САБЛИН И ЕГО ДЕЛО

admin Статьи из газеты №44 (2015) 0 Comments

В средине 80-х годов Голливуд выпустил на экраны художественный фильм «Погоня за «Красным Октябрем» с великим Шоном Коннери в главной роли. Фильм о том, как командир советской подводной лодки решил угнать её в США, а советские диктаторы приказали её потопить. В основу фильма был положен реальный факт, о котором в Советском Союзе некоторые знали, кто по должности, кто по слухам, но от широкой общественности он был, естественно, скрыт. В ноябре 1975 года заместитель командира корабля по политчасти капитан III ранга Валерий Михайлович Саблин предпринял попытку угона БПК «Сторожевой» (по новой классификации ВМФ СССР – сторожевого корабля II ранга). По Корабельному Уставу любого флота мира подобный поступок должен расцениваться как измена присяге со всеми вытекающими отсюда последствиями и предательство страны. Американцы в своём фильме, естественно, сделали другой акцент – возвели акт измены в ранг героического деяния. Единственно, что они сделали – это вместо надводного корабля действие перенесли в подводную лодку.

В 2000 году английский режиссер Дин Рид снял фильм «Мятеж: подлинная история «Красного Октября». Это был уже документальный фильм, исследующий реальный факт 1975 года. Режиссер подошел к его оценке с позиций международного морского права, и даже консультировался с английскими адмиралами. Недавно мне передали ещё один английский документальный фильм «Правда о «Красном октябре», вышедший уже совсем недавно. В этом фильме был заснят Александр Бобраков, капитан 1-го ранга, как участник тех драматических событий. Правда, его голос был слышен только в английском переводе, причем свои ответы, переведенные обратно с английского на русский, он просто не узнал. И люди, которые смотрели фильм в подлиннике и которые так или иначе были причастны к тем событиям, стали выговаривать, что правды в нём, в фильме «Правда о «Красном Октябре», практически очень немного.

В 2007 году «Царскосельский обозреватель» опубликовал очерк Евгения Маринина «Дело о Саблине». В этом году исполняется 40 лет с тех драматических событий. Мы связались с автором. Он согласился на повторение того очерка, но с некоторыми изменениями и дополнениями, как говориться, «по вновь открывшимся обстоятельствам».

 

О Саблине наш народ в массе своей узнал в годы безудержной горбачевской гласности. О нем говорили как об искреннем идейном коммунисте, решившемся на такое действие, как захват корабля, чтобы бросить вызов системе зажравшейся партийной номенклатуры. Тогда, в духе того времени, подчеркивалась особая верность Валерия Саблина марксистско-ленинской идеологи и революционным коммунистическим идеям, за чистоту которых он положил свою жизнь. Но в 1991 году произошел государственный переворот и СССР, социалистический строй и Коммунистическая партия перестали существовать.

В 1992 году на телеэкраны вышел трехчасовой телефильм «Русская трагедия», который строился на тех же фактах, о которых говорили в перестроечные годы, но трактуя их совершенно с противоположных позиций. Теперь Валерий Саблин выглядел уже человеком, бросившим вызов тоталитарной системе, борцом за демократию, которая эта система безжалостно уничтожила. После него депутаты Верховного Совета РСФСР провели общественное слушание по этому делу с участием бывшего председателя Конституционного суда Алексеева, на котором проголосовали за то, что Саблин не преступник, а герой и он «невиновен». Потом стали появляться один за другим претендующие на документальность телевизионные фильмы, в которых измышлений и предположений было больше, чем фактов. Так, осенью 2004 года вышел телефильм «Балтийский мятеж. Саблин против Брежнева». К 30-летию события Первый канал собрал якобы экспертов, которые в течение часа обсуждали детали того ЧП и доказывали телезрителям, что Саблин не изменник, а идейный борец с коммунистической партократией. С этих же позиций рассматривалась эта ситуация в документально-беллетристических книгах прибалтийского писателя Майданникова «Прямо по курсу – смерть» и Н. А. Черкашина «Последний парад. Хроника антибрежневского мятежа». И это становится уже странным: почему именно нынешние антикоммунисты и антисоветчики поднимают на пьедестал героя человека, который, по первоначальной версии, хотел улучшить советскую власть, очистить коммунистическую партию от карьеристов и попутчиков.

Именно в этом феномене мы и хотим разобраться.

Попытки такие предпринимались. Так, в декабре 2005 года телекомпания «Царское Село» в программе «Лицом к лицу» (ведущий – Николай Алексеевич Чеклин) предоставила слово командиру группы кораблей, которому был дан приказ на перехват «Сторожевого», в то время капитану 3-го ранга А. В. Бобракову. К сожалению, аудитория этой кабельной телекомпании была крайне мала, она не охватывала даже всех жителей города Пушкина. И многие даже пушкинцы не слышали об этой передаче. В 2010 году телеканал «Звезда» попробовал разобраться в истинных причинах «мятежа Саблина». Одним из участников той передачи был и А. В. Бобраков. Но кто смотрит этот канал? По телеохвату каналами «Россия», НТВ «Звезду» и не сравнить, а в массе своей наш народ продолжает верить в версии, предлагаемые центральным телевидением.

Хронометрия события по версии Н.Черкашина

БПК «Сторожевой» прибыл в Ригу для участия в морском параде в честь 58-ой годовщины Великой Октябрьской Социалистической революции. Корабль стоял на реке Даугава на бочках, швартовые были заведены с носа и с кормы. На кормовую бочку «Сторожевого» был заведен носовой швартов подводной лодки (проекта 613), стоящей ниже по течению.

8 ноября 1975 года

18.00 – ужин, после него начинается показ кинофильма «Броненосец Потемкин» в столовой личного состава;

19.00. Саблин приходит к командиру и сообщает ему о ЧП (о пьянке матросов на самой нижней платформе в гидроакустическом посту);

19.10. оба спускаются в носовые выгородки гидроакустиков, где Саблин запирает командира А.В. Потульного;

19.30. Саблин выступает перед офицерами и предлагает им присоединиться к нему;

19.45. арест офицеров;

22.10. сигнал «Большой сбор», построение экипажа на юте, выступление Саблина перед матросами;

22.30. старший лейтенант Фирсов покидает корабль и по швартовому перебирается на подводную лодку;

23.00. «Сторожевой» снимается с якорной бочки и выходит в Даугаву;

00.00. Фирсов докладывает дежурному по штабу Рижской военно-морской базы о замысле Саблина;

9 ноября 1975 года

1.40. о ЧП в Риге ставится в известность командующий Балтийским флотом вице-адмирал Косов;

2.30. Косов докладывает о происшествии Главкому ВМФ С.Г. Горшкову и выходит на связь с Саблиным;

4.00. Главком по радиотелефону связывается с Саблиным;

5.00. с Саблиным по радиотелефону говорит министр обороны Маршал А.А. Гречко;

5.00.-6.00. – корабли под командованием капитана 1-го ранга А.В. Бобракова выходят из Лиепаи на перехват «Сторожевого»;

6.30. подняты в воздух армейские бомбардировщики;

7.00. подняты ракетоносцы из Белоруссии (с аэродрома «Быково»);

8.00. попытка передать в эфир воззвание «Всем! Всем! Всем!»;

9.40. матросы Лыков, Набиев, старшина 2-й статьи Станкявичус освобождают запертых офицеров;

10.00. матросы Лыков и Борисов взламывают люк второго поста РТС и освобождают командира Потульного;

10.20. обстрел БПК с самолетов;

10.32. арест Саблина.

Даже из «Хронометрии» Черкашина видно, что на «Сторожевом» не мятеж, то есть выступление экипажа против командира, а измена замполита Военной Присяге и Уставу КПСС. Более того, именно матросы и старшины срочной службы, в конечном счете, освобождают и офицеров, и командира, и помогают арестовать замполита. Ситуация явно не тянет на повторение подвига лейтенанта Шмидта. В 1905 году именно матросы подняли восстание на броненосце «Очаков» и призвали офицера командовать им. Здесь же офицер, используя свое служебное положение, заставил матросов выполнять свои приказы. Но с какой целью?

КАК ВСЁ БЫЛО

Здание лжи строится из кирпичиков правды. Правда – субъективная сторона истины. Истина всегда конкретна, правда — всегда окрашена индивидуальностью её носителя. Правда адмирала и правда матроса отличаются не потому, что кто-то из них врет или не договаривает, а потому что у них разный взгляд на тот или иной жизненный факт, эпизод или событие.

Поэтому представляем слово активному участнику тех событий, капитану 1-го ранга в отставке А.В. Бобракову. В 1975 году он в звании капитана 3 ранга (Черкашин маленько ошибся в своей книге) занимал должность заместителя командира–начальника штаба дивизиона малых ракетных кораблей (пр. 1234) бригады эскадренных миноносцев дивизии ракетных кораблей Краснознаменного Балтийского флота.

«В ночь с 8 на 9 ноября 1975 года я был старшим на командном пункте дивизиона. Малые ракетные корабли проекта 1234 в то время были сверхсовременными по всем параметрам. Они обладали уникальным радиоэлектронным комплексом, позволяющим обнаружить противника на громадных дистанциях, и несли твердотопливные крылатые ракеты с двумя принципиально разными головками самонаведения, что делало их самыми помехоустойчивыми в мире. Созданный в 1974 году дивизион МРК являлся главной ударной и мобильной боевой единицей надводных сил Балтийского флота. Базировался дивизион на Лиепаю, его командиром был капитан 3 ранга Георгий Всеволодович Чероков, командир МРК «Волна». Я, командуя МРК «Молния», с июля 1974 года был одновременно и начальником штаба дивизиона.

9 ноября 1975 года оперативный дежурный Лиепайской ВМБ позвонил мне в 4 часа утра и приказал немедленно прибыть к Шадричу в штаб ЛиВМБ. На причале у трапа уже стоял «уазик», так что ровно через 10 минут я входил в кабинет контр-адмирала. От оперативного дежурного базы я узнал, что Шадрич вызвал всех командиров соединений, в том числе моего комбрига капитана 2 ранга Леонида Семеновича Рассукованного, но пока прибыл только я. Шадрич сообщил мне, что БПК «Сторожевой» самовольно снялся с бочек на рейде Даугавы, вышел уже в Рижский залив и идет в сторону Ирбенского пролива. Командир Потульный Анатолий Васильевич, видимо, арестован, кораблем управляет замполит Саблин. Что происходит на «Сторожевом» – неизвестно, якобы, Саблин объявил экипажу, что он идет в Ленинград, чтобы потребовать телеэфир и призвать питерских рабочих к новой, коммунистической революции. Я высказал сомнение в том плане, что получить телеэфир, если это, конечно, его истинная цель, в Риге гораздо проще, чем в Ленинграде, до которого ещё нужно пройти 450 миль сложным фарватером. А в Риге ему достаточно пригрозить открыть артиллерийский огонь по правительственным зданиям, так сами телевизионщики установят телекамеры у него на мостике. Шадрич шутку мою не поддержал и приказал мне от имени командующего Балтийским флотом срочно выйти с двумя кораблями в море и перехватить «Сторожевой». Если не остановится, то с выходом его на меридиан 20˚ уничтожить ракетами. От себя Шадрич добавил, что не рекомендует входить в зону артогня «Сторожевого». После этого дал мне трубку телефона секретной связи, чтобы я получил подтверждение боевой задачи с командного пункта флота. Прямо из кабинета Шадрича я по телефону дал команду начать экстренное приготовление к бою и к походу двух кораблей.

В 6 часов утра два МРК были в море. Следом за ними вышел из базы сторожевой корабль проекта 50, имеющий на вооружении три 100-мм орудия. Командовал им капитан 2-го ранга Л. С. Рассукованный, командир бригады эсминцив.

Я принял решение: флагманскому кораблю тактической группы выйти в позицию с таким расчетом, чтобы оказаться прямо по носу «Сторожевого», если он от Ирбенского плавмаяка повернет в сторону Швеции, в дистанции визуальной видимости. Я надеялся, что экипаж сторожевика, увидев характерные силуэты моих кораблей, поймет, что «прямо по курсу – смерть», и остановит корабль. Все на флоте знали, что крылатые ракеты МРК гарантировано дают 100-процентное поражение цели.

Примерно в начале девятого на экранах локаторов замелькали отметки кораблей: мы выходили на курс цели. Я перестроил атакующие корабли так, чтобы второй шел ближе к берегу и позади флагмана с тем, чтобы пеленг стрельбы был вдоль берега. Но, все-таки надеясь, что применять ракеты не придется, сформировал на своем корабле «абордажную партию» из добровольцев во главе со старшим уполномоченным особого отдела КГБ нашей бригады, полагая, что смогу на полном ходу подойти к борту «Сторожевого» и высадить эту группу захвата.

Около 9 часов утра на курсовом угле 45° правого борта увидели «Сторожевой». Сзади и по бортам (с боков) у него шли пограничные катера. Я увеличил ход до 36 узлов с расчетом выйти прямо на курс «Сторожевого», чтобы его экипаж увидел мои корабли. «Сторожевой» на мои вызовы по радио в открытом и закрытом режиме не отвечал, но, предполагая, что радисты меня слышат, но не имеют права отвечать, несколько раз повторил, что имею приказ их уничтожить, если корабль не остановится.

Около 10 часов утра я уже наблюдал «Сторожевой» по пеленгу 90°, он шел прямо на меня, то есть его курс был примерно 270-290 градусов. Такой курс вел только в Швецию, а не в Ленинград.

Мои МРК рассредоточились, заходя к «Сторожевому» с запада. Этим же курсом к «Сторожевому» вышел корабль Рассукованного. Над кораблями пролетела группа дальних бомбардировщиков ТУ-16. Вдруг поднялся столб воды и «Сторожевой» исчез. «Взорвался!» – сказал стоявший со мной в ходовой рубке начальник политотдела нашей бригады. Я выразил сомнение: взрыв не точечный, а весьма протяженный. Действительно, вода опала и «Сторожевой» открылся целым и вроде бы невредимым. Но вдруг около 10.30 услышал в открытой сети: «Прошу прекратить огонь, управление кораблем взял в свои руки. Командир». Все-таки бомбы подтолкнули экипаж корабля к действиям по освобождению командира корабля, офицеров и остановке корабля. Моряки поняли, что разговоры-уговоры закончились.

Л. С. Рассукованный ответил, что не узнает голос командира. Потульный объяснил, что сидел в гидроакустическом отсеке, там холодно и он охрип. Рассукованный потребовал остановить корабль, спустить катер и командиру прибыть к нему. Видимо опасался какого-то подвоха. Потульный ответил, что катер спустить не может, он поврежден осколками. Рассукованный решил сам идти на катере на «Сторожевой». Прибыв на БПК, Леонид Семенович сообщил, что взял управление на себя, Саблин ранен и арестован, обстановка на корабле контролируется. Я сразу запросил у него «Добро» моим кораблям вернуться в Лиепаю. Получив «Добро», полным ходом пошли назад, в базу.

Так было. Но до сих пор средства массовой информации наводнены всякими измышлениями, проистекающими частью от безграмотности, частью от умысла».

Умысел заключается в том, чтобы доказать, что Саблин не собирался вести «Сторожевой» в Швецию.

А.В. Бобраков, хотя и поверхностно, но лично был знаком с Саблиным. Последняя их встреча произошла на борту «Сторожевого» буквально за пару месяцев до событий. С Потульным встречался чаще и знал его более близко. Со старпомом Н.Н. Новожиловым был даже в приятельских отношениях. Готовясь поступать в Военно-морскую Академию, Бобраков, с разрешения командира дивизии капитана 1-го ранга Валентина Егоровича Селиванова, просматривал документы с перечнем тактико-технических элементов корабля. И с этой целью пришел на БПК «Сторожевой» к старпому Николаю Николаевичу Новожилову. «Новожилов поместил меня во флагманскую каюту и дал документы, – вспоминает Бобраков. – В каюту заглянул Саблин и спросил, что делает мастер ракетного удара на противолодочном корабле. Я ответил: «Да вот переписываю ваши ТТЭ для Пентагона». Саблин улыбнулся: «Ну, старайся ничего не перепутать, а то ребят из ЦРУ с должности снимут».

(Новожилову повезло: он попал в госпиталь перед ноябрьскими праздниками и в Ригу с кораблем не пошел. Службу закончил командиром крейсера «Октябрьская революция». Два срока был председателем Муниципального Образования «Город Кронштадт»).

Поэтому в многочисленных телеинтервью почти перед каждой годовщиной «рижских событий» А.В. Бобракову обязательно задают такой вопрос: «Если бы «Сторожевой» продолжал идти в сторону Швеции, выполнили бы вы приказ о его уничтожении? Ведь «Сторожевой» был для вас не просто целью – точкой на экране радара, но живым объектом с конкретными людьми». Александр Васильевич жестко и бескомпромиссно отвечает: да, выполнил бы. Согласно Женевской международной конвенции 1958 года об открытом море, военный корабль от прочих плавсредств отличает военно-морской флаг и наличие командира – офицера действующего (т.е. не в запасе и не в отставке), а не наличие пушек. Так что арест командира корабля есть акт государственной измены, независимо от того, каким курсом пошел бы корабль, в Швецию или в Ленинград. Так считается во всем мире. Саблин для Бобракова однозначно изменник, не смотря на все потуги нынешних идеологов слепить из него некоего идейного борца с коммунистическим режимом. И сравнивать его с лейтенантом Шмидтом, по меньшей мере, не корректно, ибо, во-первых, Петр Петрович Шмидт оставил службу и не был уже связан военной присягой, а, во-вторых, вступив в командование восставшим крейсером, он отпустил на берег всех, кто не захотел участвовать в дальнейших действиях. Саблин же использовал свое служебное положение и приказал экипажу выполнять свои распоряжения, сделав их всех заложником своей авантюры.

Из 150 членов экипажа активно поддержали Саблина только двое. Все остальные, раз корабль куда-то идет, повинуясь воле Саблина, заняли нейтральную позицию. Но там, где стоит вопрос защиты интересов Родины, нейтральная позиция есть пособничество врагам Родины, т. е. измена ей. И это справедливо даже сегодня. Хотя советская власть на территории бывшего СССР ликвидирована, НАТО продолжает продвигаться на восток: Запад боится нашего народа и его ненавидит. Поэтому если сегодня угнать, например, ЭМ «Настойчивый» в Швецию, то это удар будет не по правительству, не по правящему классу, а по русскому народу.

В зону ответственности Лиепайской военно-морской базы входили Рига и Рижский залив. Капитан 2-го ранга в отставке Л.В. Высокополянский в 1975 году он был помощником начальника оперативной и боевой полготовки отделения штаба ЛиВМБ. Много лет спустя он рассказывал:

«8 ноября 1975 года я заступил на дежурство помощником оперативного дежурного командного пункта командира ЛиВМБ. БПК «Сторожевой» стоял на рейде реки Даугавы согласно диспозиции морского парада.

Второй праздничный день прошел без происшествий. В 24 часа мы получили доклады от подчиненных соединений и частей ЛиВМБ, включая бригаду охраны водного района (ОВР) из Усть-Двинска, что за прошедшие сутки никаких происшествий не случилось. Оперативный дежурный ЛиВМБ Н.А. Кириллов доложил об этом на КП флота и ушел отдыхать до 4.00., оставив меня за себя в соответствии с инструкцией.

Примерно от 1.10. до 1.30. 9 ноября по прямому телефону от оперативного дежурного бригады ОВРа из Усть-Двинска я получил доклад о том, что от подводной лодки, находящейся вблизи БПК «Сторожевой», получено донесение следующего содержания: «На борту подводной лодки находится офицер с БПК «Сторожевой», который по швартовому концу перелез с корабля на бочку, прыгнул в воду и вплавь добрался до ПЛ. Этот офицер (старший лейтенант) доложил, что на БПК – бунт». На мой вопрос, не пьян ли этот старлей, оперативный дежурный бригады ответил, что на ПЛ проверили – офицер трезв. Ему для согревания предложили выпить спирта, но он отказался. Я по телефону разбудил Н.А. Кириллова, который доложил о случившемся по телефону начальнику штаба ЛиВМБ и оперативному дежурному КП флота.

Минут через 15-20 поступил доклад от оперативного дежурного бригады ОВРа из Усть-Двинска о том, что БПК «Сторожевой» самовольно снялся со швартовых бочек и начал маневрировать для выхода в море.

На командный пункт ЛиВМБ прибыл начальник штаба базы капитан 1 ранга Меньшиков Гелий Александрович. Являясь ответственным за ведение карты обстановки, я спросил у него, каким цветом теперь обозначать на карте БПК «Сторожевой»: красным, как обозначаем свои силы, или синим, как принято обозначать силы противника. Начальник штаба посчитал это за неуместную шутку, сделал мне замечание и сказал: «Вот когда завтра нам всем головы оторвут, тогда и пошутите». Через некоторое время (точное время указано в журнале событий) поступил доклад о том, что «Сторожевой» вышел в море и лег на курс для выхода из Рижского залива через Ирбенский пролив, имея скорость 16 узлов.

Вслед за начальником штаба на КП прибыл командир Лиепайской военно-морской базы контр-адмирал Шадрич Олег Петрович – в парадной тужурке при всех наградах, видимо, прямо с официального приема. Он приказал оперативному дежурному ЛиВМБ объявить тревогу. Но ранее уже отдал приказание капитану 3 ранга А.В. Бобракову подготовить к выходу в море два МРК из состава дивизиона малых ракетных кораблей для перехвата БПК при выходе его из Ирбенского пролива. Два МРК вышли в море точно в установленный им срок.

Тем временем «Сторожевой» продолжал движение с постоянной скоростью 16 узлов. В 6 часов утра он прошел траверз мыса Колка и вошел в Ирбенский пролив. Была надежда на то, что он будет остановлен силами двух пограничных кораблей, несущих подвижный дозор у м. Колка. Но этого не произошло, и «Сторожевой» продолжал движение на выход из пролива. (Позднее, дней через 10 после всех этих событий я случайно в Лиапае встретил старшего группы сторожевиков пограндозора капитана 2 ранга Пенкержика, которого знал ещё по училищу. Он рассказал, что после безуспешных мер по принуждению «Сторожевого» застопорить ход, он сблизился с БПК на дистанцию голосовой связи и, идя параллельным курсом, видя Саблина стоящим на крыле мостика, долго по электромегафону уговаривал Саблина одуматься, выполнить приказ застопорить ход, подумать о судьбе подчиненного личного состава, особенно молодых матросов, втянутых им в эту авантюру. Саблин слышал, но не реагировал).

Приблизительно около 10 часов утра «Сторожевой» прошел траверз плавмаяка «Ирбенский» и лег на курс 10˚, имея ход 16 узлов. Пройдя мили две, «Сторожевой» вдруг повернул на курс 270˚ и впервые за весь переход увеличил скорость. Примерно минут через 15-20 после выполнения этого маневра от оперативного дежурного ВМФ по прямому закрытому телефону поступило приказание: «Отвести наши силы от БПК на 10 кабельтовых. Авиация будет наносить бомбовой удар». Оперативный дежурный ЛиВМБ продублировал это приказание шифротелеграммой».

Курс 270 градусов после прохода плавмаяка «Ирбенский» вел только на запад – в шведские территориальные воды.

Авантюра одиночки или спланированная операция?

На что же рассчитывал Саблин, затевая этот «угон»? Неужели он всерьез считал, что ему удастся увести корабль? В статье «Рейд в неизвестность», опубликованной в октябре 2006 года «Парламентской газетой», автор А. Витковский писал: «До офицеров флота доведен секретный приказ, в котором сообщалось, что изменники Родины намеревались угнать боевой корабль в Швецию, но попытка была вовремя пресечена». Самое интересное, что никто из офицеров, служащих тогда на кораблях и соединениях флота, не видел и не слышал о таком приказе.

Как же так, такое ЧП – и ни по Флоту, ни по Вооруженным Силам не было приказа с разбором и выводами!? Где-то в году 1968 была предпринята попытка вооруженного захвата и угона нашего тральщика в Средиземном море, у берегов Ливана, группой моряков и старшин. Готовили они эту акцию несколько месяцев, все было продумано и расписано, кто что делает. Только в последний момент заговорщики дрогнули, и акция сорвалась. Был показательный суд в Севастополе, и был приказ по Флоту с тщательным разбором и оргвыводами. А после ЧП со «Сторожевым» – полное молчание, словно вообще никогда ничего не происходило. Кроме того, и суд был закрытым, и мера наказания для Саблина была избрана не по масштабу преступления, и расстреляли Саблина как-то уж очень поспешно.

Тогда эти факты вызвали просто недоумение. Теперь, когда мы многое узнали о тайной работы советских спецслужб против советской же власти, можно предположить, что после того, как операция по угону провалилась, срочно потребовалось обрезать нити и спрятать концы. В это время в недрах КГБ уже были силы, которые занимались подготовкой того, что потом назвали «перестройкой». Например, примерно в эти годы Комитету госбезопасности было запрещено собирать досье на элиту СССР, начиная с первых секретарей райкомов и командиров дивизий, началось гипертрофированное развитие национальных творческих кадров, которые потом стали ударной силой по развалу СССР в виде так называемых Народных фронтов.

Многие высокопоставленные чины КГБ, не попавшие в элиту новой рыночной России, сегодня вдруг прозрели и начали многое выбалтывать о том времени. Например, что высшее руководство СССР знало, что в сбитом 1 сентября 1983 г. над Сахалином южнокорейском «Боинге» не было пассажиров (они летели в другом «Боинге» и трое суток сидели на американской авиабазе на острове Окинава), но эту информацию так и не противопоставили тому потоку грязной клеветы, который обрушили США на СССР, а значит, согласились признать Советский Союз «империей зла».

Кстати, семье Саблина, жене и сыну, командование флота выделило в Калининграде квартиру. Начальник политотдела дивизии капитан 2-го ранга Медведев Иван Николаевич, не получивший звание капитана 1 ранга именно из-за Саблина, лично занимался переездом Саблиных из Балтийска в Калининград. В главной базе Балтфлота офицеры горько шутили тогда: хочешь получить квартиру в Калининграде – угони корабль.

Представим, что было бы, если бы Саблин осуществил задуманное. Конечно, ни в какой Ленинград он идти не собирался, прекрасно понимая. что 400 миль по террводам СССР ему не пройти. Путь его лежал в Швецию. И вошел бы он в шведские территориальные воды и оттуда обратился со своим ультракоммунистическим р-р-революционным воззванием к советскому народу. И, самое интересное, ему бы весь Запад предоставил и телеэфир, и радиоэфир, и страницы всех своих газет. Даже если бы Саблин стал ратовать за очищение коммунистической идеи от бюрократического маразма. Да что газеты или телевидение, Валерию Михайловичу дали бы и трибуну ООН, чтобы только он призвал мир бороться с правящей верхушкой СССР как предателями коммунистической идеи. Стал бы самым известным человеком планеты. Так что политический кризис в СССР был бы обеспечен. По крайней мере, и Горшкова, и Гречко отправили бы в отставку.

Возможно, действительно существовал спецпроект «Саблин». Ему был дан ход, когда соответствующие службы поняли, что спецпроект «Сахаров» не имеет перспективы развития. Идеи конвергенции, прав человека и т. д., с которыми выступал академик А. А. Сахаров, не получили отклика в широких слоях населения, он так и остался «светочем» для узкой творческой среды. Но Саблин с его борьбой за чистоту коммунистических идей мог бы стать знаменем для всего народа. Писатель Черкашин в своей книге много цитирует Саблина, его дневники, письма к жене, наговоренный им на магнитофон текст Обращения к народу.

«Я убежден, что в народе нашем, как и 58 лет назад, вспыхнет революционное сознание, и он добьется коммунистических отношений в нашей стране. А сейчас наше общество погрязло в политическом болоте, все больше и больше будут ощущаться экономические трудности и социальные потрясения. Честные люди видят это, но не видят выхода из создавшегося положения…». Это из прощального письма жене. И Черкашин комментирует это так: «Он увидел выход… Привести корабль в Ленинград и – как в семнадцатом – шарахнуть в эфир: «Всем! Всем!! Всем!!! Говорит свободный корабль «Сторожевой»…». Так что по Черкашину Саблин – идеалист, революционер-одиночка, смело бросивший вызов Системе.

Но начинал свою книгу Черкашин в 1988 году, когда из Саблина лепили образ Истинного Коммуниста. Сегодня созданный им образ никак не вписывается в политическую концепцию постсоветского необуржуазного общества в России. И поэтому каждый год идеологи уже нового режима пытаются переделать «дело Саблина» так, чтобы приспособить его к своим задачам и целям, но удается это плохо.

Кто он, Валерий Саблин?

Я внимательно перечитывал все вывешенные в интернете следственные и судебные протоколы, письма, документы по «Делу Саблина» и невольно у меня сложилось впечатление, что Саблина просто умело использовали и вели. (Среди арестованных на «Сторожевом» оказался и прикомандированный оперуполномоченный особого отдела, прибывший на корабль именно за день до захвата Саблиным командования кораблем. Для чего? Не для того ли, чтобы контролировать ход операции?). В те годы, в средине 70-х, диссидентствующие настроения в советском обществе было что-то вроде хорошего тона, своего рода политической модой, недостатки в управлении государством обсуждались не только «на кухне», но и на рабочих местах, свободомыслие было всеобщим. По рукам в тысячах копий ходило «открытое письмо академика Сахарова руководителям Советского Союза», в котором тот высказывал надежду на скорую либерализацию строя, на провозглашение «священными» прав человека, на экономические реформы, которые бы вывели страну на путь мирового прогресса.

Думаю, что Саблин был знаком с этими и другими самиздатовскими произведениями, в Военно-политической академии их не могло не быть, хотя бы потому, что в учебной программе был спецкурс о противодействии буржуазной пропаганде. И не о марксистско-ленинской идейности Саблина надо говорить, а именно о его идейном неверии, которым воспользовались, подтолкнув к действиям, которые законами любой страны квалифицируются, как измена.

Правда, сегодня кое-кто высказывает и такую мысль, что Саблин мог преследовать и сугубо корыстные цели. Перебежать на Запад он мог и много раньше, например, когда «Сторожевой» заходил в иностранные порты. Но таких беглецов хватало и без него. А вот привести врагу корабль, начиненный секретнейшей аппаратурой связи, опознавания, шифрования и такими же документами, это – событие! Денег можно получить за это – как говорится, назови любую сумму! Что на таком фоне искалеченные судьбы экипажа?! Так, брызги шампанского на пьедестале героя!

Думаю, что до такого Саблин даже бы и не додумался. Он был идеологически и психологически другим человеком. Его и использовали втемную. Так что Саблин, увы, не герой, и не борец, он жертва изощренной подковерной политической борьбы в верхах власти. Он был лишь инструментом в руках весьма серьезных и влиятельных сил, уже пустивших корни в структурах партийной и государственной власти, и уже начавших идеологическую и политическую подготовку к будущей горбачевской перестройке, уничтожению СССР и социализма.

Капитан 1-го ранга Петр Середюк в статье Мятежный Сторожевой – 37 лет ожидания правды», опубликованной в газете «Секретные материалы 20 века» (№ 21 за 2012 г.) резонно поднимает вопрос, почему до сих пор не рассекречено полностью «дело Саблина», архивы закрыты и не ясно, когда можно будет с ними познакомиться.

В итоге ответ на этот вопрос сегодня у каждого свой, в зависимости от понимания сути и смысла поступка морского офицера.

Когда же Саблина стали готовить к его роли буревестника новой революции? Когда он оказался под «колпаком»?

Адмирал В. Е. Селиванов считал, что у Саблина было обостренное чувство справедливости и на этой почве произошло серьезное нервное расстройство, и он до сих пор убежден, что «открытого замысла в измене Родины у Саблина не было, хотя захват корабля и арест командира – это, конечно, тяжелое преступление». Возможно и даже скорее всего – не было. Но именно на его «обостренном чувстве справедливости» и сыграли те силы, которые решили слепить из него «буревестника революции». По всей видимости, всё началось с писем в ЦК ВЛКСМ и в ЦК КПСС, в которых Валерий Саблин писал о тех недостатках во флотской службе, свидетелем которых он становился. Но мер никаких не принималось, более того, его стали за письма «гнобить», это вызвало новый всплеск обиды и ожесточения. Идеальное «правильное» представление о жизни вошло в противоречие с реальной практикой жизни. О диссидентских настроениях молодого офицера-моряка знали не только друзья-приятели, но и в особом отделе (на него был написан в 1968 году донос). Впрочем, как я уже писал, диссидентство в те годы стало «моветоном», между собой высказывались открыто и прямо. На это чаще всего смотрели сквозь пальцы. Но Саблин начал критиковать не конкретные властные структуры, а систему.

Для меня непонятно одно: почему Валерий Саблин, перспективный боевой офицер, вдруг решил перейти в политсостав. Только ли карьерными соображениями он руководствовался (как известно, замполиты всегда опережали своих строевых коллег в звании на одну звездочку). В 1969 году он поступил в Военно-политическую академию имени В.И. Ленина и учился все 4 года очно. По воспоминаниям однокашников он с исключительным рвением изучал философию, буквально дневал и ночевал на кафедре философии ВПА им. Ленина, был близко знаком со всеми её профессорами и доцентами. Преподаватели кафедры считали себя сверхэлитой и относились ко всем другим преподавателем академии с чувством явного превосходства. Естественно, допущенный до таких мэтров, как генералы Миловидов и Волкогонов, бывая на заседаниях кафедры, Саблин не мог не возгордиться собою. По некоторым сведениям Саблин особенно близко сошелся с заместителем начальника кафедры философии Д. Вокогоновым и, выполняя его задание, прочитывал сочинения Л. Троцкого, готовя своему патрону материал для будущей книги «Троцкий».

Кафедра философии ВПА, как это не может показаться невероятным, по сути представляла собой закрытый от посторонних взоров либерально-прозападный клуб и главный теоретический антисоветский центр в Вооруженных Силах СССР одновременно. Так что «обостренное чувство справедливости» в период обучения в ВПА было ещё больше заострено серьезной теоретической обработкой.

Анализируя события 1975 года с высоты и позиции нынешнего времени, можно однозначно говорить о том, что при всей своей псевдореволюционной риторике, в реальности Саблин фактически приступил к воплощению в жизнь самой настоящей «цветной революции». Все пункты его программы – это буквальный конспект для организации стандартной «революции роз» или «революции одуванчиков», каких за последнее время мы вдосталь насмотрелись.

Наивно думать, что так называемая «перестройка» спонтанно началась лишь в 1985 году с приходом к власти в партии Горбачева. До того «судьбоностного апрельского Пленума ЦК КПСС» многие годы шла подготовка общественного мнения, расстановка своих сил и продвижение своих людей (так называемых «агентов влияния») к руководству государством.

Американские журналисты как-то задали вопрос Роберту Гейтсу, бывшему директору ЦРУ: когда, по его мнению, начался распад СССР? Тот ответил: «В 1975 году, после выступления советских военных моряков». Почему же Гейтс ведет отсчет начала всего перестроечно-разрушительного процесса именно с мятежа на «Сторожевом», ведь подавляющая часть советского народа узнала о событиях 9 ноября лишь в конце 80-х годов? А не потому ли, что мятеж на «Сторожевом» был лишь первой локальной пробой сил будущего масштабного перестроечного наступления. Да, попытка не удалась, но ведь это была лишь проба сил, Ну, а «процесс пошел» ровно через десять лет, словно по какой-то заранее определенной программе.

Именно поэтому Саблина пытаются возвести в ранг «мученика» и «борца с тоталитаризмом». И хотя он со своими «ультрареволюционными идеями» вроде бы никак не вписываются в реальность нашего нынешнего времени, где – «все на продажу», его продолжают вспоминать и воспевать именно те, кто «все продает и покупает». Одним из таких двигателей саблинской реабилитации был покойный Борис Немцов.

Думается, перед СМИ поставлена задача обелять предателей, кем бы они ни были, – «красными», «белыми» или «серо-буро-малиновыми». Когда власть преступна по происхождению, она своих героев ищет среди преступников, изменников, ренегатов и т.д.

Объявленные Саблиным намерения были самыми возвышенными, и должны были бы послужить благом для народа, неким «лучом света в темном царстве». А результатом его поступка стали изломанные судьбы десятков людей. Горбачев начинал перестройку под лозунгом «Больше социализма!», а конечным итогом её стал насквозь коррумпированный олигархический режим. «Демократы» печалились об одной слезинке ребенка, а результатом их деятельности стали моря слез детей, оставшихся без родительского попечения.

P.S.
Военная коллегия Верховного суда Российской Федерации в 1994 году пересмотрела «Дело Саблина» с учетом новых обстоятельств. Обвинение по политической статье было снято, статья по воинскому преступлению – оставлена. Отдельной строкой в этом решении было отмечено, что полной реабилитации Саблин не подлежит. И это, наверно, правильно. Хотя и обидно быть пешкой в чужой игре.

АЛЕКСАНДР МОЛОКОВ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *