ПРАЗДНИК НАЦИОНАЛЬНОГО ПОЗОРА…

admin Статьи из газеты №44 (2015) 0 Comments

Владычица Казанская романовских «заединщиков» не поддержала!

 

Когда народ слушает героическую арию оперного Сусанина «…Настало время моё», редко кто задается вопросом: Откуда пришел в сердце России, в костромское село Домнино, польский диверсионно-террористический отряд, намеревавшийся пленить отдыхавшего в родовом Ипатьевском монастыре новоявленного русского «царя»?

 

Пришла эта банда не из Варшавы, не от Орши и даже не из Смоленска, занятого королевской армией в 1611 г.! Польский гарнизон, оперировавший в поволжском сердце страны, стоял в Вологде, занятой польскими захватчиками в 1612 году. Тогда, не сумев пробиться в занятый гарнизоном полковника Струся Кремль (куда ляхов тянуло не сильно: московские сокровища дочиста уже были разграблены и вывезены в Варшаву панами Жолкевским и Гонсевским), войска гетмана Хоткевича, оставляя позади себя силы 1-го и 2-го ополчений, пошли на Русский Север. И, хотя они были отражены от валов Каргополя и Холмогор, но богатейшие – избежавшие разорения в годы Самозванцев области предали полному опустошению, оставив память о нашествии «панов» (как зовут их в том краю доныне), какой не оставляли татары; заняв, в частности, северную столицу Вологду.

 

Такова оказалась цена обладания Кремлем, давно опустошенным захватчиками прежде, соблазнившим вождей Ополчения… Предки знаменитого Кирши Данилова – онежские обыватели Тороповы (по-видимому, потомки оруженосца Алеши Поповича) оказались выброшены в те годы из родных мест: сначала на Белоозеро, а затем, аж до самого Нижнего Новгорода, спасаясь от лихих польских людей!

 

То историческое наполнение, что имеет современное «российское празднество» [см. http://kogni.narod.ru/time4.htm], противопоставленное дню рождения Л.Д.Троцкого (07.11; — хронологически точно Врем.пр-во свергнуто было утром 08.11), обычно не вспоминается, ни дикторами «глупого ящика для идиотов», ни организаторами т.наз. «русских» маршей. Здесь имеет место – даже не оскорбление чувств безбожников, празднователей «красного дня календаря», а оскорбление чувств — православных верующих! Мы его, это историческое наполнение напоминаем лубянским послужильцам, приводя словарную справку на Деулинское перемирие 1617 г., подписанное романовскими дипломатами с Речью Посполитой по окончании осады польскими войсками Москвы (1617 г.), и Столбовский «вечный мир», заключенный тогда же со Швецией.

 

Деулинское перемирие (на дату которого, в действительности, надлежало бы праздновать «народное единство»…) подписано 01.12.1617 г. в Радонеже под Москвой (село Деулино) сроком на 14 лет. Никакого окончания Смуты не наступило: строго по истечении перемирия боевые действия возобновились! …По условиям перемирия к Польше отошли новгород-северские (включая славный Путивль), черниговские и смоленские земли (до Вязьмы) – всё то, что волею ВКП-б с ХХ века стало (кроме Смоленска) числиться «Украинской державой», ныне же, трудами полковника ФСБ Гиркина, потеряно Великороссией (Российской Федерацией) уже навсегда. В связи с обменом пленными Польша отпускала отца русского царя – митрополита Филарета (патриарший сан в те годы имевшего лишь декретом воровской Тушинской рады). Однако Речь Посполитая отказалась признавать царский титул Михаила Федоровича [Дипломатический Словарь, 4-е изд., т. 1-й, М., 1984, с.302], полагая его самозванцем подобно 1-му и 2-му Лжедмитриям, числя царем московским своего королевича Владислава.

 

Чуть ранее, 27.02.1617 в деревне Столбово, практически на линии фронта – проходившего в те годы через Тихвин, был подписан «Вечный мир» с Швецией. По условиям мира, Шведский король признавал династию Романовых и отказывался поддерживать притязания своего брата Карла-Филиппа [там же, т. 3-й, 1986, с.430] (понятно, «династию» Романовых «не признающего») на русский престол. «Территории, возвращенные Россией по Тявзинскому мирному договору 1595 г. <и плюс Орешек, ранее не бывший шведским>, с городами Корела (Приозерск), Копорье, Орешек (Шлиссельбург), Ям (Кингисепп), Ивангород оставались за Швецией. Был запрещен проезд шведских купцов через территорию России в страны Востока <и ранее им не дозволявшийся; за эту монополию боролись торговые агенты Англии и Голштинии>. Шведские купцы получили право открытия дворов в Москве, Новгороде и Пскове, а русские – в Стокгольме, Выборге и Ревели. Царское правительство обязывалось выплатить Швеции 20 тыс. рублей серебром» [там же, с.431]. Однако, выход русским в Балтику был перекрыт, балтийская торговля становилась возможной лишь сквозь шведскую таможню (ВТО тогда не было).

 

Те земельные уступки, что были проделаны тогда, дабы замириться со Швецией (выторговать помощь в войне с извечным ее врагом — Польшей), привели к забвению историографией – вначале романовской, затем советской, а ныне «православной», не только Балтийской Руси — веками отстаивавшейся Рюриковичами, но и величайших страниц военной истории: обороны Тихвина (1613-1614) и Пскова (1613-1615). Хотя неудачная осада Пскова – это единственное поражение, понесенное за свою жизнь Густавом-Адольфом, а защита Тихвина (крепости Тихвинского Успенского монастыря) – была подвигом, достойнейшим, сравнивая с обороной Троице-Сергиевой Лавры в 1609-1610 гг.. Лавру осаждали банды тушинцев (возглавляемые Сапегой и Лисовским), а Тихвинский монастырь – регулярные шведские войска. И самое забавное, что память об этом подвиге и праздновании его сохранил лишь тот, кто нынче — всего охотней — рекламирует народу фейковый праздник 04.11, как будто, не сознавая их несовместность: Русская православная церковь. Именно Ею — было сохранено, от времен романовской смуты и поднесь, чествование Тихвинской иконы (сбереженной в ХХ веке покойными археп.Иоанном и Сергеем Гарклавсами) — одной из семерки главных русских икон, СТОЯЩЕЙ ВЫШЕ даже Казанской (утраченной в 1904 г.). Воины Казанского воеводства — были, увы и ах, своим командованием, несогласным с соглашательством Земской рати с боярами-изменниками, засевшими в Кремле, из рядов Пожарского ОТОЗВАНЫ [Р.Г.Скрынников «Минин и Пожарский», 2011, с.227]. Дева-Богоматерь, Владычица Казанская НЕ ПОДДЕРЖИВАЛА «заединщиков» Земской рати осенью 1612 г… Всё, чем они располагали, это списком иконы, бывшим с 1611 г. в таборах Заруцкого с протопопом Благовещенского казанского собора (казаками, чтившими казанские реликвии своего собрата – теперешнего патр.Гермогена, сей образ был встречен в осадном лагере без всякого почтения!).

 

Зато, волею Владычицы Тихвинской, тогда было остановлено наступление вглубь России шведов – польских врагов и негласных покровителей Романовых, – когда уже сдались (были взяты) Новгород, Ладога, Порхов, Старая Руса… — когда, казалось, уже не остается им преграды, и лишь Большой Богородицын монастырь (чьим посадом был Тихвинский городок до 18 в.) заступил вражеский путь.

 

Шведы продвигались тогда к Белому озеру, на Волгу, силясь овладеть главной артерией Русской Земли. В те месяцы, когда осаждался Тихвин, когда шведами был разорен Тихвинский Малый – Введенский женский монастырь, стоявший на отшибе, в лесах, окружавших монастырь, скрывалась его основательница — бывш.русская царица, постриженная в монахини жена Ивана Грозного, старица Дарья (Анна Колтовская), не давшая врагу украсить триумф своей персоной, как украшали в 1611 г. варшавский триумф польского короля схваченные Василий Шуйский и Федор-Филарет Романов. Увы, исторические романисты — это писатели политические, ангажированные исходно, и трудятся они за предоплату, потому, самые подлинные героические страницы Русского прошлого, самые блестящие сюжеты, вниманием предпочитают обходить…

 

На торговые статьи Столбовского мира в советской (российской) историографии внимания обращается мало, а ведь требование русских торговых людей – не пускать иноземцев на внутренний рынок России далее Холмогор (при Иване Грозном — Вологды), было некогда, одним из ключевых требований отечественных промышленников к династии Рюриковичей и Годуновых, устраненной в 1611 (1605). Против воли Девы Марии, не пустившей врага за Тихвин, — с захватом власти Романовыми, единство с коими празднует многонациональный кремлевский народ, — начиналась эпоха диктатуры тайного Фининтерна, продолжающаяся поднесь [http://www.zrd.spb.ru/letter/2009/letter_52_2009.htm (ср.: http://www.ymuhin.ru/node/1164/Vostanov-narhoza3)].

 

ЖДАН РОМАНОВ

Перенесение  Тихвинской иконы Божьей Матери из (летней) церкви Рождества Богородицы в (теплый) Успенский собор в Тихвине 09 июня 1798 г..

На картине: император Павел Петрович, цесаревич Александр Павлович (несут икону); цесаревич Константин Павлович (позади брата); императрица Марья Федоровна (позади мужа); архм. Герасим (Князев) (в митре); канцлер граф Александр Андреевич Безбородко (за иконой справа); граф Александр Сергеевич Строганов (за иконой по центру); предводитель дворянства Тихвинского уезда л.-гв.секунд-ротмистр Петр Воинович Римский-Корсаков (в профиль, опираясь на трость); живописец (на переднем плане, со свитком в руке, на свитке запись: Писал сию картину сей Василий Истомин с 20-го мая, кончил в 2-го дня ноября 1801). В русской живописи той эпохи автопортрет автора в протокольном запечатлении торжественной церемонии, с подписью, случай уникальный.

 

 

Роман Жданович

 

 

 

 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *