Все на борьбу с офшорами!

admin Статьи из газеты №30 (2015) 0 Comments



Или с чем?

Оффшоры (оff shore — зона «вне берега»)
начались с Панамы, в 1927г. предложившей «свои законы» коллегам из США — и это государство или часть государства, в пределах которого для компаний-нерезидентов (юридических или физических лиц, действующих в одном государстве, а зарегистрированных и проживающих в другом) действуют особые льготные режимы регистрации и налогообложения, когда налоги, практически, отсутствуют, а есть только низкие фиксированные ежегодные платежи при низком уровне требовательности к ведению бухгалтерского учета и высокой конфиденциальности и анонимности владельцев компаний. А офшоры — это и есть компании, в такой стране зарегистрированные и имеющие определенный вид собственности, но при условии, что предпринимательскую свою деятельность они осуществляют именно вне этого государства. Почему и совершенно естественно, что в «лихие» 90-е с «зонами» такими российский бизнес активно срастался, иначе, зачем же было тогда над страной проводить такие грабительски приватизационные «реформы»? Их и проводили, чтобы при Ельцине вывести заграницу порядка 170 млрд.
долл., примерно по 20 млрд./год.

А вот когда президентом стал его наследник Владимир Владимирович Путин, то, практически, с самого начала, в 2002г. он стал с этим бороться. Призывая российских бизнесменов «не прятать доходы за границей», ибо их средства могут там быть заморожены, и это «становится реальным ограничителем экономической деятельности и активности не только для наших предпринимателей, но и для иностранных инвесторов». И в плане, что «эти деньги должны работать в нашей стране, а не болтаться в оффшорных зонах», в 2005г. он даже предложил при возврате капиталов в Россию их полную амнистию с сокращением сроков исковой давности по приватизационным сделкам и упрощением порядка легализации прав на собственность. Но только в ответ почему-то была почти полная тишина, и тогда Владимир Владимирович решил перейти к еще более решительным действиям. В декабре 2011г. он просто напрямую заявил, что «хватит кормить офшоры!» и надо как-то, все-таки, останавливать вывод финансовых ресурсов из отраслевого оборота, а в 2012г. подкрепил борьбу с этим в своих знаменитых «майских указах» и в бюджетном послании Федеральному собранию в декабре.

Однако его такая активная борьба привела, к сожалению, совершенно к иной по данным Центробанка РФ масштабности вывоза капиталов (не по 20 млрд./год), причем делать это стали даже стратегические отрасли промышленности, и выведено из юрисдикции страны и там находится уже до 95% крупной собственности.

Год 

всего 

оффшоры 

2006 

43,7  

21,3 

2007 

87,8 

34,5 

2008 

129,1 

50,6  

2009 

56,1  

24,6  

2010 

34  

25,9 

2011 

84,2 

33,3  

2012 

65 

38,8 

2013 

61 

27,1  

2014 

151,5 

72,9 

И так с начала кризиса 2008г. из РФ вывезено свыше 500 млрд. долл., причем не менее 270 млрд. осело в оффшорных зонах. Каких? А таких, что если всего в мире их более 50, то Россия «может передавать» свои миллиарды строго по Перечню, официально признанному ЦБ РФ. И их по Приказу Минфина РФ от 13.11.2007 N 108н «Об утверждении Перечня государств и территорий, предоставляющих льготный налоговый режим налогообложения и (или) не предусматривающих раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций (оффшорные зоны)» — 42. Из которых наиболее на слуху Сейшельские, Маршалловы, Британские Виргинские, Мэн, Багамские и прочие острова, а также такие карликовые страны, как Лихтенштейн, Монако, Андорра, Сан-Марино, Гибралтар, Гренада, Бахрейн, Бруней, Маврикий и т.д. И, отпуская наш бизнес в такой «налоговый рай», «наверху» просто не могли не просчитывать, что возвращаться оттуда никто из зарегистрированных от 70 до 90% российских фирм добровольно сам никогда не захочет. Не захочет, потому что эти оффшорные зоны стали просто идеальной гаванью, где, во-первых, можно наглухо спрятать все свои «концы в воду», а во-вторых, вернуть оттуда спрятанные активы кому-то иному невероятно сложно: слишком уж много там всяких зарегистрированных компаний и установить личность реального руководителя, скрывающегося за таким офшором, практически, невозможно.

Почему масса мошенников там преспокойно скрываются, а в России свою «законную деятельность» ведут как иностранные предприятия. Однако и это еще не все, и кроме «официальных» оффшоров есть и просто страны, с удовольствием принимающих в свои банки российские миллиарды. И к таким юрисдикциям относятся Кипр, Нидерланды, Швейцария, Австрия, Великобритания, где также низкие налоги на прибыль (корпоративный налог), никакие меры по деоффширизации на капиталы, хранящиеся в них, не распространяются, а режимы секретности ничуть не меньше, что делает для российского бизнеса сокрытие денег в столь престижных европейских государствах весьма привлекательным.

Но почему на все это Путин и считает вывод значительных мощностей отечественной экономики из этих оффшорных зон задачей наиважнейшей — наиважнейшей, но только вот в самом главном он остается, незыблемо непоколебим. И хотя многократно и признавал, что грабительски бандитская приватизация 90-х была нечестной, однако пересмотра ее итогов (в смысле, национализации, например) не будет, а просто желательно юридически выверенным налогом ее бенефициаров (получателей денег, выгоды, прибыли, доходов) как-то обложить. И борьба на этом поприще продолжается! Так 13 июля он подписал Закон о запрете государственным организациям совершать госзакупки у компаний, зарегистрированных в оффшорных зонах, а уж 24 ноября 2014г. был принят, ставший уже знаменитым Закон № 376-ФЗ «О деоффшоризации». Позволяющий как бы находить иностранные активы и предъявлять претензии к российским должникам, являющимся владельцами этих налогооблагаемых активов в других странах. Где, как, скажем, на Кипре: налог на дивиденды — 5%, на доходы по вкладам — 0%, а в России это 15% и 20%, но только вот бюджет РФ ничего от этого не получает. А вот теперь по Закону государство в течение нескольких лет может, как бы взять под налоговый контроль такие иностранные компании (КИК — контролируемая иностранная компания), на деле принадлежащие российским владельцам, чем существенно усложнит использование ими оффшорных структур в иностранных юрисдикциях.

Но только вот как все это реально делать? Располагают российские налоговые органы возможностями по выявлению всех этих многочисленных компаний в различных оффшорных и низко налоговых юрисдикциях? Нет, не располагают, и по планам только к 2018 г. предполагается наладить хоть как-то обмен такой информацией. И пока Закон просто как бы обязывает таких потенциальных налогоплательщиков ставить в известность налоговые органы по месту жительства физического лица или нахождения организации о том, что они участвуют в иностранных организациях (если участие более 10%) и обо всех созданных (учрежденных) ими иностранных организациях без образования юридического лица —
добровольно
. И так же все иностранные компании, включая организации без образования юридического лица, но на территории РФ работающие, должны сами оповещать,
если имеют имущество, под налогообложение подпадающее, ФНС по месту своего нахождения о гражданах РФ этой организации — в первую очередь учредителях, бенефициарах и управляющих. Вот такое контролирующее участие российских налоговых резидентов как бы и должно привести к росту налоговых платежей с доходов КИК в бюджет РФ (при превышении минимальной суммы) — 20% налог на прибыль, а физическим лицам, являющимся акционерами иностранных компаний -13% подоходного налога с зарплаты.

Однако даже если всю эту добровольность каким-то немыслимым способом и предположить, то совершенно непонятно каким образом будет определяться сумма налога к выплате. Ведь расчет прибыли КИК
для налогообложения будет вестись по нормативам РФ, а они от методик подсчета финансовых показателей в иностранных компаниях отличаются сильно. Как отличны и методология бухгалтерского и налогового учета для расчета налога на прибыль, а в некоторых оффшорных юрисдикциях требования по ведению бухгалтерского учета отсутствуют вообще. И, наконец, в главном все упирается в то, что для того, чтобы изъять у кого-то активы, их надо сначала обнаружить и рассекретить (привязать к конкретному лицу), потом наложить судебный арест, и только тогда начинать слушание дела. При этом еще надо и правильно, а не произвольно, выбрать страну, в которой оно будет рассматриваться, ибо это может быть только та, где располагаются активы, или где проживает ответчик. И еще нужен учет тонкостей законодательств всех стран, где эти активы по миру разбросаны, и вполне может быть так, что судебный приказ о раскрытии информации, полученный в одной стране, в другой принят к исполнению не будет.

И вот пример, когда руководитель инвестгруппы «Коперник» Александр Сенаторов, задолжавший Альфа-Банку 44 млн. долл., организовал просто шестиуровневую схему управления своими российскими активами (объектами недвижимости), каждый из которых принадлежал отдельному кипрскому офшору. Те, в свою очередь, офшорам на Британских Виргинских островах (BVI), всем вместе принадлежавшим кипрской компании «Джинталекс», а та — фонду на острове Джерси, учредителями которого стали две компании опять с BVI, а номинальным владельцем их является независимое физическое лицо с Кипра. А сам же Сенаторов по договору траста, владельцем, юридически не являясь, по факту был настоящим бенефициаром, акциями всех этих компаний управляющий. За долги Альфа-Банк выдвинул против него обвинения, и впервые в российской юридической практике был применен принцип снятия корпоративной вуали, заключавшийся в том, что долг физического лица обращается на подконтрольные ему фирмы. Суд Москвы и обратил взыскание на «неочевидные» активы, подконтрольные ответчику, и Сенаторову в 2012г. пришлось за долги расплатиться недвижимостью.

Но пример это частный, а вообще получается, что указы — указами, законы — законами, а борьба за деоффшоризацию с таким контролем в воздухе повиснет надолго. Как висела и в 2002, и в 2005, в 2011гг. И все это, быть может, просто потому, что правящая элита есть и сама бенефициар, и именно ее деньги, благодаря оффшорным махинациям «заработанные» на Каймановых или каких других островах, в швейцарских или нидерландских банках храниться будут навечно под вечным таинством вкладов. И вот чтобы они для уплаты налогов как-то сами по себе в ФНС с Каймановых островов заявились, надо, наверное, просто погромче клич в народ «Все на борьбу с офшорами!» бросить — и а вдруг кто из них его и услышит?

И в заключение вот еще какая мысль приходит в голову: «Интересно, а при И. Сталине пришлось бы всех этих проворовавшихся «офшорников» по миру разыскивать? И если бы кто и нашелся, то на берегах бы, какой Колымы следы его затерялись потом совсем?»

 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *