НАШЕСТВИЕ «НОВЫХ ВАРВАРОВ» ИЛИ ВОПРОСЫ К ДЕМОКРАТАМ ОБ УКАЗЕ БОРИСА ЕЛЬЦИНА №1400 от 2 1.09.1993 г.

admin Статьи из газеты №13 (2015) 0 Comments

Нашествие «новых варваров» ИЛИ вопросы к демократам об Указе Бориса ЕЛЬЦИНА №1400 от 2 1.09.1993 г.

 
 

Бессменный председатель Конституционного суда России Валерий Зорькин написал большую статью в газету «Российская газета» о правовых скрепах государства. Он обращается к демократам с вопросом, зачем они вместе с Президентом России Борисом Ельциным расшатали правовые скрепы государства?
Вспомним те исторические и трагические для России события.

 
 

«Сейчас мы видим со стороны Запада и его российских поклонников невиданные по размаху информационные фальсификации событий на Украине и их контекста. Мы видим, что все официальные западные правовые интерпретации этих событий настойчиво и однозначно объявляют «кругом виноватой» Россию. Мы слышим, как крупные западные политики открыто заявляют, что России объявлена новая «холодная война», цель которой — «майдан» в Москве и смена российской власти. И мы видим и читаем, как вы — кто осторожно «покусывая по мелочам», кто открыто и развернуто — со всем этим солидаризуетесь.

Для меня это означает, что сейчас наша Россия переживает очередное нашествие западных (и внутренних прозападных) «цивилизованных варваров». Нашествие — пока — происходит в формах и механизмах постмодернистских информационных фальсификаций, неприкрыто наглых интерпретаций права и экономических санкций. Однако это нашествие по масштабу и намерениям вполне соразмерно варварским нашествиям тевтонских рыцарей или армий Наполеона.

Нашествие «новых варваров» — объявлено. Наша задача, даже в этих условиях, изо всех сил защищать ПРАВО.

ВЧЕРА. 1400 — РОКОВОЙ НОМЕР

 

И неужели вы не способны связать свое тогдашнее поведение со всем, что за этим последовало? Вы определенным образом повели себя осенью 1993 года. Платой за это ваше поведение был триумф Жириновского и сокрушительное фиаско на выборах ваших представителей, вопреки захвату вами фактически диктаторской позиции в российском обществе.

Вы в этот момент осуществили то, что в психоанализе называется переносом. И возложили ответственность за этот ваш провал на Россию, заявив, что «она одурела». Но одурели-то на самом деле вы. И понятно, почему. Потому что растоптали право. И назвали тех, кто его отстаивал, то есть спасал все вместе — и Россию, и ваш авторитет, и просвещенность, и многое другое, — пособниками сил, толкающих страну к катастрофе.

Но в тихую катастрофу грабительских бесчестных приватизаций, социальных бесчинств, деградаций и кровавых конфликтов страну тогда толкнули вы. И сделали вы это одним-единственным шагом — не заметив вопиющих правовых нарушений, совершенных Ельциным, издавшим указ №1400. Ельцин растоптал право, а вы его поддержали.

Конституционный долг Конституционного cуда состоял тогда в одном — немедленно зафиксировать вопиющее нарушение права.

Указ №1400 нарушал право так грубо, так вульгарно и неприкрыто, что для того, чтобы это зафиксировать, не надо было быть высоким юридическим профессионалом. Надо было просто осознавать новую суперценность права, его характер уникальной скрепы. Надо было осознавать свой долг перед Россией и поддержать эту суперценность. Вот и все.

Одни это сделали, а другие нет. И все мы вкусили горьких плодов, которые выросли в результате благословленного вами неправового посева. И неужели у кого-то из вас хватает сегодня цинизма или бездумия для того, чтобы не осознать хотя бы постфактум, что совершенное находится в категории mea culpa, что в переводе означает «моя вина»?

Перестаньте хотя бы теперь глупо и грубо перекладывать, как говорят в народе, с больной головы на — здоровую. Потому что, продолжая заниматься этим скверным делом, вы, и именно вы, подталкиваете страну к тяжелейшим гражданским потрясениям.

Но и это не все. Вам, в конце концов, придется осознать, что именно вы в 1993 г. в очень большой степени способствовали тому, чтобы не только в России, но и во всем мире открылся правовой «ящик Пандоры», из которого далее полезли все демоны глобальной политической дестабилизации.

Не понимаете? Придется объяснять.

Дело в том, что горячо поддержанный вами указ Ельцина №1400 стал первым в новейшей истории прецедентом грубейшей интерпретации конституционного права (то есть его фактической отмены) в одной из ключевых стран мира. И этот прецедент не случайно был восторженно встречен и признан благим и справедливым решением политической проблемы почти везде на Западе. Ведь именно этот прецедент был усвоен и присвоен вашими западными единомышленниками как новая и допустимая норма. Которую, в зависимости от потребностей применения, называют то «демократия важнее закона», то «справедливость важнее закона». В любом случае закон уже был выброшен из приоритетов.

Потом эту норму оснащали технологиями разного рода «мягкой силы». Включая тотальный контроль над ключевыми СМИ (прежде всего, всепроникающим телевидением), позволяющий донести до массового гражданина-избирателя любым образом искаженную «картинку реальности». То есть навязать обществу свой фальсифицированный ряд событий, свои интерпретации этих событий и свой (пусть даже вопиюще неправовой) вердикт насчет того, что в этих событиях является справедливым и благим.

Осознайте, что именно из прецедента указа №1400 и вашего оправдания его благого характера, невзирая на противоречие Конституции, далее прорастали методология и технологии многочисленных «цветных революций». Тех самых, в которых обрушение конституционных норм и незаконное силовое свержение легитимной власти объявляли, следуя созданному вами прецеденту, «справедливой борьбой народных масс за демократические преобразования». Тех самых, из-за которых мир второго десятилетия XXI века называют «погружением в глобальный хаос».

Дело ведь еще и в том, что российский прецедент 1993 года резко расширил то — и без того достаточно широкое — пространство интерпретаций международного права, в котором прячутся ключевые возможности международной хаотизации.

Все юристы знают, что законодательные нормы любой мыслимой правовой системы не могут быть настолько полны и совершенны, чтобы исчерпать бесконечное многообразие жизненных ситуаций. И потому и в любой национальной правовой системе, и в системе международного права (впрочем, как и в традиционных системах обычного права), правоприменителю вменяется в обязанность верное толкование, то есть интерпретация правовой нормы в соответствии с ее буквой и духом. Причем такое верное толкование предполагает — и это также обязанность правоприменителя — рассмотрение внешних обстоятельств, то есть контекста рассматриваемой правовой проблемы.

В системе национального, в том числе конституционного, права рассогласование правовых норм-принципов (и, соответственно, широкий простор для интерпретаций) встречается редко. Именно по этой причине прецедент указа №1400 был столь очевиден в своей вопиющей неконституционности. А вот в системе международного права, увы, налицо существование принципов, между которыми возможны коллизии.

Например, в числе Основополагающих Принципов, вошедших в Декларации ООН, возможны коллизии между Принципом неприменения силы и угрозы силой и Принципом невмешательства в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государств, между Принципом территориальной целостности государств и Принципом равноправия и самоопределения народов, между Принципом разрешения международных споров мирными средствами и Принципом уважения прав человека и основных свобод. Эти принципы формально равнозначно важны, из них ничто не «главнее». И здесь возникает пространство для взаимоисключающих интерпретаций.

А поскольку этим интерпретациям невозможно придать правовую безусловность, они обрамляются комплексом нужным образом созданных СМИ информационных фальсификаций и «сконструированных» контекстов, а также дальнейших интерпретаций этой «фальсифицированной реальности». Причем интерпретаций опять-таки не правовых, а политических и эмоциональных: «демократия и воля народа», «справедливость», «страдания жертв» и т.д.

Это опять-таки тоже к вашему сообществу относится, и к российскому 1993 году. Ваши заявления о том, что против замечательного Ельцина на улицы Москвы вышли фашисты, и требования «раздавить гадину» — не припоминаете?

Я все это к чему пишу? К тому, что именно созданный вами катастрофический прецедент российского 1993 года в очень большой степени стал базой для дальнейшего «творческого развития» международного права. И в части фальсифицированной реальности, и в части ее интерпретаций.

СЕГОДНЯ. ХРОНИКА УКРАИНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ (В ИЗЛОЖЕНИИ ЗОРЬКИНА)

 

В ноябре 2013 года президент Янукович отказался от немедленного подписания Соглашения об ассоциации Украины с ЕС. Уже тогда парламентская оппозиция фракций «Батькивщина» (глава Арсений Яценюк), «УДАРа» (Виталий Кличко) и «Свобода» (Олег Тягнибок) объявила, что Янукович предал уже сделанный Украиной «европейский выбор» (хотя никаких референдумов о таком выборе на Украине не проводилось), призвала граждан на киевскую Площадь Независимости (майдан) для протеста и возглавила этот протест. Все западные СМИ и многие политики тут же начали повторять тезис оппозиции о «предательстве Януковичем европейского выбора».
Когда «сотни самообороны Майдана» начали все более массированно применять против правоохранителей бутылки с зажигательной смесью («коктейли Молотова»), дубинки, железную арматуру, а далее и огнестрельное (в том числе, боевое) оружие.
Все это фиксировалось фотографиями и видеозаписями. Которые и на Украине, и в России хорошо известны. Но которые практически не попадали в сюжеты западных новостных каналов. Не попадали в эти сюжеты и захваты «сотнями самообороны» административных зданий в центре Киева. Не попадали в эти сюжеты и факельные шествия вооруженных украинских майданных неонацистов по улицам Киева в масках-балаклавах, с фашистской эмблематикой и речевками «москалей на ножи».
Знал ли об этом российский «образованный слой», с которым я здесь говорю? Разумеется, знал. Некоторые его представители отшатнулись в ужасе и осудили или просто отвернулись. А некоторые горячо и громко поддержали именно такое «общенародное стремление украинцев в цивилизованную Европу».
Знали ли об этом ведущие западные политики? Разумеется, знали. И активно поддерживали. Включая замгоссекретаря США г-жу Викторию Нуланд, лично раздававшую оппозиционерам на майдане «печеньки», и сенатора Джона Маккейна, лично обнимавшего на сцене майдана лидера крайней праворадикальной партии «Свобода» Олега Тягнибока. И эти политики, включая президента США Барака Обаму, публично и жестко требовали от Януковича «уважать выбор украинского народа» (который, вновь подчеркну, никакими законными конституционными способами выявлен не был), а также (вопреки закону!) исключить какие-либо силовые действия правоохранителей против оппозиции.
18 февраля майданные лидеры оппозиции во главе с Яценюком и Тягнибоком фактически повели колонну боевиков на штурм Верховной рады, требуя немедленно поставить на рассмотрение вопрос о возвращении Конституции 2004 г. Колонна прорывала оцепление здания Рады, забрасывая милицию «коктейлями Молотова», а затем пустила в ход огнестрельное оружие. Милиция отвечала слезоточивым газом, светошумовыми гранатами и резиновыми пулями — огнестрельное оружие «Беркуту» не выдали. По сводке МВД, в этот день у милиции было «7 погибших, 39 получили огнестрельные ранения, 35 — в тяжелом состоянии. За медицинской помощью обратились 184 сотрудника, 159 госпитализированы». В этот же день произошли многочисленные захваты власти в регионах (зданий обладминистраций, милиции, СБУ) «отрядами самообороны», в результате чего уже к ночи на киевский майдан было переправлено множество «стволов» боевого оружия.
19 февраля Яценюк, Кличко и Тягнибок потребовали от Януковича «признать волю собравшегося на Майдане народа» и сдать власть. На следующий день, 20 февраля, с ультимативным требованием «признать волю украинского народа» к президенту Украины обратился президент США, «тонкий юрист» Барак Обама. Хотя Обама не мог не знать, что даже в пиковые моменты численность протестующих в Киеве и других регионах не превышала полутора миллионов человек, и что они никак не могли представлять волю 45-миллионного украинского народа. Который, к тому же, о его «воле» конституционными способами никто не спрашивал.
А 20 февраля, когда президент Украины объявил «антитеррористическую операцию» и разрешил выдать «Беркуту» боевое оружие, в «майданное противостояние» включились «неизвестные снайперы» в зданиях вокруг майдана. В результате в этот день было убито около 60 правоохранителей и протестующих, несколько сотен были ранены.
Россия немедленно потребовала международного расследования этих событий. Однако США и Европа это требование не поддержали и обвинили в трагедии Януковича и «Беркут». Не потребовали они такого расследования и позднее, когда киевская власть спиливала деревья с застрявшими в них пулями, уничтожая возможность выявить направления стрельбы и другие улики. Не потребовали они такого расследования и тогда, когда глава МИД Эстонии Урмас Паэт сообщил, что, по всем данным, «неизвестные снайперы» были наняты майданной оппозицией.
Вместо расследования бойни 20 февраля главы МИД Польши, Германии и Франции потребовали от Януковича заключить «мирное соглашение» с оппозицией на условиях отмены «антитеррора», вывода «Беркута» и внутренних войск из Киева, а также начала процесса формирования «переходного правительства», возврата к конституции 2004 года и досрочных выборов президента и Рады.
Ночью было подписано такое «мирное соглашение», которое в качестве гарантов утвердили главы МИД Германии, Франции и Польши. Присутствовавший в качестве спецпредставителя Путина В. Лукин не подписался и заявил, что сомневается в гарантиях.
Сразу вослед за этим подразделения «Беркута» и внутренних войск, понимающие, что Янукович, оппозиция и европейские министры ничего не гарантируют, а у майдана уже сотни боевых «стволов», начали спешно покидать Киев. Янукович, как позже выяснилось, уже под обстрелом бежал из Киева. Бежала и значительная часть депутатов от правящей Партии регионов и коммунистов.
Наутро «сотни» майдана заняли уже неохраняемый правительственный квартал. А Верховная рада приняла следующее постановление: «В связи с тем, что президент Янукович самоустранился и покинул столицу, Рада вынуждена объявить о досрочных выборах главы государства».
При этом Рада приняла по упрощенной процедуре и с фальсификацией голосования депутатскими карточками, отнятыми у несогласных депутатов (что документально зафиксировано), закон о возврате к конституции 2004 г. А также постановления о прекращении огня, о выводе спецназа из центра Киева и о запрете на применение силовиками огнестрельного оружия.
То есть Верховная рада, которая после изгнания Януковича оказывалась единственным избранным (то есть законным и хоть как-то легитимным) органом власти, начала «постмайданную» работу с грубейших нарушений Конституции. Поскольку в ней у пришедшей к власти оппозиции было всего около 150 голосов. То есть у нее не было не только конституционного (300 голосов), но даже простого (226 голосов) большинства.
При последующем голосовании за импичмент необходимой численности депутатов в зале Рады тоже не было. В момент решения об импичменте президента в зале было всего 313 депутатов, из которых за отставку Януковича проголосовали 283 человека (на 55 депутатов меньше, чем требует Конституция).
Россия понимала, что на Украине при солидарной поддержке ведущих стран Запада произошел антиконституционный военный путч. Но одновременно Россия понимала, что в качестве хоть какого-то партнера по крайне необходимому диалогу с Киевом лучше такая власть, чем неограниченная уличная власть вооруженных нацистов в балаклавах с факелами и речевками «москаляку на гиляку».
И потому после прошедших на Украине выборов Россия формально признала избранные в результате этих выборов властные органы».

.

Валерий ЗОРЬКИН

Председатель Конституционного суда России


 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *