В ОБЪЯТЬЯХ ОПЕКИ, ПО ДОРОГЕ В БЕЗДОМНЫЕ?

admin Статьи из газеты №11 (2015) 0 Comments

В ОБЪЯТЬЯХ ОПЕКИ,  ПО ДОРОГЕ В БЕЗДОМНЫЕ?

                                                   Нет, ребята, все не так!

                                                    Все не так, ребята…

                                                       В. ВЫСОЦКИЙ

 
 

В ночь на 9 мая прошлого года в Питере полыхнул пожар на территории психиатрической больницы №3 им. Скворцова-Степанова.

Много часов пожарные бились с огнем, объявшем двухэтажное деревянное строение. Поначалу администрация больницы утверждала, что это здание числится на капремонте и в хозяйственных целях не использовалось. Но позже станет известно, что здесь находилась действующая медицинская канцелярия, где хранились все документы больных. Только паспортов около полутора тысяч. Кое-что удалось спасти, но многое осталось в пепелище. Сгорел и журнал, где фиксировалась выдача документов больных другим лицам – родственникам, знакомым, адвокатам,  для решения различных юридических вопросов – в том числе и жилищных. Стоит напомнить нашим читателям, что многие питерские СМИ в этот период пристально следили за уголовным делом, где главным фигурантом числился врач-психиатр Дмитрий Дмитриев, несколько лет проработавший в больнице им. Скворцова-Степанова.

По версии следствия, этот «целитель» участвовал в мошеннических действиях с квартирами психически больных людей. Не исключалось, что Дмитриев проворачивал аферы с этими квартирами не один. Кое-кто из коллег Дмитриева проходил в этом уголовном делу в качестве свидетелей. Правоохранители планировали «перелопатить» документы, связанные с пребыванием в больнице психически больных людей. Многое в расследовании прояснили бы записи вышеупомянутого журнала, где фиксировалось, в чьи руки (адвокатов, медицинских работников) попадали документы  пациентов больницы.

Но огонь случился вовремя. Он не только уничтожил улики махинаций с квартирами психически больных людей, но, не исключено, что дым пожара скрыл и других фигурантов этого мерзкого и циничного преступления. Этот пожар заставил серьезно поволноваться и журналистов отдела расследований нашей газеты.

К этому времени в редакционных папках накопилось немало историй сделок по купле-продаже квартир, исход которых очень часто зависит от психиатров. Существует немало схем по отъему жилья у пожилых людей. Во многих случаях, вполне реально признать собственника жилья недееспособным. История, с которой столкнулись мы, по-своему уникальна. Касалась она судьбы питерской пенсионерки-блокадницы Валентины Ивановны Филиной (по понятной причине фамилия изменена).  По информации наших источников, в день пожара, именно здесь, в психиатрической больнице им. Скворцова-Степанова, медики скрывали от посторонних глаз блокадницу Филину. Не побоимся употреблять глагол «скрывали», т.к.  на неоднократные обращения в справочную службу психиатрической больницы №3 получали лаконичный  ответ, что «в  списке пациентов больная  с фамилией Филина В.И. не числится».

В конце концов, мы ее нашли. Она и сегодня проходит лечение в одной из палат этой больницы. Но не будем торопить события. Расскажем обо всем по порядку. О трагической судьбе Валентины Ивановны Филиной журналистам «Нового Петербурга» поведала ее старшая сестра Людмила Ивановна Хвоина. Многие годы Валентина Ивановна работала стюардессой, плавала на судах. Образ жизни людей этих профессий предрасполагает к застольями, вечеринками, пикниками. Постепенно женщина пристрастилась к спиртным напиткам, стала злоупотреблять ими. Ну, а дальше алкоголизм, деградация личности.

В марте 1999 года решением Кировского районного суда С-Петербурга В.И. Филина была признана недееспособной. Спустя месяц опекуном Валентины Ивановны распоряжением территориального управления Кировского административного района была назначена ее старшая сестра Людмила Ивановна Хвоина.

Не каждому дано справляться с обязанностями опекуна, потому что это тяжелая ежедневная физическая и психологическая нагрузка. Но Людмила Ивановна многие годы безропотно, порой на пределе человеческих сил, несла  судьбой возложенный на нее крест, оберегая, а порой вытаскивая родную сестру из, казалось бы,  безвыходных ситуаций. Старшей сестре обязана Валентина Ивановна тем, что не стала бездомной.

А случилось это так. Филиппова оказалась одна  на улицах нашего города. Навеянные прошлой жизнью воспоминания о питейных заведениях привели ее в рюмочную, где она оказалась в компании барменши-мошенницы некой Хаитуровой. Пройдоха быстро раскусила, что перед ней больной человек, имеющий  в собственности  комнату в 18 кв. метров в коммунальной квартире на Дачном проспекте. А дальше дело техники: Хаитурова заменила Филиной, якобы утерянный ею паспорт (на деле он хранился у сестры-опекуна), подписала доверенность на право отчуждения квартиры. Преступница не предполагала, что у Филиной есть опекун, который обратится в правоохранительные органы и предотвратит подготовленное мошенничество с переоформлением комнаты.

Эта жизненная ситуация заставила  опекуна Людмилу Ивановну пересмотреть многие нравственные общественные постулаты, связанные с переходом нашего государства на капиталистические рельсы. Богатство здесь строится на единой формуле: обмануть, отобрать, приумножить. По этой причине признанному недееспособным человеку оказаться среда акул капитализма весьма опасно, т.к. существуют сотни способов лишить его возможности распоряжаться своей жизнью и всем, что он в этой жизни имеет. А в начале 2000 года В.И. Филина имела уже лакомый кусок в виде отдельной квартиры по ул. Маршала Захарова. В чем, естественно, заслуга опекуна, которая добилась улучшения жилищных условий для своей недееспособной сестры-блокадницы. Но теперь требовалось устранить еще одну преграду, чтобы уберечь пожилую недееспособную женщину от недобрых людей. Дело в том, что сестры жили на большом расстоянии друг от друга. Подвернулся вариант. С разрешения органа опеки МО «Прометей» Л.И.Хвоина продала квартиру недееспособной сестры и вложила деньги в новостройку на проспекте Просвещения, поблизости от места своего проживания. До завершения строительства Хвоина зарегистрировала сестру по своему адресу. Казалось бы, еще один камень упал с плеч опекуна.

Но, к сожалению, человек долгие годы злоупотреблявший спиртными напитками, весьма редко навсегда отказывается от алкоголя. Вот и у Валентины Ивановны Филиной в июле 2013 года случился запой. Но, ни органы опеки, ни специалисты наркологического диспансера, не помогли опекуну справиться с нависшей на его плечи бедой. А добровольно лечиться от алкоголизма недееспособная сестра отказывалась. И только с помощью депутатов Законодательного собрания удалось поместить Валентину Ивановну в психиатрическую больницу № 3 им. Скворцова-Степанова. Казалось бы, опекун получила  необходимую передышку, а вместе с ней и надежду, что медики поставят Валентину Ивановну на ноги: и в скором времени сестры будут строить новые жизненные планы в новой квартире.

Единственное, что беспокоило сестру-опекуна – это приближающийся  Новый, 2014 год, и значимая для обеих сестер дата – 70-летие полного снятия блокады Ленинграда. Эти всенародные празднования  предполагали массу соблазнов. По этой причине Людмила Ивановна слезно попросила медиков отодвинуть на период праздников выписку сестры из больницы. Ее заверили, что выписки не будет. И опекун поверила. В то время в ее голове еще не укладывалось, что в умах сотрудников и специалистов, завязанных в цепочку МО «Прометей» — психиатрическая больница № 3 могла возникнуть такая схема отъема собственности у больных и одиноких людей. Насколько цинично это делалось, суди, читатель, сам. Осознав, что в больнице происходят странные вещи, Хвоина спешит  с просьбой о помощи в продлении срока лечения сестры к депутатам Муниципального образования и Законодательного Собрания СПб. И, кажется, находит здесь отклик. Депутат ЗакСа Е.А. Рахова 09.12.2013 года в обращении к врачу психиатрической больницы им. Скворцова-Степанова Д.В. Фадееву, ссылаясь на рекомендации врача-нарколога, просит рассмотреть возможность продления лечения.

Глава МО «Прометей» А.Б.Суворов в официальном письме Л.И. Хвоиной от 11.12.2013 так же сообщил, что от имени местной администрации  направлено письмо  главному врачу ПБ № 3 о целесообразности продления  госпитализации  Валентины Ивановны на неопределенный срок. Правда,  дальнейшая хронология событий утверждает, что руководитель МО  лукавил и умалчивал о том, что в муниципальном образовании «Прометей» уже лежит заключение врачей-психиатров больницы им. Скворцова-Степанова о том, что Валентина Ивановна не нуждается в опеке и может быть признана полностью дееспособной.

Напрасно ждала ответа Л.И. Хвоина. Она так его и не получила. Зато 20.12.2013 года состоялась выписка Валентины Ивановны из психбольницы. Выглядело это, как кем-то профессионально срежиссированное  действо. К месту действия поправившую здоровье Филину доставили на скорой помощи в сопровождении двух медицинских работников: врача-интерна Т.В. Малыгина и медсестры Р.В. Канунниковой. Признаться, эта информация вызвала у нас искреннее удивление. Что-то не могли мы припомнить, чтобы в наше время с такими почестями доставляли до дома наших выписанных из больницы граждан. А вот информация о том, что у парадной дома, куда везли Валентину Ивановну, скорую помощь встречала сотрудник отдела опеки МО «Прометей» Е.В. Сарбаш, нас озадачила. Недоумевали мы и о том, почему не пришла забрать из больницы Валентину Ивановну ее старшая сестра-опекун. Вот какую точку зрения высказала по этому поводу сама Л.И. Хвоина: «О дне выписки сестры я не была извещена.  20.12.2013 года я встретила Е.В. Сарбаш около дома, которая схватила меня за руку и грубо и решительно  попыталась тащить меня  в машину «скорой помощи», угрожая мне госпитализацией в психиатрическую больницу. Испугавшись ее, я вырвалась и убежала.  Никакой сестры я не видела. Но разве нельзя допустить такого развития событий, когда опекун, действительно попадает в психушку. Насколько бы это облегчило задачу, поставленную органами опеки. По убеждению Л.И. Хвоиной, главная цель мошенников заключалась в овладении купленной для Филиной Л. И.  квартирой в новостройке. Время было позднее, медики, задействованные в выписке-доставке Филиной до адреса, отказались от дальнейшего участия в этом действе. И здесь не обошлось без горького юмора. Опекуны и психиатры в этот день общими усилиями  не нашли ничего лучшего, как определить В.И. Филину в инфекционную больницу им. Боткина.  Здесь с диагнозом, по нашей информации, поставленном по телефону, ее официально лечили (или скрывали) с 20.12.13 по 03.01.2014 года. В связи с этим у нас возникли вопросы, которыми заинтересоваться, по нашему твердому убеждению, должна городская прокуратура. Итак, где и кем у Филиной было обнаружено инфекционное заболевание? Если Филина была больна, то на каком основании  она работала на кухне в ПБ № 3? Если в ПБ № 3 знали об инфекции, то почему скрывали этот факт? Почему сразу не изолировали больную и не объявили карантин? Почему выписали больную в общество здоровых людей?

Второе. Если Филина была здорова, на каком основании в день выписки она оказалась в инфекционной больнице им. Боткина? Дальше — больше. Загнавший сам себя в угол, опекунский совет сам стал искать выход из положения. Местной администрацией МО «Прометей»  в лице Г.В. Кухаревой выносит постановление об отстранении от обязанностей опекуна Хвойной Л.И. в связи с неисполнением ею своих обязанностей.

В этот же день глава МО Г.В. Кухарева обращается в Калининский районный суд с заявлением  за № 05-07/1112, в котором просит признать Филину В.И. полностью дееспособной.

Какие мысли могут возникнуть у читателя после знакомства с этими двумя официальными и, на наш взгляд, исключающими друг друга документами?

Органы опеки МО «Прометей», видимо, ожидали, что Калининский суд быстро удовлетворит их заявление о признании В.И. Филиной дееспособной. Они были в этом так уверены, что даже направили письмо в строительную кампанию, где заявили, что  в июле 2014 г. Филина В.И. будет принимать квартиру, как они указали, под руководством начальника отдела опеки Бушковой Н.И.  Но быстро решить в суде вопрос о дееспособности Филиной у опеки не получилось. Адвокаты усомнились в сказочном и неправдоподобно  скоротечном превращении недееспособного (16 лет опеки) в совершенно здорового человека и настоял на медицинской экспертизе состояния здоровья Валентины Ивановны.

Но вернемся в январь 2014 года. Мы остановились, что Филину  по надуманным основаниям госпитализировали в инфекционную больницу им. Боткина. Но долготам ее держать не стали, и уже 3.01.2014 она была выписана. С этого момента, как утверждают юристы, сотрудники опеки начинают незаконно удерживать  Валентину Ивановну в различных учреждениях. По нашей информации, Филину пытались помещать в Александровскую больницу, определяли в различные социальные дома. При этом все государственные структуры (опека, местная администрация, ПБ № 3, полиция) с брезгливым равнодушием отказывались сообщать Л.И. Хвоиной о местонахождении родного ей человека. Прикрываясь тем, что она лишена опекунства. Теперь Хвоина вправе спросить у каждого из участников этого произвола: на каком основании ее сестру незаконно удерживали в различных учреждениях? Кто дал им право таскать больного человека два месяца по разным социальным домам, оставляя без медицинской помощи, лекарств, личных вещей? Кто и чем кормил несчастную женщину?

Осознав, что задуманная квартирная схема дала сбой, а многие вопросы вышли из-под контроля, организаторы этой аферы  поспешили  вновь упрятать Филину в психиатрическую больницу № 3. Обставили это как добровольную явку Филиной в ПНД за направлением в психиатрическую больницу.

Но коли явка добровольная, пусть объяснят нам психиатры, на каком таком основании 7 марта 2014 года главный врач СПб ГКУЗ №Городская больница № 3 им. Скворцова-Степанова обратился в суд с заявлением о получении санкции на недобровольную госпитализацию Филиной В.И., ссылаясь на то, что пациент, вследствие обострения  хронического психического заболевания, нуждается в стационарном лечении. Доводы главного врача  поддерживал лечащий врач ПБ № 3 Трояновский Р.Р.. Поскольку в нашей статье немало места уделяется морали и цинизму, мы хотим задать еще один вопрос главному врачу: известно ли ему, что десятью днями раньше (27 февраля 2014 года) в Калининском суде Р.Р. Трояновский  утверждал, что после лечения и выписки из больницы 20 декабря 2013 года гражданка В.И. Филина не нуждается в опеке и может быть признана полностью дееспособной?

Где логика, господа врачеватели человеческих душ? Где ваша совесть? Мы надеемся, что ответы на поставленные вопросы нам помогут получить руководители комитета здравоохранения, комитета по социальной политике Санкт-Петербурга и городской прокуратуры.

                                                          ЮРИЙ НАЛЕТОВ

P.S.25 сентября 2014 года Калининский районный суд  С-Петербурга  принял решение в заявленных требованиях Отдела опеки и попечительства Муниципального образования «Прометей» о признании  полностью дееспособной Филиной Валентины Ивановны ОТКАЗАТЬ.

В этом же суде 11 февраля 2015 года судья оставил в силе постановление Главы Местной Администрации МО «Прометей» Г.В.Кухаревой об отстранении Хвоиной Л.И. от обязанностей опекуна. На вопрос, почему судья принял такое решение, последний, пытаясь юморить, заметил: «У меня на столе три кубика: красный, желтый и зеленый. Какая комбинация выпадет, такое решение я и принимаю.

Вот такие дела.

Валентина Ивановна уже год, как содержится в ПБ № 3 им. Скворцова-Степанова на лечении. Кто и что делает с ее квартирой, редакция без внимания не оставит. Следите за нашими новыми публикациями.

 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *