.Сталина отделить партию от государственного аппарата, вернув ее в ряд общественных организаций, лишив «административного ресурса».

 

К историческому обзору присоединяется – очерчиваемое авторами в «Проекте «Гражданское общество» в России», видение того, каким должно сложиться нормальное отношение между российским государством и обществом.

 

Книга включает интересные Приложения, посвященные организатору русского земства – творцу земской и государственной (опричнина) систем управления Русским государством Нового времени, обустроившему Александрову слободу: царю Ивану IV Васильевичу, — показывая отношение к нему его младших современников — свидетелей его царствования. Приводятся святцы Коряжемского монастыря по списку 1620-х гг., с праздниками дней памяти благоверного государя (в иночестве прп.Иона) и обретения его святых мощей, и образцы иконографии ХVI – ХVII веков, запечатлевшей его, как святого.

 

Р.ЖДАНОВИЧ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *