И ВСЕ-ТАКИ ДЕМОКРАТИЯ ВОЗМОЖНА И НЕОБХОДИМА

admin Статьи из газеты №47 (2015) 0 Comments

Мир сошел с ума. На юго-востоке Украины уже второй год каждый день убивают мирных граждан города взрослых и детей. Количество погибших зашкаливает за 100000, раненые не поддаются счету. Почти год, обреченные властью уличного уровня, чиновники, изображали дипломатическую работу. И все время речь шла о перемирии. «Перемирие» – этот бред продолжают молоть на всех уровнях власти в Европе, Америке и в самой Новороссии. Это — искусственно организованная и управляемая бойня русских людей, проводиться только с одной целью: уничтожить как можно больше русских людей, способных взять в руки оружие и встать на защиту свободы и демократии.

За последнюю пару лет это слово стало нарицательным. Потому, что когда об этом говорят мерзавцы, это естественно вызывает не только возмущение, но и отвращение. От этого смысл слова не меняется. Демократия – власть народа, заработанная миллионами людей, которые своим трудом зарабатывают себе на жизнь, и, конечно, мечтают о хорошей и полноценной жизни. И в своё время, Западная Европа достигла желаемого успеха: в течение тридцати с лишним лет европейцы жили практически в нормальных условиях, получая все необходимое для жизни и развития своих способностей. В последние 10-15 лет ситуация быстро ухудшается. На «нет» сходят почти все завоевания человечества, полученные в схватках с узурпаторами власти и их разного рода помощников-недоумков. К сожалению, так называемые, реакционные силы, захватившие материальные средства и власть, сознательно и настойчиво ведут к гибели. А вот интеллектуально развитая часть рода человеческого слабо и трусливо сопротивляется, надеясь, что вдруг это их не коснется, все обойдется, а восставший народ победит зло и передаст в руки оставшиеся блага и власть. Зря надеетесь. Ваша лень, безалаберность и бездеятельность – главная причина всех бед человеческих. «Весь Донецк гремит и бахает. Давно такого не было. Какой-то артиллерийский хаос начался!» — появились сообщения дончан в социальной сети около пяти вечера. Приближение украинских силовиков ощутили на себе все жители столицы. Канонада прокатилась по Куйбышевскому, Киевскому, Ленинскому и Петровскому районам. «Хорошо слышно тяжелую «арту» и в Кировском районе, Калининский район содрогается». Ближе к полуночи обстрелы стали нарастать. Город и окрестности отчетливо слышали, как по ним работают минометы 82-го и 120-го калибров, БМП, БТР, танки — в общем, весь «отведенный» арсенал ВСУ. В огне оказался весь северный фронт, но особенно досталось многострадальному донецкому аэропорту. В Авдеевке, Марьинке и Песках разгорелись бои, зашумели Спартак и «Вольво-центр», загремело и засветилось Опытное. «На Гвардейке был мощный бах. «Активизацией провокационных действий украинская сторона рассчитывает на то, что наши подразделения откроют ответный огонь, но должен вам сказать, что у всех командиров наших подразделений имеется четкий и однозначный приказ: ответный огонь не открывать»(!?) Это не русские и не украинцы, это — просто фашисты. Не только взрывы и стрельба по мирным гражданам омрачает эту бойню, а еще и множество историй людей, которые вообще не причастны к войне. Вот некоторые из них.

Сергей Кучеров поехал в г. Славянск, чтобы вывезти мать и брата в Россию. Он рассказывает: «Задержали меня в кафе Славянска и отвезли в Краматорск на аэродром. Семь суток меня избивали, кидали гранаты в подвал, выводили на расстрел, стреляли куда-то и говорили, что следующая пуля моя. Били везде, но больше всего по ногам. В результате зашивали правую ногу».

Андрей Рунгов рассказывает: «Меня взял в плен батальон «Айдар». Отвезли в город Мариуполь, в аэропорт. В первый же день меня повели на допрос, где практически я и не понял, что они от меня хотели. Меня били, отбивали пятки, душили, пакет на голову надевали, я думал, меня задушат. Били по голове, отбили все внутренности. Ребра до сих пор болят. Грозились отрубить уши, выколоть глаза, электрошокером меня тоже пытали. В основном по голове били, били и по телу, по ребрам били. Или дубинами, или прикладами.

Пострадавший от пыток Юрий Новосельцев рассказывает, как около его помещения военнослужащие Украины (с западно-украинским акцентом), избивали и насиловали захваченную женщину: «В одну из ночей я услышал, как избивали женщину, она кричала. Эти молодые военнослужащие (от 18 до 25 лет, не старше) разговаривали на украинском языке с западным акцентом, то есть некоторые слова были вперемешку с польскими. Потом эти молодчики (насколько я понимаю, по голосам их было около четырех-пяти человек) глумились над ней, то есть насиловали, избивали, при этом ржали, как лошади, это был нечеловеческий смех, то есть они были то ли под наркотическим воздействием, то ли под алкогольным.

Дмитрий Клименко свидетельствует: «Я был захвачен 8 июля 2014 года батальоном «Донбасс» у себя дома. При аресте я потерял сознание.

Очнулся в машине с мешком на голове, меня начали пытать. Били ногами по корпусу в районе ребер, сломали три ребра. Били ногами в голову, после чего я снова терял сознание. Очнулся от того, что меня поливали водой. Достав нож, один из батальона «Донбасса» начал бить меня ножом в ногу, продолжая допрос. После этого другой принялся наносить мне удары электрошокером. Вся эта инквизиция продолжалась десять часов. Утром они пришли снова продолжать допрос, нанося удары ногами по корпусу, по ребрам. После чего я понял, что ребра сломаны.

И таких историй еще множество, о которых мало кому известно. Фашисты продолжают разрушать города и жизни людей, не давая спокойствия мирному населению. Через Сартану в сторону Талаковки укры гонят технику. В Мариуполь прибыл эшелон с танками», — рассказал один из ополченцев. «Звучит канонада. Без изменений, все северное направление полыхает, особенно аэропорт. Калининский район содрогается», — сообщил ещё один боец. По данным ополчения, сегодня Горловка является одной из самых напряжённых точек на линии соприкосновения. Украинская армия активно использует против ополченцев зенитные установки, танки, стреляет из запрещённых Минскими соглашениями миномётов и прочих видов вооружения. На подступах к городу идут ожесточённые стрелковые сражения с применением крупнокалиберных пулемётов, гранатомётов, АГС, а также бронетехники и танков. Украинская армия продолжает наращивать силы, формирует ударные батальоны. Активное прощупывание обороны в районе Горловки может говорить о том, что населённый пункт находится под реальной угрозой возможного наступления. «Перемирие продолжается». Очередной день минского перемирия, вчера, 22 ноября, закончился с использованием ВСУ практически всех видов «отведенного вооружения». Судя по всему, Украина окончательно перешла грань и, взорвав ЛЭП в Крым, решила, что теперь можно все, и подвергла массированному обстрелу окраины Донецка. По сообщениям местных жителей, ровно в 22.00, как по часам, ВСУ начало обстрел пригородов Донецка из тяжелой артиллерии. Таким образом, мы попали в ситуацию, когда у нас есть чиновничий аппарат, который существовал до «Русской Весны», и есть очень большой соблазн запустить систему, а запустить её проще всего, обращаясь к старым кадрам. В Советском Союзе так же к работе привлекались кадры, которые были при царе, однако это было недолго, ровно до тех пор, пока не выросли свои специалисты. Мы пока идем пассивным путём, по сути, мы меняем кепку — человек остается тот же самый, только флаг другой. Структурные изменения очень малы, мы опираемся на тот же чиновничий аппарат, те же системы, что работали и 15-20 лет до этого. Плюс нужно признать, что область не имела специалистов, которые помогли бы сейчас в становлении Республики. Централизация и унификация Украины, её унитарность, доведенная до шизофрении в открытой форме, привела к тому, что специалистов по бюджетам, глубокой специализации, чтобы наладить жизнь Республики, просто не существовало, в них не было надобности. Потому что из-за глубокой централизации все ответственные решения принимались в Киеве. Вот и вышло, что этих специалистов у нас нет. И опора на старые кадры ещё больше усилилась. То есть, те люди, к которым мы имеем доступ, безальтернативны. Это, с моей точки зрения, ошибка. То есть должны были быть введены новые люди, а не только кепка, и эти люди должны были вытеснять старые кадры. Произошёл же обратный процесс — зашедшие старые кадры вытесняют новых людей.

— К нему это может привести?

— Мы попросту останемся на той ступеньке, на которую поднялись. Это нивелирует то, чего мы добились — и тот пассионарный толчок, который испытал Донбасс, и тот гражданский подвиг, который совершили 11 мая. Мы перестаем идти вперед, то есть та лестница, которую мы должны пройти, остаётся не пройденной. Мы чего-то добились, но просто укореняемся в этом, а это очень плохо. Сейчас весь мир испытывает кризисные явления. Мы, острие Русского мира, место, где можно было бы производить огромные изменения, быстро и жёстко менять условия работы, экспериментировать, вводить что-то новое, менять и переделывать. Место, где можно было искать выход.

— В чем причина того, что острие Русского мира, по сути, затупляется? Мы озвучили локальные причины, но, наверняка, существуют и глобальные?

Да, безусловно, очень много и глобальных причин. Сама Россия не выработал своего стратегического видения, она сама находится в поиске. В России, по Конституции, запрещена идеология. Россия сама для себя не может решить, будет ли она тем цивилизационным пространством, чем-то отличным от западного и восточного мира, и будет искать свой путь, будет конкурировать цивилизационно и идеологически с другими. Но только принимает, как большое общество, большая империя, которая медленно мелет, но неотвратимо. И мы попадаем в ситуацию, что это как бы идет рывками. То есть мы сделали определенный рывок, абсолютно нестандартный, но этот рывок закончился. На данный момент у нас преобладают застойные явления, глубокое разочарование людей, что очень опасно. То есть это вариант развала Советского Союза, когда всем было всё равно. Это была одна из причин трагедии, потому что, некому было его защищать. Люди не испытывали желания выйти и защитить своё, они были равнодушны. И мы сейчас вводим людей в такое равнодушное состояние, это опаснее всего. Опасно потерять не какие-то материальные блага, неправильно построить систему или неправильные законы принять, самое опасное потерять души людей. Если мы их потеряем, то потеряем и общество.

 

(продолжение следует)

 

24.11.2015.

Константин Шатров

Вячеслав Платонов

Суханов А.И.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *