Реформы образования. Как это начиналось.

admin Статьи из газеты №9 (2014) 0 Comments

В опубликованном Министерством образования России двухтомном проекте «Стандартов общего образования» (2002 г). приведён большой список тем, знания которых у обучаемых предлагается перестать требовать. Именно этот список даёт самое яркое представление об идеях «реформаторов» и о том, от каких «излишних» знаний они стремятся «защитить» следующие поколения.

Я воздержусь от политических комментариев, но вот типичные примеры якобы «излишних» сведений, выписанные из четырёхсотстраничного проекта «Стандарты»:

Конституция СССР; фашистский «новый порядок» на оккупированных территориях; Троцкий и троцкизм; основные политические партии; христианская демократия; инфляция; прибыль; валюта; ценные бумаги; многопартийность; гарантии прав и свобод; правоохранительные органы; деньги и другие ценные бумаги; формы государственно-территориального устройства Российской Федерации; Ермак и присоединение Сибири; внешняя политика России (XVII, XVIII, XIX и XX веков); польский вопрос; Конфуций и Будда; Цицерон и Цезарь; Жанна д’Арк и Робин Гуд; физические и юридические лица; правовой статус человека в демократическом правовом государстве; разделение властей; судебная система; самодержавие, православие и народность (теория Уварова); народы России; христианский и исламский мир; Людовик XIV; Лютер; Лойола; Бисмарк; Государственная Дума; безработица; суверенитет; фондовый рынок (биржа); доходы государства; доходы семьи.

Чтобы не быть односторонним, приведу ещё список «нежелательных» (в том же смысле «недопустимости» серьёзного их изучения) авторов и произведений, упоминаемых в этом качестве позорным «Стандартом»:

Глинка; Чайковский; Бетховен; Моцарт; Григ; Рафаэль; Леонардо да
Винчи; Рембрандт; Ван Гог; Омар Хайям; «Том Сойер»; «Оливер Твист»; Сонеты Шекспира; «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева; «Стойкий оловянный солдатик»; «Гобсек»; «Отец Горио»; «Отверженные»; «Белый клык»; «Повести Белкина»; «Борис Годунов»; «Полтава»; «Дубровский»; «Руслан и Людмила»; «Свинья под дубом»; «Вечера на хуторе близ Диканьки»; «Лошадиная фамилия»; «Кладовая солнца»; «Мещёрская сторона»; «Тихий Дон»; «Пигмалион»; «Гамлет»; «Фауст»; «Прощай, оружие»; «Дворянское гнездо»; «Дама с собачкой»; «Попрыгунья»; «Облако в штанах»; «Чёрный человек»; «Бег»; «Раковый корпус»; «Ярмарка тщеславия»; «По ком звонит колокол»; «Три товарища»; «В круге первом»; «Смерть Ивана Ильича».

Иными словами, Русскую Культуру предлагают отменить как таковую. Школьников стараются «защитить» от влияния «излишних», по мнению «Стандартов», центров культуры; таковыми здесь оказались нежелательные, по мнению составителей «Стандартов», для упоминани учителями в школе:

Эрмитаж; Русский музей; Третьяковская галерея; Пушкинский музей Изобразительных искусств в Москве.

Колокол звонит по нам!

Трудно всё же удержаться и совсем не упомянуть, что именно предлагается сделать «необязательным для обучения» в точных науках (во всяком случае, «Стандарты» рекомендуют «не требовать от школьников усвоения этих разделов»):

строение атомов; понятие дальнодействия; устройство глаза человека; соотношение неопределённостей квантовой механики; фундаментальные взаимодействия; звёздное небо; Солнце как одна из звёзд; клеточное строение организмов; рефлексы; генетика; происхождение жизни на Земле; эволюция живого мира; теории Коперника, Галилея и Джордано Бруно; теории Менделеева, Ломоносова, Бутлерова; заслуги Пастера и Коха; натрий, кальций, углерод и азот (их роль в обмене веществ); нефть; полимеры.

Из математики такой же дискриминации подверглись в «Стандартах» и темы, без которых не сможет обойтись ни один учитель (и без полного понимания которых школьники будут полностью беспомощными и в физике, и в технике, и в огромном числе других приложений наук, в том числе и военных, и гуманитарных):

Необходимость и достаточность; геометрическое место точек; синусы углов в 30o, 45o, 60o; построение биссектрисы угла; деление отрезка на равные части; измерение величины угла; понятие длины отрезка; сумма членов арифметической прогрессии; площадь сектора; обратные тригонометрические функции; простейшие тригонометрические неравенства; равенства многочленов и их корни; геометрия комплексных чисел (необходимая и для физики переменного тока, и для радиотехники, и для квантовой механики); задачи на построение; плоские углы трёхгранного угла; производная сложной функции; превращение простых дробей в десятичные.

Надежду вселяет лишь то, что существующие пока тысячи прекрасно подготовленных учителей будут продолжать выполнять свой долг и обучать всему этому новые поколени школьников, несмотря на любые приказы Министерства. Здравый смысл сильнее бюрократической дисциплины. Надо только не забывать нашим замечательным учителям достойно платить за их подвиг.

Представители Думы объяснили мне, что положение можно было бы, сильно улучшить, если бы озаботиться об исполнении принятых уже законов об образовании.

Следующее описание состояния дел было изложено депутатом И. И. Мельниковым в его докладе в Математическом Институте им. В. А. Стеклова Российской Академии Наук в Москве осенью 2002 года.

Например, один из законов предусматривает ежегодное увеличение бюджетного вклада в обучение примерно на 20% в год. Но министр сообщил, что «заботиться об исполнении этого закона не стоит, так как практически ежегодное увеличение происходит больше, чем на 40%». Вскоре после этой речи министра было объявлено практически реализуемое на ближайший (это был 2002) год увеличение (на гораздо меньший процент). А если ещё учесть инфляцию, то, оказывается, принято было решение об уменьшении реального годового вклада в образование.

Другой закон указывает процент расходов бюджета, который должен тратиться на образование. Реально тратится гораздо меньше (во сколько именно раз, узнать точно я не сумел). Зато расходы на «оборону от внутреннего врага» повысились от трети до половины расходов на оборону от врага внешнего.

По-видимому, именно в предвидении реакции учителей составители «Стандарта» снабдили ряд имён писателей в своём списке рекомендованного чтения (вроде имён Пушкина, Крылова, Лермонтова, Чехова и тому подобных) знаком «звёздочка», расшифровываемым ими как: «По своему желанию учитель может познакомить учеников ещё с одним или двумя произведениями того же автора» (а не только с «Памятником», рекомендованным ими в случае Пушкина).

«Национальный Комитет Франции по Науке» склонялся к тому, чтобы новые научные исследования вовсе не финансировать, а потратить (предоставляемые Парламентом для развития науки) деньги на закупку готовых американских рецептов… В конце концов, всё же выбрали три «науки», якобы заслуживающие финансировани своих новых исследований. Вот эти три «науки»: 1) СПИД; 2) психоанализ; 3) сложная отрасль фармацевтической химии, научное название которой я воспроизвести не в силах, но которая занимается разработкой психотропных препаратов, подобных лакримогенному газу, превращающих восставшую толпу в послушное стадо.

В сегодняшней Франции 20% новобранцев в армии полностью безграмотны, не понимают письменных приказов офицеров (и могут послать свои ракеты с боеголовками совсем не в ту сторону). Да минует нас чаша сия! Наши пока ещё читают, но «реформаторы» хотят это прекратить: «И Пушкин, и Толстой — это слишком много!» — пишут они.

«Не тронь мои круги» — сказал Архимед убивавшему его римскому солдату. Эта пророческая фраза вспомнилась мне в Государственной Думе, когда председательствовавший на заседании Комитета по образованию (22 октября 2002 года) прервал меня словами: «У нас не Академия наук, где можно отстаивать истины, а Государственная Дума, где всё основано на том, что у разных людей по разным вопросам разные мнения».

Мнение, которое я отстаивал, состояло в том, что трижды семь — двадцать один, и что обучение наших детей как таблице умножения, так и сложению однозначных чисел и даже дробей — государственная необходимость. Я упомянул о недавнем введении в штате Калифорния (по инициативе нобелевского лауреата, специалиста по трансурановой физике Глена Сиборга) нового требования к поступающим в университеты школьникам: нужно уметь самостоятельно делить число 111 на 3 (без компьютера).

Слушатели в Думе, видимо, разделить не смогли, а потому не поняли ни меня, ни Сиборга: в «Известиях» при доброжелательном изложении моей фразы число «сто одиннадцать» заменили на «одиннадцать» (от чего вопрос становится гораздо более трудным, так как одиннадцать на три не делится).

Американские коллеги объяснили мне, что низкий уровень общей культуры и школьного образования в их стране — сознательное достижение ради экономических целей. Дело в том, что, начитавшись книг, образованный человек становится худшим покупателем: он меньше покупает и стиральных машин, и автомобилей, начинает предпочитать им Моцарта или Ван Гога, Шекспира или теоремы. От этого страдает экономика общества потребления и, прежде всего, доходы хозяев жизни — вот они и стремятся не допустить культурности и образованности (которые, вдобавок, мешают им манипулировать населением, как лишённым интеллекта стадом).

 

Из книги акад. Владимира Игоревича Арнольда (1937 -2010).

«Новый обскурантизм и Российское просвещение», М. 2003 г.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *