ОЛЬГА ШУРШИНА, ЗВЕЗДА ИЗ ЗАРЕРКАЛЬЯ: «Зрители должны плакать!»

admin Статьи из газеты №12 (2015) 0 Comments

ОЛЬГА  ШУРШИНА, ЗВЕЗДА ИЗ ЗАРЕРКАЛЬЯ: «Зрители должны плакать!»

 
 

В репертуаре детского музыкального театра «Зазеркалье», что на Рубинштейна, 13, постоянно идут около 20 «взрослых» постановок. Премьера «Мадам Баттерфляй» (режиссер-постановщик Александр Петров), прошедшая там этим летом, имеет громкий успех и аншлаги и сейчас, спустя полгода. Многие, в том числе, и худрук театра Павел Бубельников, относят немалую часть успеха на счет примы Ольги Шуршиной, поющей в спектакле заглавную партию. Среди поклонников ее таланта есть и другие именитые. Сегодня звезда Зазеркалья любезно согласилась ответить на наши вопросы, и у нас есть возможность познакомиться поближе с примой, очаровывающей своим волшебным голосом и блистательной актерской игрой меломанов и театральную публику Санкт-Петербурга.

— Ольга, скажите, быть оперной певицей это для вас что – удача, счастье, тяжкая доля, судьба, признание поклонников? Расскажите немного о себе?

— Поклонники и слава, честно говоря, меня даже смущают. Когда видишь, как люди реагируют на твою работу – этого довольно. Вполне достаточно энергетического обмена с залом, понимания того, что люди восприняли твой посыл. Но когда начинают подходить и что-то говорить, я смущаюсь. Насчет судьбы не знаю, но у меня родители музыканты и, еще стоя в манежике, я уже знала, что такое оперная певица и всем говорила, что стану ей. Музыкой занимаюсь с трех лет. Сначала хотела стать пианисткой, но была такой хулиганкой: дралась часто, руки ломала… В юности очень любила спорт, закончила школу при академии МВД, очень хотела пойти в армию, но папа сказал: «Ты мне не дочь, если пойдешь в армию».

— Когда Вы разучиваете произведение, Вы изучаете контекст эпохи?

— Изучаю эпоху, композитора, его жизнь. Это знать необходимо. Когда мы готовили «Мадам Баттерфляй», все, кто был занят в постановке, вместе и отдельно, изучали восточную культуру. Смотрели художественные и документальные фильмы на тему японских традиций, культуры гейш, практиковались в уроках макияжа гейши, работали над пластикой: походка, жест гейши очень отличаются от жеста славянской женщины, и трудность в том, что ты не можешь выразиться физически так, как это напрашивается «по-нашему».
Мы вообще в какой-то гонке находимся, люди занятые, и иногда, конечно, не до всего руки доходят. Но, по крайней мере, в нас в свое время это вбили – надо сказать, спасибо Ларисе Гергиевой, с которой мне посчастливилось познакомиться в Академии молодых оперных певцов Мариинского театра. Все очень не любили тратить время на т.н. музлитературу, но это первое, что она заставляла делать. Когда выходишь, поешь романс, она сразу просит: «Так, расскажи-ка мне, пожалуйста, про этого композитора, про этого поэта». Я вообще пошла не Консерваторию, а в Академии Мариинского театра, потому что мне хотелось больше практики. Консерватория — это было бы очень хорошо, если бы она выпускала практиков. Выпускают совершенных детей, которые в музыкальной сфере ничего не знают. В Академии постоянно мотивировали работать, накапливать материал, учить романсы пачками. Преподавательница нам говорила: «Вот что вы до 30-ти лет выучите, с тем потом и будете жить». Сейчас во второй половине третьего десятка я убедилась, да, жизнь интересна, в основном, до 30-ти. Дальше мы живем по инерции накопленного опыта.

— У вас очень широкий диапазон интересов. А Вам знакомы депрессии, упадок творческих сил?

— Женщине правильно жить в сфере искусства можно только с очень хорошей стрессоустойчивостью. Часто у артиста и в личной жизни пустота или чехарда. Хотя у меня, я считаю, все прекрасно, я счастлива, но все равно в жизни всё «ненормально». У нас такая гамма чувств на сцене, столько из себя надо выкопать… Но это мое мнение, я из тех людей, которым надо все пропустить через себя. Вы понимаете, сколько такие артисты эмоционально выдают и насколько им приходится потом себя восстанавливать. Я иногда реально плачу на сцене, бывает, сдерживаю себя до последнего, убеждаю себя в том, что нельзя этого делать, что это зритель должен плакать. Но невозможно сдержать себя, когда в сцене перед самоубийством Чио-Чио-сан пробегает трехлетняя девочка Серафима, смотрит на тебя с улыбкой, и ничего, ничего нельзя с собой поделать… А есть люди просто наученные, и им проще.

— Бывает музыка, которая вам непонятна или неприятна, но приходится ее исполнять?

— Бывает. Я исполняю такую музыку в любом случае, т.к. это входит в профессиональный набор качеств, но когда певцу не нравится то, что он поет — это видно. Все равно выходишь, и поешь не так. Потом хвалят, поздравляют, но я понимаю, что ничего особенного не сделала. Когда я выхожу на сцену, я жду, чтобы наладилась какая-то связь с космосом, чтобы я улетела сама, чтобы я вышла и получила мощную порцию заряда. А если такого не происходит, то… ну, вот отработала, деньги получила… хорошо еще, если получила. А бывает такое, что и вовсе не оплачивают выступления. На самом деле мы все тут энтузиасты, зарабатываем мы не здесь явно. Но, слава Богу, жизнь идет так, что особенно не приходится соглашаться на то, чего я не хочу.

— У вас есть какие-нибудь кумиры или герои, которыми Вы хотели бы поменяться судьбами?

— Я бы хотела быть собой, если честно. Вы знаете, у каждого своя судьба, человек не просто так до чего-то доходит и что-то решает. У меня очень сложный жизненный путь, он мне нравится, я им иду и слишком много всего пережила, поэтому не готова меняться ни с кем. Вообще у музыкантов, чье творчество цепляет очень непростые судьбы. Так что все, что происходит в жизни человека — это очень интересно, и зачем мне на кого-то смотреть, когда у самой бьет ключом? Мне интересно прожить свою жизнь.

— Как Вы относитесь к ограничениям вроде 18+, к запрету мата в театре и кино?

— Это, по-моему, просто смешно. Очень странная мера, ни от чего толком не ограждающая на самом деле. У меня дочка с пяти лет ходит на все спектакли и 16+, и 18+. Ребенок в этом возрасте, если воспитывается в какой-то более менее приличной семье, обращает внимание на совсем другие вещи в спектаклях.

— Не боитесь, как мать, нарушать запрет?

— Не боюсь. В Финляндии или в Германии меня могли бы за это за решётку посадить (смеется). Россия до этого никогда не дойдет, у нас другой менталитет, другая культура. Ну, так, для галочки приказали сделать глупость, но ничего не изменили. Собираюсь посмотреть фильм Левиафан и знаю о том, что там мат в каждом кадре. Я не против этого, потому что сам фильм, говорят, толковый, хотя там много негатива. Я бы согласилась, что на каких-нибудь каналах развлекательных уместно показывать только позитив, людям ведь надо расслабляться после работы. А кино, театр — это отражение действительности, оно обязано отражать со всеми жизненными реалиями, по-другому никак.

— Что из Вашего репертуара Вам наиболее интересно драматически?

— Верди, Пуччини… Я понимаю, что с этим делать, меня это не напрягает. Я люблю кровь, слезы. Я это умею и понимаю, а смешить публику не совсем мое. Легкий жанр гораздо труднее, поэтому я боюсь этого жанра, для меня вызвать смех зрителя – очень сложная задача.

Беседовал Денис УСОВ

СПРАВКА. Ольга Шуршина родилась в 1978 г. в Санкт-Петербурге. В 2000 г. с отличием закончила Музыкальное Училище им. Н. А. Римского-Корсакова. Все 4 года являлась стипендиатом Комитета по Культуре Санкт-Петербурга как отличница курса. С 2001 по 2006 гг. являлась солисткой Академии молодых оперных певцов Мариинского театра, где регулярно принимала участие в концертных, кантатно-ораториальных программах, оперных постановках Мариинского театра. С 2006 г. — солистка Государственного Музыкального театра «Зазеркалье», а также приглашенная солистка театров России и Беларуси. В 2013 г. номинирована на Высшую театральную премию Санкт-Петербурга «Золотой Софит» в номинации «Лучшая женская роль в оперном спектакле» (партия Купавы в опере Н. А. Римского-Корсакова «Снегурочка», постановка В. Заржецкого).

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *