АРКАДИЙ СЕВЕРНЫЙ: ПЕТЬ ПО-РУССКИ

admin Статьи из газеты №14 (2015) 0 Comments

АРКАДИЙ СЕВЕРНЫЙ: ПЕТЬ ПО-РУССКИ

 

12 апреля – ровно 35 лет, как нет с нами, пожалуй, самого необычного и яркого  исполнителя песен Аркадия Звездина, широко известного на всей территории Советского Союза под псевдонимом Аркадий Северный. А ведь он жил и работал именно в Ленинграде, здесь умер в больнице им. Мечникова и похоронен на кладбище крематория на Шафировском проспекте. Прожив всего 41 год.

Середина и конец 70-х годов ознаменовались во всем мире великими музыкантами. Их слава затмевала имена всех предыдущих кумиров прошлого столетия. Менялось поколение, на смену классики на западе приходила рок-музыка, а  у нас, в СССР,  в противовес официальной выхолощенной песне, кстати, тоже весьма неплохой, появилась авторская — бардовская. Обычно ее исполняли под гитару, самый либеральный и простой музыкальный инструмент, но отдельным энтузиастам удавалась создавать и вполне серьезные инструментальные записи.

В те далекие годы по всему миру гремел выходец из Великобритании – Джон Леннон, во Франции пел Джо Дассен, в Америке был популярен Дин Рид. А в нашей стране самыми популярными неофициальными исполнителями был москвич Владимир Высоцкий, и наш Аркадий Северный, малоприметный рядовой инженер лесопромышленной конторы «Экспортлес». По трагическому стечению обстоятельств все они ушли из жизни в один год  — 1980-й.

Аркадия Северного почти никто не знал в лицо, но каждый слышал его голос с затертых пленок бобинных магнитофонов. Эти записи, словно современный интернет, разлетались по всему СССР с молниеносной скоростью, переписываясь десятки раз по знакомым и друзьям. А для кого-то распространение этих полуподпольных записей становилось и вполне серьезным бизнесом. Население, воспитанное на выверенной идеологией и искусствоведческими комиссиями по культуре, с радостью тянулось к свободным и неподцензурным песням, необычному исполнению с налетом блатного жаргона и хулиганской тематикой.  

Аркадий Северный как  исполнитель песен современного городского фольклора, авторских бардовских песен, романсов и стилизаций, обладал оригинальным тембром голоса и экспрессивной артистической подачей песни. Мог ярко обыграть песню в любой стилистике, от романсовой до джазовой. В его необычной манере исполнения сливались важнейшие составляющие истинного представителя народного творчества, самородка из глубинки.  В ней угадывалась возвышенная интеллигентность, присущая разве только легендарными исполнителями русских романсов дореволюционного времени, бесшабашность доходчивой и понятной всем дворовой песни, приблатненная тюремная романтика и многое другое, что невольно чувствовал каждый, кто слышал голос и манеру исполнения песен Аркадия Северного. Каждый находил в нем что-то для себя. В отличие от Владимира Высоцкого, который мог растягивать и пропевать шипящие и твердые звуки, Аркадий Звездин умудрялся своим голосом плести такие витиеватые звуковые узоры, которые были неподвластны даже профессиональным певцам, выступавшим на больших официальных сценах. Сам рисунок песни изменялся в прочтении ее Аркадием Северным. Появлялись новые мотивы, а порой песня становилась вообще не о том, о чем ее изначально задумывал автор. Показательным примером этого может служить песня, победившая в финале конкурса «Песня 1975», — «Сладка ягода». Там, на телевидении ее великолепно исполнила Валентина Толкунова, показавшая телезрителям всю глубину чувств и эмоций, заложенных в самом тексте.  Эту же композицию записал на магнитоальбом и Аркадий Северный, сумев не только передать все  переживания исполнителя, но и наделить  «Сладку ягоду» новым звучанием, с еще большим содержанием. Создается впечатление, что одни и те же слова и Толкунова, и Звездин поют совсем о разных обстоятельствах, переживая совсем разные чувства. От этого песни не стали хуже, он начали проживать как бы собственную жизнь, находя своих слушателей в разных социальных слоях и среди совсем разных людей.

Звездин мог наполнить собственным содержанием, сакральным смыслом, глубочайшими переживаниями и душевной томью практически любой написанный текст. Даже шуточные песни в его исполнении, становились шедеврами исполнительского жанра, перейдя из категории пародий в самостоятельное творческое целое. Стоит только вспомнить «Постой паровоз» или « Если б я был султан».

А началось все в начале 60 годов, когда никому не известный студент Аркадий Звездин почти случайно оказался в гостях у собирателя и коллекционера Рудольфа Фукса. Там он взял в руки гитару и запел своим незабываемым тембром. Как потом рассказывал сам Рудольф Фукс, создавалось впечатление, что кто-то просто включил магнитофон с каким-то интереснейшим исполнителем. Впоследствии именно Рудольф Фукс, сумевший разглядеть в юном студенте незаурядную личность, предложил Аркадию Звездину записать на магнитофон специально придуманную Программу, стилизованную под одесские жаргонные пенсии. Таким образом, ленинградский инженер Аркадий Звездин стал одесским приблатненным шансонье Аркадием Северным, хотя в самой Одессе на тот момент никогда и не бывал. Сейчас бы подобное творчество назвали – ярким пиаром и удачным рекламным ходом. Ведь благодаря этой придумке, на свет появилось целое явление, которое продолжает и по сей день будоражить людские души. А ведь изначально Аркадий Звездин вовсе не был близок в своем творчестве жаргонной тематике. Он исполнял под гитару русские романсы, белогвардейские песни и просто популярные мелодии 60-х годов. Среди первых записанных им композиций был альбом «Памяти Вертинского», что уже характеризует исполнителя с определенным творческим интересом. Но сыскал он себе известность именно благодаря песням в стиле «русского шансона», как это назвали бы сейчас. Тогда, конечно же, таких определений не существовало, и на первое место выходил голос. 

Мы побеседовали с Рудольфом Фуксом, который очень теплыми словами вспоминает Аркадия Северного: «У Аркадия был хорошо поставленный от природы голос. Он обладал совершенно выдающимся обертоном, то есть скрытыми на первый взгляд нотками звучания, которые раскрывались как раз-таки при записи на магнитофонную ленту. Именно в записи его голос звучал особенно ярко. И это обстоятельство вкупе с большой артистичностью самого Аркадия помогло создать этот незабываемый образ. Так мы и работали: я придумывал различные Программы, включая в них пенсии разных авторов, в том числе, и мои собственные, а Аркадий давал этому содержанию великолепную форму, исполняя эти песни в свойственной ему манере. Самое удивительное, что Аркадий мог легко исполнять песни прямо с листа, то есть фактически без подготовки, он умудрялся так вложить свою душу в это Первое исполнения, что даже небольшие ошибки в тексте обыгрывались, как будто это так и было задумано. За счет этого и проявлялась индивидуальное мастерство Аркадия Северного. Никогда записанный дубль не был лучше первого исполнения».

Всего в наследии Аркадия Северного сотни магнитоальбомов, записанных почти во всех точках бывшего Советского Союза. И про сей день продолжают появляться неизвестные до сих пор записи, которые делались на простые катушечные магнитофоны. Его голос, как кажется, так и звучит из 70-х, рождает теплую ностальгию и навевая воспоминания. Вот вроде бы послышался уже и чуть уловимый запах старой магнитной ленты, зашуршали ролики лентопротяжного механизма, натянулись резиновые пассики, и ламповый усилитель строго магнитофона начал вышептывать из глубины памяти старые, знакомые с детства мелодии, а безошибочно узнаваемый голос с глубоким обертоном плавно запел про красну ягоду…

Денис УСОВ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *