ЭТИ ДВАДЦАТЬ УБИЙСТВЕННЫХ ЛЕТ…

admin Статьи из газеты №14 (2015) 0 Comments

ЭТИ ДВАДЦАТЬ УБИЙСТВЕННЫХ ЛЕТ…

.         (Памяти Валентина Григорьевича Распутина)

В конце 80-х – начале 90–х годов к нам, в Ленинград, несколько раз приезжали наши замечательные русские писатели: Белов, Солоухин, Распутин, Крупин, Личутин, Шафаревич и другие – люди большой души и таланта, старающиеся изо всех сил защитить русскую культуру, спасти поколения русских людей от либеральной деградации, национального беспамятства. Их выступления собирали огромные залы и стали «духоподъемной» традицией. «Духоподъемность» – слово очень распространённое в то время у русских патриотов. Может быть, они и внесли его в русский язык, потому что ни в Словаре Даля, ни в Словаре Ожегова его нет.

В 1992–м году выступления были запрещены.

. Выступающие и слушатели были одного национального архетипа, одного и того же понимания Добра и Зла, одной и той же культуры восприятия. Поэтому это были, действительно, духоподъёмные встречи и очень дружеские – можно было и пошутить. Помню, что на вопрос из зала: «За кого голосовать?», Распутин ответил: «Смотрите на лица», а Белов только развёл руками: «Сами всё знаете».

Да, какое уж тут голосование! Какая тут законность! Либералы–русофобы захватили страну и старались её ограбить и материально и духовно. Как будто хотели поскорее уничтожить всё, что Россия создала и сохраняла веками.

2 марта 1990 года было опубликовано «Письмо писателей России Верховному Совету СССР». Участвовал в его составлении и подписал его Валентин Григорьевич Распутин. Письмо подписали семьдесят четыре писателя – какая огромная интеллектуальная сила существовала в те годы в России, не востребованная страной, оставшаяся на обочине жизни! Вот несколько отрывков из письма: «Русофобия в средствах массовой информации СССР догнала и перегнала зарубежную антирусскую пропаганду. Русский человек сплошь и рядом нарекается «великодержавным шовинистом», угрожающим другим нациям и народам. Для этого лживо, глумливо переписывается история России, так что защита Отчества, святая героика русского патриотического чувства трактуется как «генетическая агрессивность», самодавлеющий милитаризм»… «Под знаменем объявленной «демократизации», строительства «правового государства», под лозунгом борьбы с «фашизмом» в нашей стране разнуздались силы общественной дестабилизации»…. «Происходит беспримерная во всей истории человечества массированная травля, шельмование и преследование представителей коренного населения страны».

Борьба продолжалась, продолжается она и в настоящее время. В 2013 году вышла книга «Эти двадцать убийственных лет»/ Валентин Распутин, Виктор Кожемяко. Это публицистика, которая строится по принципу: вопрос журналиста – ответ писателя, с указанием даты беседы. Жаль, что только со смертью Валентина Григорьевича эта книга появилась на книжном прилавке. Книга замечательная, злободневная, написана просто, ясно, обстоятельно и всеохватывающе, она даёт нам возможность увидеть в Распутине не только писателя, но и мыслителя, даже политика.

Опубликуем несколько цитат из книги.

1993г. Виктор Кожемяко: Как Вы считаете, что нашему обществу надо делать теперь? …Понимаю обустройство государства – дело в первую очередь не писателей, а политиков, но всё–таки каковы Ваши мысли на этот счёт?

Валентин Распутин: Прежде всего, не допустить дальнейшего развала страны. Как это сделать с теперешним правительством, способным на любой ферт, я, право, не знаю. Пока не будет правительства, защищающего национальные интересы России, надежды невелики. Пока приоритеты собственного народа не возобладают над приоритетами чужих корыстных замыслов, ничего хорошего ждать нельзя. Это начало начал – власть национального доверия. …В России больше 80% русских, надо, не боясь национализма, обратиться к их национальному чувству. От национализма культурного, озабоченного воспитанием народа в лучших национальных традициях, никому опасности быть не может. Напротив, это сдерживающее начало от агрессивности. …Знают ли господа, заправляющие политической кухней, насколько опасно блюдо, изготовлением которого они постоянно занимаются – национальное унижение!

Национальная униженность – это ведь не только предательство национальных интересов в политике и экономике и не только поношение русского имени с экранов телевидения и со страниц журналов и газет, но и вся обстановка, в том числе бытовая, в которой властвует, с одной стороны презрение, с другой, уже нашей – забвение. Это и издевательство над народными обычаями, и осквернение народных святынь, и чужие фасоны ума и одежды, и вывески, объявления на чужом языке, и вытеснение отечественного искусства западным ширпотребом самого низкого пошиба, и оголтелая порнография, и чужие нравы, чужие манеры, чужие подметки – все чужое, будто ничего у нас своего не было.

Мы, к сожалению, неверно понимаем воспитание патриотизма, принимая его иной раз за идеологическую приставку. От речей на политическом митинге, даже самых правильных, это чувство не может быть прочным, а вот от народной песни, от Пушкина и Тютчева, Достоевского и Шмелёва и в засушенной душе способны появиться благодатно–благодарные ростки.

1996. Виктор Кожемяко. Что подсказывает Ваше писательское «чутьё» по поводу будущего России? Валентин Распутин: Я верю – мы останемся самостоятельной страной, независимой, живущей своими порядками, которым тысяча лет. Однако лёгкой жизни у России не будет никогда. Наши богатства – слишком лакомый кусок.

1997г. Виктор Кожемяко: Считаете ли Вы себя советским писателем? Валентин Распутин: Я понимаю себя и всегда понимал всё-таки как писателя русского. …Идеологически русский писатель, как правило, стоял на позиции возвращения национальной исторической России, если уж он совсем не был зашорен партийно.

1998г. Виктор Кожемяко: Чем стал в Вашем видении ХХ век для России? Валентин Распутин: Этот век явился для России веком трагическим, страшным…Страшнее внешних ломок и утрат оказалась внутренняя переориентация человека – в вере, идеалах, нравственном и духовном прямостоянии. Сейчас ещё закон о продаже земли. Если он будет принят, останется единственное препятствие для устранения национальной России – Православие.

1999г. Виктор Кожемяко: Иногда ведь и Вас, так же, как Шафаревича, Кожинова, Лобанова, и других замечательных патриотов России могут походя обозвать «фашистами». Извините, но как же Вы можете переносить такое? Валентин Распутин: Ничего, фронтовая действительность закаляет. Эх, если бы и впредь пришлось иметь дело с такими «фашистами», как мы! Не закрывающими глаза на недостатки и пороки своего народа, замечающими таланты и достоинства других народов. Но ни в своём, ни в каком другом народе не согласимся мы с «избранностью», с «выше всех», с правом навязывать свою волю и вкусы, с особым счётом к миру за своё присутствие в нём.

2000г. Виктор Кожемко: Какие у Вас наиболее дорогие воспоминания останутся после юбилея минувшего года? Прошедший год в близком преддверии смены тысячелетнего календаря был сумасшедшим, нервным, как бы испуганным наступающими событиями. «Мы съезжаем, нам некогда, приходите в следующем году». «Съезжало» очередное правительство, «съезжала» Дума, «съезжал» президент… И так везде и во всём. Впечатление такое, что, если бы не А.С.Пушкин, не 200–летие его рождения, мы бы этого года и не заметили. Пушкин задержал его в памяти и освятил своим именем.

Виктор Кожемяко: На телевизор, судя по всему, никак не хотят Вас пускать. Да и для других писателей патриотического направления по–прежнему закрыто. Валентин Распутин: Они и не могут поступить иначе. Захватили в свои руки богатейшую страну, захватили мощнейшее оружие воздействия на массы – ясно, что они будут пользоваться этим оружием до последнего часа, чтобы удержать власть. Русская культура для них, пусть даже в дозированном виде, – это ослабление их идеологии. На чём держится их идеология? Да, ни на чём, кроме эгоизма, чистогана и ненависти к исторической России. …Но стоило Путину некоторыми своими действиями загадать загадку – страх в глазах, сбивчивость в речах, испуганные оглядки через плечо: диктатура, диктатура!

Виктор Кожемяко: Мой следующий вопрос связан с двухтысячелетием Рождества Христова. …Даёт ли Православие надежду России и русскому народу в грядущем веке и наступающем третьем тысячелетии? Валентин Распутин: Оно даёт нам, прежде всего, надежду нравственного и духовного выправления.

2001г Виктор Кожемяко: Есть одна, острейшая проблема, которая разводит людей, даже иногда искренне любящих свою Родину, и разводит очень резко. Это отношение к социализму, к нашему советскому прошлому, а через него – и к нашему будущему, каким ему быть. Валентин Распутин: Только теперь понимаешь, в какой уникальной стране мы жили. Хлеб в столовых бесплатный, а в магазинах стоит копейки; образование — бесплатное, да ещё и заставляли учиться (вот, диктат!), о наркоманах слыхом было не слыхать; из одного конца страны размером в шестую часть суши в другой её конец можно было долететь за половину зарплаты, искусства процветали отнюдь не за счёт гадостей.

Идеализировать советский период не надо, тягот, происходящих из твердолобой идеологии, не желавшей поступиться ни одной буквой, хватало. …Как можно отвергать целую историческую эпоху, в которой страна добилась невиданного могущества и стала играть первую роль в мире? Это так же недостойно, как полностью отвергать предыдущий, монархический, период, который длился сотни лет, выстроил империю в самых обширных границах, а народ наш выстроил в такой духовной «архитектуре», что в красоте и тайне своей она не постигнута до сих пор. И это она дала Достоевскому право заявить о всемирности русского человека и вывести её из национальных качеств….

Было необходимо обновление, а не полное разрушение, не расправа с тысячелетней историей…Силы, ввергнувшие Россию в катастрофу, известны, они сейчас жируют и насмехаются над нашей неспособностью извлекать уроки.

Виктор Кожемяко: Режет сердце и ухо вопиющая русофобия – на так называемом российском телевидении и по радио, в газетах и книгах. Валентин Распутин: А что предпринять? Требовать закона, который предписывал бы Хакамаде, Немцову и всей этой тёплой компании, так уютно устроившейся в России, уважение к русскому человеку?

2002г. Виктор Кожемяко: В жизни нашей страны за минувший год для меня самым роковым событием было, когда землю объявили товаром, предметом купли–продажи. Валентин Распутин: Достоевский говорил, что от характера землевладения зависит весь порядок в стране. У наших реформаторов есть цель – чтобы гражданам мира в скором времени могли иметь ранчо на Байкале и латифундии на Кубани.

2003г. Виктор Кожемяко: Раньше мы всегда привыкли быть в мире на стороне униженных и оскорблённых, а теперь вроде присоединились к наиболее сытым и преуспевающим странам, хотя сами–то далеко не преуспевающие ныне. Как Вы воспринимаете такое изменение ролей? Валентин Распутин: У нас «пятая колонна», придя к власти, всё сделала для того, чтобы оторвать Россию от её прежних союзников и подложить под ноги Америке. Они добились свого, и Америка долго вытирала, да и сейчас вытирает о нас ноги. Договор о СНВ–2 США разорвали, натовские границы теперь под самым нашим носом, свои военные базы на Кубе и во Вьетнаме мы сняли, даже в торговле России навязывают невыгодные ей условия. Виктор Кожемяко: Наше общество с небывалым контрастом разделено сегодня на богатых и бедных. И этот разрыв со временем не сокращается, а всё увеличивается. И что же, в конце концов, делать? Валентин Распутин: Робкая попытка Путина уговорить «поделиться» олигархов, и теперь выжимающих из недр России её кровь и соки, также ни к чуму не привела. Почему их надо уговаривать? Если приватизация была незаконной, такой её и надо объявить.

2004г. Виктор Кожемяко: Про народ не говорят и не пишут, зато вовсю жонглируют словечком «элита». Что Вы думаете на этот счёт? Валентин Распутин: То, что объявило себя сегодня элитой, ни по нравственному, ни по общественному праву — быть ею никак не может. Почему эта «элита» не признаёт и не любит нас? Да, иначе и быть не может: масть другая. Есть несовместимые одна с другой масти не только среди животных, но и среди граждан теперешней России. Не по крови, разумеется, а по духовной генетике. Поэтому и нельзя нас представить вместе, пока они не перестанут ненавидеть нашу Россию и кипучую свою деятельность не перестанут отдавать её культурному и духовному разрушению, а мы не перестанем её любить и противостоять им в разрушительной работе. У них в руках – мощнейшая машина воздействия на умы и сердца, имеющая к тому же государственную поддержку в лице министерств и чиновников самого высокого ранга, а у нас отдельные, никак не сдающиеся на милость сильного крепости вроде МХАТА имени Горького или Союза писателей России.

2005г. Виктор Кожемяко: В связи с трагедией Беслан президент В.В.Путин обратился к народу страны. Обращение претендовало на то, чтобы обозначить переломный этап в жизни нашего общества. Нам объявлена война, заявил президент, а перед лицом войны общество должно объединиться и сплотиться. Валентин Распутин: Нет и не может быть сейчас никакой консолидации: страна, общество, население расколоты пополам. …Его, этого согласия, не может быть по следующим причинам: Во–первых, богатые становятся богаче, а бедные – беднее. Во–вторых, развращение и издевательства, в том числе государственные, не только не прекращаются, но и усиливаются, всё озлобленней выжигается теле– и радионапалмом историческая, духовная и культурная Россия. В–третьих, перекройка образования по куцым западным стандартам уже сейчас преграждает путь в вузы сельской молодёжи. В–четвёртых, беспрерывное подорожание жизни, вытеснение «прежних» из центра городов на окраины, вытеснение «прежних» с рабочих мест, которые отдаются иммигрантам, вытеснение деревни и всего сельского мира с лица русской земли.

2006г. Виктор Кожемяко: Стал ли этот год для страны и народа поворотным от худшего к лучшему? Валентин Распутин: Сразу скажу о том, что с моей точки зрения, есть самое главное: по–прежнему продолжает сокращаться численность нашего народа. Причём сокращается страшными темпами! Ведь с каждым годом уходит в небытиё почти миллион человек. Причина не столько в том, что хлеба не хватает, сколько – воздуха не хватает для дыхания, изменился его состав, наступило кислородное голодание в общественной атмосфере, она перестала быть жизнетворной. А отсюда и вывод, непреложный закон: сбережение народа быть не может, если нет сбережения Отечества.

Мы в огромнейшем своём большинстве народ оседлый, творивший в течение многих столетий своё небо и свою землю, и невыносимыми условиями существования для нас может быть не только бедность, но и «чужесть».

2007г. Виктор Кожемяко: Если послушать заявления президента в конце минувшего года, то здесь и напоминание, что 2007год объявлен Годом русского языка, почаще употреблять словосочетание «Русский мир». Но разве кто–нибудь ощутил, смотря то же самое телевиденье в наступившем году, что у нас начался Год русского языка? Валентин Распутин: Одно могу сказать: что это за год русского языка и где и каким образом он будет проводиться, если в России учебные часы на русский язык (как и на отечественную литературу и историю) сокращены до того минимума, который недостаточен и для Митрофанушки. Виктор Кожемяко: Ну, а дальше–то дальше? Что реально? Что делается? Валентин Распутин: Нужна была программа материнства и увеличения рождаемости? Конечно, это вопрос существования нации и государства. Но России требуются не просто цифры пополнения народонаселения, а полноценные граждане. И власть обязана позаботиться, чтобы дети не только появлялись, но и воспитывались в благоприятном нравственном, духовном и культурном климате. Примат швыдких над культурой, в том числе теперь и над народной культурой, и примат фурсенок над образованием способны только безобразить подрастающее поколение. Сбережение для последующего растления – это никакое не сбережение. …Отчего власть не хочет защитить народ и избавить его от гоголевских персонажей с Лысой горы? Почему она потворствует порядку, при котором процветают зло и бесовство? Почему отпетые ненавистники России, такие, как господин Познер, получают из рук президента высшую государственную награду – орден «За заслуги перед Отечеством»?

Этим вопросом, актуальным для нашего времени, мы заканчиваем статью.

Писатель и публицист встречались и беседовали и в следующие годы, вплоть до 2010 года. В основном разговор касался конкретных событий в мире культуры и в таком стиле напечатан в книге «Эти двадцать убийственных лет». Заголовки статей говорят сами за себя: Дело Швыдкого живёт и побеждает?; Когда отринуты моральные законы?; Где, укажите нам, отечества отцы? Подзаголовки тоже прекрасно раскрывают суть того, о чём идёт речь.

Н.А БЕЛИЦКАЯ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *