НУЖНЫ И ПЕСНИ, ГОСПОДА!

admin Статьи из газеты №3 (2015) 0 Comments

НУЖНЫ И ПЕСНИ, ГОСПОДА!

Среди песенного репертуара, который обычно просят и который, как правило, охотно предлагается слушателям, музыканты выделяют, прежде всего, народные песни и романсы. И некоторые исполнители успешно выступали и выступают с разных сцен с таким репертуаром, хотя заказов на сольные музыкальные вечера, концерты в сравнении с прошлыми, более благополучными и стабильными в экономическом смысле годами, поубавилось. Это, однако, не смущает людей, искренне преданных песенному жанру, они продолжают творить и надеяться на лучшее. В том числе и такой яркий, запомнившийся многим исполнитель русских народных песен и романсов, каким является Владимир Адамович Невойт. Встреча и диалог с ним показались мне интересными для многих. А начали мы беседу с того, что я попросила объяснить разницу между русской народной песней и романсом, потому что нередко слушатели путают эти два похожих музыкальных жанра.

— Наверное, самое главное отличие, — смысловое, — ответил Владимир Адамович. – Народные песни очень ёмкие, глубокие по содержанию и драматургии. Романсы же, чаще всего, тематически более интимны, они рассказывают о лирических чувствах героев, хотя, конечно, нередко они бывают тоже насыщены драматическим смыслом. Однако как народные песни, так и романсы мы, в основном, знаем мало. В лучшем случае – десятка три-четыре. Забываются и отдельные слова, а иногда слушатели могут вспомнить только полюбившийся мотив. Когда я работал над составлением своей концертной программы, мне пришлось немало потрудиться в архивах. Потому что, как оказалось, одна и та же песня имеет несколько вариантов. Я стараюсь петь полный текст песен. Образцом для выбора своего репертуара для меня стал Фёдор Шаляпин. Дело в том, что я обладаю широким диапазоном голоса – в четыре октавы. И это тоже заставило меня обратить внимание именно на «шаляпинский» репертуар. Хотя у некоторых слушателей возникала по этому поводу и неожиданная негативная реакция – дескать, это в искусстве уже было, а надо именно что-то оригинальное, своё.

— Со временем у тебя появился, как мы знаем, и совершенно оригинальный, именно свой репертуар. Однако, ты получил своё артистическое имя Петроградского Шаляпина. Насколько я знаю, так тебя «окрестили» американские кинематографисты, которые успешно сделали небольшой фильм под названием «Шаляпин Петроградского района» о твоём искусстве и твоём тоже не менее серьёзном занятии – работе над изготовлением индивидуальных музыкальных инструментов. А предлагали они тебе гастроли в Америке?

— Предлагали. Только просили перевести русские народные песни на английский язык. Но ведь тогда бы изменилось и само звучание, мелодика песен! Я отказался, хотя не скрою, что некоторое время старался именно концертами, пением заработать деньги. Потом я узнал, что и у великого маэстро Шаляпина тоже требовали перевести на английский язык русские народные песни, романсы, которые он исполнял уже в эмиграции…

— А почему ты, всё-таки, так смело пытался заработать на исполнении песен? Ты специально учился вокалу, профессионально готовился работать на сцене?

— Я закончил музыкальное училище по классу вокала в Мурманске. Затем работал в «Ленконцерте», в Архангельской филармонии, в «Росконцерте», словом, профессионально выступал с разных сцен. В 2007 году меня даже приняли в элитный музыкальный клуб гениев звука и голоса. Во многом, как я полагаю, за актёрское мастерство, но и за слаженное, гармоничное звучание голоса и инструмента. Я ведь ещё гитарный мастер. Сейчас я работаю над изготовлением 793-ей гитары. А начинал, конечно, с того, что просто изучал разную древесину, собирал кусочки досок на мебельной фабрике. Было это ещё в конце семидесятых годов. Теперь я часто специально заказываю для своих инструментов редкие породы деревьев из-за границы. Например, так называемое чёрное дерево, палисандр, ёлку кавказскую, клён. Многие помнят, что самые простые и недорогие инструменты делались когда-то у нас в Ленинграде на фабрике музыкальных инструментов. В шутку мы называли те гитары посылочными ящиками. Теперь похожие ящики прибывают из Китая. А гитарных мастеров в современном городе остались единицы, фабрики теперь тоже, к сожалению, нет. Зато магазинов вместо прежних наиболее известных трёх – четырёх открылось ныне более 80.

— Но, может быть, вначале есть смысл покупать самый простой инструмент, учиться на нём, а уже потом скопить средства на дорогую, богато звучащую гитару?

— Это мнение распространённое, но оно ошибочное. Потому что на плохом инструменте хорошо всё равно не сыграешь. Даже совсем юный музыкант должен брать в руки такой инструмент, который ему, как бы, отвечает. Потому что звук с самого начала должен быть хороший, тогда музыкант начинает любить свой инструмент. А если звук извлекается плохо, если он резкий, неприятный, то как раз самых непосредственных людей – детей – этот звук вообще отвращает от занятий музыкой.

— Я бывала в твоей мастерской и запомнила, что у тебя есть не только изготовленные тобою на заказ инструменты, но и те, которые индивидуальные мастера делали в прошлые века. Расскажи немного об этом.

— Да, я собрал небольшую коллекцию старинных струнных инструментов. В основном, мне их дарили друзья. Особенно ценным подарком мне стала мандолина известной солистки Мариинского театра Брагиной. Этот инструмент находился в Ленинграде во время блокады, использовался в концертах. А выполнен он, пожалуй, мастерами в XVIII – XIX веках. Мандолина очень тонко, оригинально украшена инкрустацией. Пока что она в полной мере не звучит, ждёт реставрации.

— Я знаю, что твои постоянные музыкальные поиски, интересы не замыкаются исполнением сочинений старинных или современных композиторов. Мне, например, очень понравился диск с записями твоего исполнения сочинений композитора Виолетты Васильевны Гриневич. В том числе и на украинском языке, который тебе было, насколько я понимаю, не так уж просто учить. А чем ты увлечён сейчас?

— Поиски родных по сегодняшнему состоянию моей души песнопений привели меня в состав мужского хора на подворье Коневского монастыря. Знаменный распев, унисонное пение мне очень понравились. Я был немного знаком до этого с обиходным церковным пением в обычных храмах. Чаще всего там звучат четыре голоса в терцию. А Знаменное, старинное пение органично включает в себя кварто-квинто-секстовые вставки, которые создают особенное богатство и объёмность звука. Служба на подворье начинается в 8 – 9 утра. Певчим нельзя опаздывать, они всегда – на виду. Клирос находится буквально в двух шагах от иконостаса, помещение храма небольшое, так что буквально каждого из нас и видно, и слышно. Мне особенно нравится, когда хору начинают подпевать прихожане. Устанавливается как бы единое молитвенное дыхание. Это благодатно, неповторимо.

_ Как же быть теперь мастерам, изготовляющим инструменты? Появится ли, наконец, в городе место, где можно хотя бы посмотреть, потрогать авторские мастеровые гитары?

— С 1 декабря, как и планировал известный в петербургских кругах, особенно среди авторов-исполнителей музыкант Валентин Жолобов, он открыл свой собственный уникальный магазин на улице Марата, 57. Там когда-то находился магазин мебели, а ныне подготовлен особенный проект. Валентин рассказал, что в его специальном магазине с красивым названием «Эллингтон» будут продаваться винтажные инструменты, звуковоспроизводящая аппаратура, мастеровые гитары, старинные виниловые пластинки с редкими записями, разнообразная музыкальная литература и многое другое, чем интересуется петербургская музыкальная общественность. И мы надеемся, что магазин этот станет своего рода клубом, местом интересного общения и что наши мастеровые инструменты тоже будут представлены там и на них возникнет устойчивый спрос у настоящих ценителей музыкального искусства.

Нелишне, пожалуй, добавить к сказанному, что Владимир Невойт в разные годы успешно выступал почти во всех акустических залах Петербурга. В том числе и в тех, которые традиционно пользуются вниманием научной общественности города – в Доме учёных в Лесном, в Доме учёных на набережной Невы. Звучал его голос и в академических залах институтов, в зале выставочного центра Союза художников России, в авторских концертах и на фестивалях в Свято-Духовском культурно-просветительском центре Александро-Невской лавры. Можно спорить о репертуаре, о мастерстве исполнения певца. Но несомненно то, что Владимир Адамович Невойт обладает не только даром певца и мастера струнных инструментов. Он наделён с избытком подлинно русской широтой души, искренней любовью к музыке, к песням и, конечно, к людям, нашим современникам, так нуждающимся и в любви, и в гармонии, и, конечно, в запоминающейся, артистично, проникновенно исполненной песне.

ЕЛЕНА ЗАХАРЧЕНКО,

член-корреспондент

Петровской академии наук и искусств


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *