КУЛЬТУРА И ПОРНО НЕСОВМЕСТИМЫ!

admin Статьи из газеты №20 (2015)

КУЛЬТУРА И ПОРНО НЕСОВМЕСТИМЫ!

Послесловие к «Тангейзеру».

Православная общественность Новосибирска не приняла «современное переосмысление» оперы Вагнера «Тангейзер» и вышла на митинг против продолжения её постановки в Новосибирском государственном театре.

Конечно, увидеть по телевизору – совсем не то, что увидеть воочию, но съёмка была честной зарисовкой происходящего без всякой идеологической натяжки и поэтому достаточной для того, чтобы составить определённое представление о собравшемся народе – русских людях, не зашоренных либеральными стандартами, умеющих логически и здраво мыслить. «Конфликтная ситуация, ответная реакция» – такие затёртые, бесцветные выражения не работают. Происходит убедительное, естественное неприятие, отторжение Зла – так можно охарактеризовать то, что мы видим.

Чувствуется, что эти люди не привыкли выходить на митинги, привлекать к себе внимание. Наверно, совесть и чувство долга заставило их преодолеть себя и заявить, наконец, о том, что они не потерпят больше глумления над христианской верой и человеческим достоинством.

Православные верующие обратились к Новосибирскому митрополиту Тихону, а он от их лица – в Министерство культуры и прокуратуру.

Интересно сравнить заявления митрополита Тихона, интеллигентного культурного человека, и хамские выпады режиссёров-либералов. Создаётся впечатление, что у них полностью отсутствует хоть какое–то простейшее понимание мировой культуры, истории, литературы, свойственное в большей или меньшей степени каждому незомбированному обычному человеку. Только дикая либеральная злоба: «попы, мракобесы» и уверенность в своей безнаказанности – ведь они чувствуют себя «хозяевами жизни».

Чтобы оценить, что «сотворил» режиссёр Кулябин (со–товарищи), следует вспомнить, очень кратко, сюжет «настоящего» Тангейзера:

I акт. Грот Венеры. Танцуют наяды, поют сирены. Рыцарь Тангейзер хочет вернуться на родину, но Венера удерживает его. Тогда он произносит имя девы Марии – волшебный грот исчезает. II акт. Тангейзер на родине. Он спешит в замок, чтобы увидеть свою возлюбленную, племянницу ландграфа, Элизабет, которая всё это время ждала его.

III акт. В замок на турнир собираются рыцари и гости. Ландграф предлагает тему поэтического состязания: в чём суть любви. Он думает, что Тангейзер победит, и, зная о чувствах влюблённых, хочет объявить о бракосочетании славного победителя турнира и Элизабет. Тангейзер, попирая чувства других рыцарей, поёт гимн страсти в честь Венеры. Все возмущены. Граф отправляет Тангейзера в изгнание, пока он не очистится и не получит прощение. IVакт. Пилигримы возвращаются из Рима на родину. Элизабет узнаёт, что Тангейзер не прощён. Папа произнёс страшный приговор: его грех не будет прощён – как не зацветёт в его руках посох. Элизабет обращается к деве Марии принять её жизнь как искупительную жертву. Тангейзер встречает шествие с гробом Элизабет – и падает замертво. Посох его расцвёл – Тангейзер прощён.

Итак, трактовка Кулябина: Тангейзер из рыцаря превращается в кинорежиссёра Генриха Тангейзера, снимающего фильм о неизвестном периоде жизни Иисуса Христа, который попадает в грот языческой богини Венеры, где предаётся плотским утехам. Увы, это не «танцующие наяды и поющие сирены» – «сценки» здесь намного похлеще. Затем перед зрителями появляется плакат – постер фильма (как бы обобщающий предыдущие сцены), якобы снятого Генрихом Тангейзером и изображающего Иисуса между огромных женских ляжек.

Хочется спросить Кулябина, какие идеи он воплощал, какие ставил цели, когда таким образом изменял сюжет? Почему именно «Тангейзер» пробудил у Кулябина желание ввести в оперу нового героя – Иисуса Христа и заставить его участвовать в «греховных» сценах? Какая связь с настоящим сюжетом оперы? Какое у Кулябина отношение к идее, заложенной в опере? По-видимому никаким таким размышлениям Кулябин не предавался, а просто «вляпал» в оперу «порнуху» и бессмыслицу.

Не будем философствовать, а процитируем несколько отзывов, помещённых в Интернете: «Так как либретто Кулябина ничего общего с первородным не имеет, Кулябин стремился быстро и просто разбогатеть. Скабрезности нынче в моде, а если они ещё в главной роли с Христом, то жди миллионов». «Сегодня их уже рота, тех режиссёров одного года, которые уже составили состояние на одном единственном своём творении. Приём у всех один: бери классику, вверни секс, голые «половые признаки» на сцену, а в наше бессовестное время ещё святых сюда, и всё – ты миллионер». «Гнусные духовные уроды! Вам всё разрешили! Оголяться на сцене, сношаться, писать, какать. Да вываляйтесь в дерьме, если вам так угодно и угодно вашему зрителю, глумитесь над собой и себе подобными, но не трогайте Бога». «В этом направлении ещё богатый ресурс: педофилия, скотоложество, некрофилия». «Нормальных постановок почти не осталось, ведётся оболванивание публики. Был на Борисе Годунове в Большом – старая постановка – красота, замечательные декорации. Скоро, того гляди, и до него доберутся поганые извращенцы». «Те, кто вышел протестовать против этих подельщиков от культуры, правы сто раз. И для этого не надо было смотреть оперу. Достаточно было увидеть постер – главную декорацию».

Многие считают, что театральными деятелями, подобными Кулябину, двигает желание обогащения. Может быть. Но не только. Чтобы сделать такие театральные постановки, надо иметь в себе много ненависти и злобы к народу, среди которого живёшь, и страсти к разрушению – и это основной двигатель их «творческих» исканий. И такие люди руководят русской культурой! (Причём на государственные, то есть наши деньги).

Мы должны быть благодарны православным Новосибирска за их умение быть сплочёнными и настойчивыми, отстаивая от поругания духовные ценности человека. Они заставили многих задуматься о том, почему такой явный упадок нашей культуры? Почему такой низкий нравственный и эстетический уровень нашей культуры? Что представляют собой её руководители, какие у них то ценности?

Выступление в Новосибирске – это камень, брошенный в зарастающее тиной озеро. Пошли круги за кругами, захватывая всё большее пространство. Появилась надежда, что спохватятся люди и очистят озеро.

1марта в Новосибирске по инициативе председателя новосибирского отделения «Народного собора» Юрия Задоя и православных активистов состоялся многотысячный митинг протеста против постановки «Тангейзера» по «Кулябину». Заметим, что собравшиеся на площади люди рассматривают случай с «Тангейзером» как наиболее отвратительный, прямолинейно хамский и ставший поэтому одиозным – но совсем не единичным случаем в культурной и общественной жизни Новосибирска. «Там, где во власти находятся люди, не понимающие, что такое Россия, патриотизм, какие ценности у нашего народа, – вот там и появляются на свет «кулябинские тангейзеры» – так считают выступавшие. Проносят портрет главы департамента культуры, спорта и молодёжной политики Анны Терешковой, под портретом – подпись: «Департамент антироссийской культуры. Долой пятую колонну!». (Анна Терешкова, жена местного олигарха Дмитрия Терешкова, дружит с Маратом Гельманом, прокатывала все его выставки, проводила выставку «Соединённые Штаты Сибири», на которой «шуточно» рисуют гипотетический флаг Сибири, как отдельного государства. Так что с ней всё понятно). Протестующие потребовали не только снятия с репертуара «кулябинского Тангейзера», но и отставки Анны Терешковой и регионального министра культуры Василия Кузина. «Мы выражаем недоверие политике мэра Новосибирска и губернатора Новосибирской области» – заявили активисты в письме к российскому президенту

Юрий Задоя обобщил то, что происходило на митинге: «Я ни разу такой поддержки, такой энергетики не чувствовал. Наболело, видимо. Глумятся над культурой давно, уже трудно найти спектакль без пошлости, поэтому многие пришли по зову сердца».

Когда же заползла к нам эта либеральная зараза, разрушающая искусство, – так называемое «осовременивание» художественных произведений в государственных театрах? Наверное, со времени перестройки, когда пришедшие к власти отечественные либералы и «благодетели» – Соросы были совсем не заинтересованы в сохранении русской культуры. (Именно тогда не показалось нам таким смешным, как в советское время, выражение: «загнивающий Запад»).

Теперь в театральных кассах, прежде чем купить билет, мы принуждены спрашивать, традиционная или современная постановка спектакля, чтобы не попасть на грубую бездарную клоунаду или откровенную порнуху.

Что происходит на «Западе»? Отказался ли он совершенно от развития традиционного театра? Вероятно, общим для режиссёров всего «цивилизованного» мира является создание на сцене Хаоса (действие происходит вне времени и пространства), отсутствие целостности произведения, обобщающей идеи и непременный крен в сторону «физиологии». Но я это только предполагаю, сталкиваясь с «поделками» тех отечественных режиссёров, для которых современное зарубежное искусство – образец для подражания и поклонения.

Хотя это странное направление в искусстве носит явный наднациональный характер, в каждой стране оно имеет свою специфику, свой идеологический подтекст. В России – это русофобия. И неважно, какие цели преследует режиссёр, но он должен понимать, что современный метод «переосмысления»: принижение, оглупление, карикатурное переодевание действующих лиц – всё это в русских исторических операх выглядит как откровенная русофобия. Я помню постановку оперы «Борис Годунов» и сцену, в которой Борис Годунов, одетый в белую как бы смирительную рубаху, катается по полу во время исполнения своей главной арии. Не издевательство ли это над русской историей!?

Приведём отзыв искусствоведа Екатерины Кретовой о постановке оперы «Князь Игорь» Бородина в театре «Новая опера»: «Игорь Святославович – психически нездоровый персонаж. Ария «О, дайте мне свободу» кажется плодом воображения человека, полностью потерявшего связь с реальностью. Путивль – это убогость и дикие нравы, повсюду бомжи и алкаши. Зато половецкая степь – красота. Даже юрты инкрустированы драгоценными камнями….К гражданской позиции постановщиков – претензий нет и быть не может. Каждый волен выбирать идеологическую платформу и отстаивать её, используя свои профессиональные возможности. Не любите вы свою родину, презираете, стыдитесь

– дело ваше. Но по какому праву для самовыражения используется текст, созданный автором с совершенно противоположными взглядами и чувствами?… «Слово о полку Игореве», этот литературно–исторический источник, служил важнейшим фактором становления самостийности русского национального сознания …Бородин руководствовался той же мотивацией – созданием художественного произведения, возвышающего национальное».

Оскорбление наносится не только русской истории, но и русской классике. Высшее достижение либеральной мысли – представить Онегина и Ленского гомосексуалистами и полными идиотами. Татьяна, когда пишет письмо к Онегину, скатывается по ступенькам. Достигается вожделенный для либералов сумбур, хаос, бессмыслица. Всему этому сопутствует русофобия – ведь происходит глумление над произведением, которое является гордостью русской культуры, русского народа, даже, если режиссёр и не имеет такой цели.

И всё–таки русофобия в отечественной культуре, притом на государственном уровне

(в государственных театрах и на государственных телевизионных каналах) – только часть того, что происходит в мире, а происходит явная деградация культуры. Почему? Попробуем ответить, может быть, слишком упрощенно, но тем ее менее логично. На пути полной глобализации мира стоят национальные культуры. И чем выше уровень национальной культуры страны, тем труднее превратить её жителей в «общечеловеков» без национальности и исторической памяти. Современный общественный деятель Франции Юг Регель считает, что речь идёт «о формировании нового человека без веры и рода, плода кровосмешения ставшего обязательным, робота, которым можно управлять как вздумается и который стремится лишь к бесконечному наслаждению».

К формированию такого человека направлена гендерная теория, развращаюшая детей, ювенальная юстиция, обрывающая родственные связи, пропаганда гомосексуализма, разрушающая психику человека. В результате и получаются люди, не способные воспринимать ничего высокого, талантливого, родственного, естественного, создатели и потребители «современных» Тангейзеров, достойные войти в новую «глобальную цивилизацию». А может быть, мы отстоим своё право быть такими, какими создал нас Бог, природа, наши предки и не спутаем Добро со Злом!

В конце статьи вернёмся к нашим российским делам и процитируем дельное и остроумное предложение Екатерины Кретовой: «Есть идея, которая сильно возбудит либералов от искусства. Предвкушаю визги: вы цензуру хотите ввести!!! Нет, не цензуру, а некую общественную организацию, подобную Архнадзору, следящему за сохранностью памятников архитектуры. Пусть этот, скажем, «Артнадзор» выдаёт театрам охранные обязательства на классические русские оперы, которые они собираются ставить. И если (какому–нибудь режиссёру захочется похулиганить с национальным достоянием, ответственность за это должен нести театр, заказавший ему постановку».

 

Н.А.БЕЛИЦКАЯ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!