ЗЕЛЕНЫЕ НАСАЖДЕНИЯ ДЛЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА НУЖНЫ КАК ВОЗДУХ

admin Статьи из газеты №28 (2015) 0 Comments

Человек — дитя Природы. Зеленые насаждения связывают нас с Природой. Большой город без них превращается в вертеп: растет агрессивность, преступность, алкоголизация, проституция и т.д. Все это азбучные истины.

А если сказать так. Для любого большого города, в том числе и нашего, самым важным является общая атмосфера, городская аура. Она определяет как деловой климат, так и самочувствие большинства горожан. При прочих равных условиях (средняя зарплата, занятость и пр.), городская аура зависит не только от действий руководителей города, но и от зеленых насаждений.

Если сказать так, то это уже не слишком очевидно, приходится прислушиваться к мнению различных слоев и групп. Вот, например, в феврале 2015 года целый ряд видных горожан опубликовали манифест: «Новый Петербург. Какой город мы оставим потомкам?» Это призыв задуматься о городе, который стремительно меняется на наших глазах.

У нас есть блистательный Петербург образца Х1Х века. Есть Ленинград XX века, который дал, как постройки «монументального сталинского ампира», так и обширные районы, «застроенные серийными домами, – безликими, но функциональными». «А сегодня на наших глазах рождается ещё один город – Петербург XXI века. Рождается стремительно… и растёт он со скоростью необычайной. Но сможем ли мы гордиться тем, что оставим своим детям?» Вопрос важный, насущный и сложный. Все наши более-менее ответственные правители-руководители всегда задумывались над вопросом, как развивать город, как его благоустроить? Советчиков у них всегда, хоть отбавляй. Множество экспертов, целые институты… Каждый советовал, проталкивал, защищал свое. Как всегда, наиболее успешными оказывались те, кто умел под свои представления подвести экономическую базу, показать прибыльность проектов. Это и понятно, городу нужны средства, деньги. В результате всегда побеждали бизнесмены и финансисты, люди практичные, но однобокие, у которых горизонт видения определяется только размером прибыли. К словам культурных деятелей, экологов, всяким ученым прислушивались, но особого значения им не придавали. И напрасно.

СПб отличается от других больших городов мира очень сильным энергетическим полем. Виной тому – географическое положение, геологические структуры (платформы, разломы и пр.), геопатогенные зоны и т.д. История сделала СПб столицей империи, одним из лучших городов мира. Но в ХХ веке все изменилось. Сейчас энергетическое поле города давит и угнетает горожан. Между тем, основным преимуществом Северной Пальмиры, сулящим необыкновенные перспективы, является именно сильное поле над городом. Если его осветлить, сделать более легким и подвижным, то оно сможет дать городу такие возможности для роста, улучшения жизни и процветания всех жителей, которых нет, да и вряд ли когда-либо будет у любого другого города мира.

Одним из важных факторов, которые смогут обеспечить улучшение атмосферы в городе, являются именно зеленые насаждения. Согласно нормативам для Центрального, Адмиралтейского районов, ВО, ПС «обеспеченность населения… территориями зеленых насаждений» должна быть минимум 6 кв. метров на человека. (Закон СПб «О зеленых насаждениях в Санкт-Петербурге», N 396-88 от28.06.2010).

А фактически? «Сегодня в центре Петербурга на каждого жителя приходится менее пяти квадратных метров зеленых насаждений».(НВ, 2011) «Это и без того крайне низкий показатель даже для крупного европейского города. Однако, согласно предложению, зародившемуся в недрах городского комитета по градостроительству и архитектуре (КГА), 1521 зеленый участок города следует исключить из числа охраняемых… Бред? Нет, это очередной виток борьбы за земельные участки в центре Петербурга… Скверы, особенно в историческом центре, исчезают с космической быстротой… Главное – найти подходящий повод. И этот повод найден. Предложение снять с охраны полторы тысячи скверов опирается на нехватку мест для социальной инфраструктуры. Якобы городу не хватает школ и детских садов, а строить их негде… Создается впечатление, что главной задачей авторов поправок к генплану было стремление выделить побольше наделов под строительство…». Получается, что «одной рукой власти освобождают зеленые территории под детские сады, другой – сносят детские сады под коммерческую застройку». (В озеленении Петербурга нельзя экономить на качестве, «НВ», 16.12. 2011).

Бизнесу плевать на будущее города, ему важно урвать свое и сейчас. Между тем, проблема оздоровления городской среды – проблема фундаментальная. Вот о чем предупреждал простой советский инженер отцов города еще в далеком 1989 году. Обращение было направлено Первому секретарю обкома КПСС Гидаспову Б.В.

«Б.В.! Самый страшный враг – это скрытый, невидимый и малоощутимый враг. Ленинград находится в опасности. Угрожают ему вибро-акустические поля, которые генерирует сама городская среда. В дополнение к материалу, направленному Вашему предшественнику… посылаю свои предложения по оздоровлению городской среды».

1. «В Ленинграде, как и практически в любом крупном (более I млн.) промышленном городе технические системы и городская среда постоянно образуют, генерируют вибро-акустические волны, волновые сгустки, которые ослабляют защитные силы организма, разрушают психику человека.

При определенных условиях… и в особенности при малой площади зеленых насаждений в черте города волновые структура образуют устойчивые, неразрушаемые системы, вибро-акустические поля (ВАП), которые весьма опасны, как для живых организмов (человека, прежде всего), так и для технических систем.

Поведение волновых сгустков напоминает поведение пенистых структур. Они перемещаются по течению, накапливаются в застойных зонах, соединяются в более крупные образования, распадаются и т.д. Наиболее эффективным фактором, обеспечивающим распад, разрушение этих пенистых волновых структур являются зеленые насаждения, прежде всего, лиственные зеленые насаждения.

В Ленинграде площадь озеленения ниже критического значения.

Главной проблемой больших городов нашего времени (и Ленинграда) является проблема очищения территории города, его улиц, домов… от волновых структур («пенистой грязи»). Необходимо научиться ускорять их разрушение, не давать возможности сформироваться устойчивым долгоживущим структурам, в особенности исключить накопление волновых структур в жилых помещениях.

Наиболее подвержена воздействию «волновой грязи» мужская половина населения.

Живой организм, в том числе, и человеческий, непрерывно генерирует свои волновые структуры, биополя, которые взаимодействуют с внешними по отношению к нему волновыми структурами, в том числе и «пенистой грязью».

Наиболее опасна «пенистая грязь» для стариков и детей. «Волновая грязь» нарушает нормальное развитие детского организма, деформирует психику ребенка, способствует появлению различных заболеваний. Хрупкий организм детей, развиваясь в условиях «загрязненной волновой атмосферы», деформируется совершенно непредсказуемым образом, многочисленные пороки генетической структуры, дебилизм, расстройства детской психики и т.д. связаны именно с воздействием «волновой грязи» на детский организм.

Биополе человека после его смерти подвергается различным трансформациям, в том числе той или иной степени разрушения. «Волновая грязь» больших городов нарушает естественные, нормальные процессы изменения биополя человека после его смерти… Это обстоятельство усложняет все процессы, которые протекают на уровне психики.

«Волновая грязь» усиливает действие биополя умершего человека на биополя живых людей. В больших загрязненных городах «мертвые» начинают активно влиять на жизнь живых людей, на их ощущения, интересы, эмоциональную сферу и т.д.

«Волновая грязь» ослабляет защитные силы организма, его сопротивляемость болезням и одновременно ускоряет, активизирует размножение микрофлоры, в том числе, и патогенной. Городам, в которых формируются устойчивые вибро-акустические макрополя, грозят опустошительные эпидемии.

Сильные биополя старых и пожилых людей, терпящих нужду и лишения, голодающих, болеющих, и после смерти делаются источником отрицательных эмоций, заражающих живых людей, мешающих им строить свою жизнь. Биополя людей, умерших от различных болезней, провоцируют появление этих болезней у живых.

Ленинград — «город пенсионеров». Ленинград — город, в котором очень активно идут процессы формирования устойчивых громадных вибро-акустических полей, вот почему… проблема устройства быта стариков в условиях Ленинграда является первостепенной.

2. Проблема оздоровления городской среды Ленинграда… разрушения уже сложившихся волновых полей и недопущение образования новых является очень сложной. Решение этой проблемы возможно только в рамках комплексной программы, предполагающей проведение, как неотложных мероприятий, так и долговременную перспективу.     В перспективе город придется подвергнуть реконструкции и заметно увеличить площади озеленения…».

Тогда, летом 1989 года, Гидаспову Б.В. было не до проблем экологии. Он решал свои проблемы. К тому же и Союз дышал на ладан. В 90-е годы дикий капитализм порушил многое, но строительный бизнес развивался успешно. В городе не хватало жилья, коммерческих площадей.

«В лихие 1990-е наши города стали лишаться значительной доли деревьев, кустов и газонов, особенно расположенных вдоль городских магистралей. В далёких от оживлённых городских магистралей дворах и скверах зелень губила уплотнительная застройка. Теснили её аппетиты девелоперов и на окраинах». (Когда деревья будут большими? НВ, 16.10. 14).

Летом прошлого года Правительство СПб приняло постановление (№487 от 17.06.14), которым утвердило государственную программу СПб «Благоустройство и охрана окружающей среды в Санкт-Петербурге» на 2015-2020 годы». Там было много правильных слов, но что происходит в действительности? Журналисты «НВ» провели расследование.

«Горожан уверяют, что деревьям ничего не грозит. Но зачем тогда понадобилось менять список зелёных зон? В повестке – обсуждение проекта закона Санкт-Петербурга «О внесении дополнения и изменения в закон Санкт-Петербурга «О зелёных насаждениях общего пользования». Есть все основания полагать, что за этой формулировкой скрывается внесение очередных изменений в «охранный список» – в реестр зелёных насаждений общего пользования (ЗНОП). А это значит, что зелёные зоны, которым грозит исключение из этого списка, могут просто-напросто застроить».

В чем тут дело? «Закон о ЗНОП, под каким бы соусом это ни подавалось, переписывается в угоду коммерческим структурам. Земля в обжитых районах города – как тот же Васильевский остров – стоит около 10 миллионов долларов за гектар. Площадь выводимых из списка скверов и зелёных зон, как мы посчитали, – около 12 гектаров. То есть цена вопроса – 120 миллионов долларов. Есть ещё вопросы?» (С. Андреева, С. Иваненко.Под топор?, «НВ», 5.02.15).

Наталья Сивохина сообщила в редакцию «Нового Петербурга», что «Петербургский парламент, несмотря на протесты и внесенные жителями поправки, отказал в рекреационном статусе ряду «горячих точек»: Малиновке, Удельному парку, Канонерскому острову, Охтинскому мысу, Пулковским высотам, Можайскому скверу. Не попали под защиту закона зеленые зоны на ул. Савушкина, Приморском пр. (против д.137), а также Кондапокшинское болото. Все непопулярные решения в трех чтениях были приняты ЗакСом в результате тайного голосования. Возмущенные общественники провели на Исаакиевской площади акции протеста». (Все «тихой сапой». «НП», №26, 2.07.15).

Бизнес, деньги оказался сильнее тревог простых горожан, их озабоченности будущим города. Финансовый слой активного пространства, самый коварный и всюду проникающий, добился своего и в ЗакСе. Что теперь скажет Смольный, губернатор?

* * *

«Город Санкт-Петербург может стать тем местом, где будут сформулированы и реализованы планы по превращению города в основной рычаг научно-технического прогресса, главный фактор культурного возрождения, улучшения нравов и превращению в центр науки и культуры мирового значения». (АИС).

Эти слова были произнесены и доведены до новых правителей-демократов еще в 1990 г. в программе «Балтийское небо». С тех пор личная инициатива и предприимчивость дала возможность обогатиться целому слою наиболее активных предпринимателей, но проблема очищения городской ауры с помощью зеленых насаждений и других мер не получила поддержки.

Сейчас в 2015 мы пожинаем плоды этих просчетов. Городская аура, ее разумные структуры обладают огромным интеллектуальным потенциалом. Бизнес, банки контактируют с ее самой темной частью, поэтому процветают несмотря ни на что, но это путь, т.е. опора на финансовый слой АП, приведет город к тупику. Возрождение, успех, процветание возможно только при контакте с аурой светлой, которая видит далекие перспективы и пути развития города. С этой светлой аурой и нужно установить связь, вести прямой диалог. Опора на финансовый слой – это тупик. Когда развитие прекращается, начинается торможение, кризисы, нужно обращаться еще и еще раз к тому времени в прошлом, когда был выбор пути, и система не приобрела инерцию, т.е. ко времени 1989-91гг. Программа-концепция «Балтийское небо» тогда не получила поддержки во властных и научных кругах, и совершенно напрасно. Может быть, пора еще раз вспомнить о ней, если живы те люди, которые помнят ее, признали ее достоинства, но положили в архив до лучших времен?

                                            Л. Пекло, 6.07.15.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *