ПО СЛЕДАМ КИРИЛЛА И МЕФОДИЯ. НАЧИНАЯ С «АЗОВ»

admin Статьи из газеты №20 (2015) 0 Comments

ПО СЛЕДАМ КИРИЛЛА И МЕФОДИЯ. НАЧИНАЯ С «АЗОВ»

 

У стен Пскова наступательный порыв войск турецкого ставленника на троне Речи Посполитой – трансильванского бана Стефана Батория, выдохся. По старой привычке — занимаясь рыболовством в мутных водах, Рим тогда обещал посреднические услуги мадьярскому магнату (в «русмирской» публицистике ложно отождествляемому с западным лобби) и русскому царю.

 

С этой миссией ко двору Ивана Грозного в 1581 г. прибыл легат Антоний Поссевино. Фряжский иезуит, недавно убедивший переметнуться в католицизм шведского короля Юхана, полагал что русского Ваньку, варвара из народа прозелитов поверженной турками Византии (как гласит «безальтернативная история»), столкнувшегося с коалицией латинских и магометанских государств, не будет сложным обвести вкруг пальца риторикой о «христианском единстве». К его удивлению, риторика оставила Русского царя равнодушным. «Ты говоришь, Антоний, что ваша вера римская одна с греческою? И мы носим веру истинно христианскую, но не греческую, греки нам не Евангелие. У нас не греческая, а русская вера…» — ответил папежнику хозяин знаменитой библиотеки.

День памяти общехристианских(!) святых Кирилла и Мефодия с 1970-х гг. был в СССР объявлен «днем славянской письменности и культуры». Однако, житие святых – из которого мы знаем об их деяниях, не только не говорит ничего подобного, но, напротив, сообщает о существовании в их времена славянского письма, развитого настолько, что им был выполнен перевод Евангелия и Псалтыри (сложных не только образно, но и философски текстов), с которым Кирилл и ознакомился, в те годы, к которым окружное послание патр.Фотия относило крещение «народа Рос» (по контексту, видимо, из Русы Дунайской (ныне Рущук)).

 

Что имел в виду Русский царь?

Запись на полях Псалтыри Одальрика, священника собора Парижской Богоматери, повествует о поездке в Киев еп.Шалонского: «Роже участвовал в посольстве, направленном Генрихом I …в связи с его сватовством к Анне Ярославне. Прелат …просил епископа разузнать, где находится Херсонес и гробница св.Климента. В записи говорится, как от царя той страны Ярослава епископ узнал о Херсонесе и о церкви Климента. «Затем оный царь Георгий – раб <Божий> сообщил Каталаунскому епископу, что он сам туда отправился и привез оттуда главы свв.Климента и Фива, ученика его, и положил в граде Киеве, где они честнО почитаются«. Иерархи Римской церкви — интересовались персоной Тита Флавия Климента, первого епископа Рима, рукополагавшегося ап.Петром (к Павлу, который ставил предыдущих епископов и с именем которого связывали себя мироотрицающие ново-манихейские ереси Средневековья, отношение было неоднозначным).


С.В.Перевезенцев пишет: «…Еще одно великое деяние Кирилла и Мефодия — обретение мощей и прославление в славянских землях св.Климента. Климент I (+ 101 г.) — …четвертый по счету папа Римский <за ап.Петром и полулегендарными епп.Лином и Анаклетом>, занимал престол с 88 г. В Христову веру он был обращен самим ап.Петром. Но за проповедь …Климента сослали в заточение в Херсонес. Здесь …он обратил в веру многих язычников, за что и был утоплен в море. …У славян возникают Житие Климента, «Слово об обретении мощей Климента», другие памятники. Почитание св.Климента особенно сильно было в кирилло-мефодиевской традиции. В XI в. Климент Римский почитался как первый и главный «заступник» всей Русской земли и русского народа. Особый культ св.Климента в кон. X — XI в. свидетельствует о том, что раннее христианство в Киевской Руси было близко к кирилло-мефодиевской традиции» [http://fontz.ru/Articles/other/livestatfonts].

1-й Рим, сын великой Трои, к времени христианизации обладал тысячелетним культурным, идейным и политическим наследством – идентично-арийским, древним и самоценным. Этого был лишен Константинополь, «с нуля» воздвигнутый на площадке разрушенного до основания — местью за срытый язычниками Иерусалим — Византиона, не имевший своих корней до IV века после Р.Х., потому механически перенимавший и пересаживавший в Европу примитивные рабовладельческие обычаи Ближ.Востока. Его миновала и традиция общины еп.Климента — прерванная, после того, как кесарь Траян (предтеча российских чекистов) подвигаясь на войну с Арийским Шахством, выпустил эдикт о запрете общественных организаций. После него — просвещенных римских интеллигентов, образовывавших древнюю общину, сменили их разноплеменные, падкие на суеверия невольники, «люди холопского звания…». Фактически, Новый Рим сделался предшественником не средневековой Москвы — «3-го Рима», а Сарая, где, воздвигнувшись в 1380 г. идти против Руси, Мамай развернул «всю силу татарскую и половецкую, …и бесермены <мусульмане>, и армены и фряги <христиане>, и черкесы и ясы <кавказцы (тогда православные)>, и буртасы <мордва>» [Софийская летопись]…

 

Римское же наследство в Христианском мире — было наследством св.Климента, консула столицы и 1-го епископа из среды римлян. Взыскуя его после эпохи Каролингов (импортировавших ближневосточную имперскую идеологию народам Запада) славянские интеллектуалы возвращали Белому Миру его «Микенскую древность» — неправомерно выбрасываемую из родовой памяти космополитической классовой деспотией, подпитываемой хазарскими деньгами (не нуждающейся в долгой памяти эксплуатируемых, обращая их в «новых кочевников»). Поэтому, возможно, не так и удивительно, что из наследства Кирилла и Мефодия — сохранено поразительно мало, а приписываемое им, может отождествляться с подлинными плодами их трудов, лишь на уровне достоверности апокрифа.

В анонсе своего исследования, посвященного Солунским братьям и их деяниям, Вячеслав Геннадьевич Манягин говорит: «Новая вера стала оружием империи против «варваров». Поэтому нет ничего странного, что те, кого римляне считали «варварами», принимали не ортодоксальное римско-византийское православие, а свои «версии» христианства. И Киевская Русь в этом смысле не стала исключением. Три центра культурно-религиозной жизни, с которыми были тесно связаны Солунские братья и их ученики, — Моравия, Болгария и Корсунь <ныне Севастополь> — и стали теми истоками, откуда она получила и свои церковные кадры, и свою религиозную традицию. Именно эту кирилло-мефодиевскую традицию, просуществовавшую до позорного собора 1666 г., и называли «русской верой», которая позволила нашему народу сохранить свою идентичность в тисках между католическим Западом и греческим Востоком, не утратить лицо, как утратили его многие другие народы, принявшие христианство из Рима и Константинополя.

К сожалению, об этой заслуге свв.Кирилла и Мефодия редко вспоминают светские исследователи их жизни, не говоря уже о церковных. Как не вспоминают обычно и о тех безответных вопросах, над которыми по сию пору безуспешно бьются историки и филологи. И первый вопрос, который, быть может, покажется странным многим из участников ежегодных празднований Дня славянской письменности и культуры: Какую азбуку создали …Кирилл и Мефодий, кириллицу или глаголицу?

Еще одна проблема, оставшаяся нерешенной и поныне — этническое происхождение Солунских братьев. Были ли они греками или славянами? И греки, и болгары считают их своими сородичами.

Третья — но для русских, возможно, первая по важности — загадка в жизни этих святых — история об обретении Константином-Кириллом во время его миссии в Хазарию книг, написанных русскими письменами. Одни исследователи ожесточенно отрицают возможность существования в середине IX в. русской письменности, другие столь же ожесточенно доказывают подлинность упомянутого в Житии св.Кирилла русского Евангелия. Спорят и о том, на какое из славянских наречий («язык словенск») были переведены Кириллом и Мефодием Священные и Богослужебные книги — южных славян (сербо-болгарский) или западных (виндов). Неизвестно также время и место «создания» Кириллом и Мефодием «славянской письменности». Идет спор и о том, какие именно из богослужебных книг перевели братья. Как писал в свое время Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, «противоречия и разногласия ученых по разным вопросам жизни и деятельности Кирилла и Мефодия происходят от того, что главные первоисточники для решения этих вопросов имеют легендарный характер и во многом не согласны между собой». Да что говорить, если ставится под сомнение даже место захоронения старшего из Солунских братьев и — между прочим — епископа, св.Мефодия!

 

Автор не столь самоуверен, чтобы считать, что сможет дать ответ на все вышеперечисленные вопросы, после того, как ответить на них пытались лучшие умы русской и зарубежной исторической науки. Но предложить читателю этой книги ознакомиться с некоторыми своими соображениями по данной проблеме он считает вполне допустимым».

Книга выпущена издательством «Книжный мир»: Манягин В.Г. «Святые равноапостольные Кирилл и Мефодий. Русское слово и русская книга в истории Отечества», М., 2014 г. 320 стр., иллюстрации. Тир. 3000 экз..

Роман Жданович

 

 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *