ПАРИИ «КУЛЬТУРНОЙ СТОЛИЦЫ»

admin Статьи из газеты №12 (2015) 0 Comments

Парии «культурной столицы»

 

Я — человек советской формации, значительную часть жизни проживший в советское время и в советской стране, и, конечно, если что-то вспоминать о тех временах, то немалое число недостатков можно и вспомнить, было бы только желание. Что многие оппоненты того периода со сладострастием и делают, постоянно выискивая, чем бы еще «побольнее ужалить» недостатки тех дней в их сопоставлении с достоинствами, якобы, дней сегодняшних. Только вот я пойду по другому пути, однозначно заявляя, что никакие «те» недостатки в сравнении с недостатками нынешними идти просто не могут. Но не стану ничего говорить про чудовищное расслоение населения, когда на подавляющее большинство бедных или небогатых «низов» приходится властно-олигархическая элита «верхов». Не стану и о том, что развалили промышленность и науку, и сейчас пожинаем плоды нашего исключительного «сидения» на нефтяной и газовой трубах, как не стану и о нескончаемом росте тарифов и цен, и что по числу долларовых миллиардеров давно уже входим в лидирующую мировую тройку. А задам критиканам только один вопрос: — А вы знали тогда, кто такие бомжи? Или хотя бы, что слово такое значит? Да абсолютно же нет, ибо носителей такого определения в СССР тогда просто не было, как не могло и быть. А вот с началом «реформ» число граждан, потерявших от них буквально все: и работу, и дом, и семью, и какие-либо средства к существованию, и даже документы личности — стало массовым явлением и обрело для опустившихся от всех этих невзгод лиц определение как уже именно «без определенного места жительства», т.е. «бомжей». И явление это, если хотите, и стало «визитной карточкой» всех, произведенных над нашим обществом «реформ».

А как уроженец и житель «культурной столицы», ставшей в годы реформ еще и Санкт-Петербургом, я просто немного скажу о сложившейся в этом плане ситуации в своем городе, население которого после наплыва в него мигрантов превысило 5 млн., а число бомжей стабильно держится в районе 60 тыс. Т.е. количество таких парий (отверженных) составляет более 1%, и из каждой сотни «петербуржцев» один-то уж точно отвергнут обществом, ну а более 1000 таковых просто бесследно и безымянно исчезают каждый год из жизни. Особенно в период зимы, когда на всех парадных кодовые замки и не попадешь уже ни в подвалы, ни на какие-то чердаки, а из домов, расселенных или заброшенных долгостроев, выгоняет просто при очередном обходе полиция. Почему вот и прошлый зимний сезон не смогли пережить 1042 бездомных «петербуржца» и еще сотни их сильно обморозились, став инвалидами.

Но что же, все-таки, и кем в городе делается хоть для какого-то их спасения? А в городе с 1997г. функционирует единственная в этом плане благотворительная организация «Ночлежка», под патронатом которой с декабря по март в нескольких районах: Невском, Фрунзенском, Василеостровском и Калининском появляются 4 отапливаемых палатки под красным флагом с мальтийским крестом, поскольку содержатся они при поддержке католической благотворительной организации «Мальтийская служба помощи». Основное же их финансирование складывается из средств собственно «Ночлежки», Комитета по социальной политике Петербурга и данных районных администраций. С численностью палаток, как на 50 мест двухъярусных коек в два ряда, которые в сильные морозы принимают и до 60 человек, так и всего на 10 — 20 мест, причем бывает, что и расположенных в таких неудачных местах, что находят за сутки их всего по несколько человек. Т. е. всего палатки эти принять на ночь могут менее 200 на весь город человек, содержание каждого, из каковых обходится в 150 руб. На тарелку супа, кусок хлеба, чай и сладкую булочку, которые жертвуют религиозные организации, городские кафе и булочные, а также, если потребуется, на медицинскую помощь и поддержание тепла тепловыми пушками, хотя спать приходится, конечно же, прямо в одежде, не раздеваясь, на какой-нибудь из свободных коек. Ну а утром, когда уже станции метро открываются, «пациенты» уходят, чтобы продолжать как-то там, внутри или около, греться и подумать как бы и где добыть себе хоть какую-то на день пищу.

А вот если кто из зашедших проявит еще интерес и к какому-то своему дальнейшему существованию, ему дают адрес единственного на весь город приюта «Ночлежки» на Боровой, 112Б, пользующегося муниципальной субсидией, поддержкой

иностранных благотворительных фондов, в частности, «Мальтийская служба помощи» кормит и здесь, и частных пожертвований, когда собирают что-то в акции «С миру по копейке — бедным на приют». На втором этаже его располагаются двухъярусные койки на 40 мужчин, а на третьем еще и на 12 женщин, т.е. всего на 54 человека, отчего за весь прошлый год кров смог здесь найти только 221 бездомный. На первом этаже есть небольшая кухня и комнатка со стиральной машиной и сушилкой, где постояльцы стирают одежду свою по графику, а их постельное белье отвозят в прачечную, но главное, что на 4-ом этаже — канцелярия, где можно обратиться к социальным работникам и получить совет юриста. А всего на ниве помощи бездомным в «Ночлежке» трудится 15-18 штатных сотрудников, которым помогают еще и до 300 добровольцев.

Срок же пребывания здесь, сюда «зашедших» — от нескольких недель до нескольких лет, в зависимости от ситуации. Начиная хотя бы с того, что заходить сюда из-за необратимых изменений в своем поведении многие просто боятся, ибо такие социальные навыки, как, помыться и почистить зубы, через 2-3 месяца уже теряются. Почему какое-то время и нужно просто на привыкание здесь, и с принятием для себя обязательного главного условия — трезвого образа жизни. Далее «пациенты» получают по их требованию одежду, им оказывается психологическая помощь для возвращения к обычной жизни и начинается процесс восстановления или получения всеми нуждающимися паспортов и полисов ОМС (каковых за прошлый год получили 199 человек), чтобы с ними устроиться в медицинское или социальное учреждение постоянного пребывания, найти работу и жилье. Ну а вот некоторые пожилые граждане живут в «Ночлежке» по несколько лет, и здесь же и умирают.

Однако все это как-то воспринимают для себя только по 2-3 сотни человек в год, а вот что касается всех остальных 60 тысяч париев «культурной столицы», так они так с годами и заканчивают где-то свое бренное пребывание в ней. Безымянные и абсолютно никому в этом «реформированном» обществе не нужные, срок дожития подавляющего большинства из которых в своих состояниях париев в нем — всего 2,3, ну максимум 4 года.

И все, амба, конец всему, и так бесследно и безвестно исчезает более 1000 таковых ежегодно, трупы которых сначала с улиц забирают в отделения судмедэкспертизы, где до 2-х недель ждут какого-то возможного их опознания. Ну а затем их, неопознанных и никем невостребованных, или сжигают в крематории, чтобы потом прах развеять на площадке под небольшим обелиском «Покойтесь с миром», или же в целлофановых пакетах хоронят в общих могилах под номерными табличками без каких-либо имен и дат. И вот так от людей, у которых в жизни когда-то была и первая любовь, и работа, и возможные дети — ничего в людской памяти не остается. Ничего, абсолютно, как будто их и на земле-то людской даже не было.

И таковы судьбы всех ушедших в мир иной парий северной «культурной столицы», ее, так сказать, никем не афишируемый бренд, хотя «плодов» таких, всех произведенных над страной «реформ» по всей огромной ее территории — неисчислимое множество. Но такова «цена» вот этих «реформ».

 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *