ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ГАЗЕТЫ «НОВЫЙ ПЕТЕРБУРГЪ» ОКАЗАЛОСЬ ПРОВОКАЦИЕЙ ВЛАСТИ, ПРОКУРОРОВ И СЛЕДСТВИЯ!

admin Статьи из газеты №7 (2014) 0 Comments

(Документальная повесть)

Пришло время подвести итоги провокации российских властных и правоохранительных структур в адрес любимой петербуржцами, самой массовой на то время из числа частных газет Санкт-Петербурга. Провокации — не только в адрес сотрудников одного из СМИ северной столицы, но и в адрес Конституции России и «Международной декларации прав человека». Что является, по моему мнению, закономерным продолжением уголовно-преступной провокации российской власти 4 октября 1993 года в отношении российского народа и Конституции.

Начну документальную повесть о том, кем и как была организована эта провокация российских чиновников и правонарушителей в погонах в отношении свободы слова и газеты «Новый Петербургъ». Начну с цитаты сообщения в газете в день моего ареста: «23.11.07 года, в пятницу вечером в Петербурге арестован известный журналист-правозащитник Николай Степанович Андрущенко. В квартире Андрущенко был произведен обыск.

До этого, в тот же день днем сотрудники УБОП и Главного следственного управления ГУВД Санкт-Петербурга произвели обыск в редакции. Тираж номера от 15 ноября с резко критической статьей Николая Андрущенко в значительной степени был скуплен неизвестными! Некоторые крупные торговые сети прессы ПОЛУЧИЛИ УКАЗАНИЕ (?!) не брать в продажу газету «Новый Петербургъ». …

Надо отметить, что обыск в редакции основывался на уголовном деле по публикации Николая Андрущенко о работе председателя Жилищного Комитета города Юниса Лукманова — по факту якобы содержавшейся в ней «клеветы». Но на следующий день в суде его обвинили совсем в других преступлениях, и тоже связанных исключительно с его профессиональной деятельностью. Это статья 294 Уголовного кодекса РФ — «воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования» и ст. 298 ч.3 «клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя…».

Несмотря на состояние здоровья журналиста, на полную бездоказательность и явно преступно-провокационный характер действий следователей и прокуроров, послушная «подсказке» сверху судья вынесла решение о моём тюремном заключении сроком на три месяца. С этого момента, с 24 ноября 2007 года начался отсчет моего тюремного заключения.

Сразу замечу, что, так как статьи УК РФ 294 и 298 подлежат рассмотрению судом присяжных, я был абсолютно спокоен за результат рассмотрения лживых обвинений. Но! Это поняли и сами следователи и под завязку срока моего тюремного заключения поспешно вынесли решение о переквалификации обвинения, убрав названные статьи напрочь, как будто не по ним меня держали полгода в тюрьме! Следователь Сабуров даже вынес Постановление о моем праве взыскать с государства убытки за ложное обвинение (что, как я полагаю, послужило основанием для приема месяц назад моего заявления международными инстанциями). За что, как мне рассказали, Сабуров получил нагоняй от своего начальника, а ныне и.о. начальника следственногого управления Санкт-Петербурга «товарища» Клауса, под начальством которого в городском Следственном комитете завелись мошенники, о чем будет сказано ниже!

Тюрьма началась с жестокого, трёхчасового избиения в стенах ИВС (изолятора временного заключения) на улице Захарьевская группой лиц из четырех граждан в штатском во главе с персоной, как две капли воды, похожей на одного из сотрудников прокуратуры Центрального района, которого незадолго до того я просил уволить из органов за отказ принять журналиста в приемный день по срочному вопросу и за заурядное хамство.

Избиение началось после моего отказа подписать какие-то бумаги о существовании якобы ОПГ (организованной преступной группы), включающей согласно задумке клеветников главного редактора, двух адвокатов и еще нескольких человек, близких редакции. К слову сказать, названных мне двух адвокатов, которых по приказу лиц в штатском я должен был оклеветать — Антонова и Калмыкова — вопреки закону преступники от следствия так и не допустили к моей защите все шесть месяцев до выхода на волю на подписку о невыезде! Что также обжаловано и в Страсбург, и в Гаагу.

После моего отказа от клеветы стоящий сзади тип, очень похожий, как я сказал ранее, на одного из прокуроров Центрального района, что-то прошептал. После чего последовал внезапный удар в левый глаз, куда попали осколки очков!

Избиение продолжалось около трех часов с перерывами, так как я терял сознание. В перерывах, после того, как мне совали что-то под нос для возвращения сознания, повторялась «нежная» просьба оговорить «членов ОПГ», после чего возобновлялось избиение. Если не считать разбитых очков (разбитые на куски, которые мне позволили собрать на полу), то можно сказать, что били профессионально, по почкам. Что сказывалось долгое время.

В конце избиения меня вновь поместили в камеру ИВС с МИНУСОВОЙ ТЕМПЕРАТУРОЙ (!), «любезно» разрешив забрать в камеру разбитые части очков. Где я собрал и укрепил эти части. Но при фотографировании при поступлении в тюрьму на улице Лебедева меня, как и всех фотографировали, и составленные из частей стекла очков должны быть видны?! Но на все мои обращения о возбуждении уголовного дела по факту пыток и принуждения к оговору я не получал доже ответа.

Чтобы закончить с этой частью описания моей тюремной истории, скажу, что после помещения в камеру № 80 (если не ошибаюсь) тюрьмы на улице Лебедева, где на 15 мест приходилось 25 человек, предупрежденный друзьями с воли «смотрящий» по камере впервые за четверо суток дал мне отоспаться при плюсовой температуре. Но недолго длилось мое «счастье». По-видимому, опасаясь моих рассказов об избиении в ИВС, под явно лживым предлогом мнимой опасности тюремщики засунули меня на две недели в одиночку, в тюремный изолятор, где я впервые с момента ареста отоспался и собрался с мыслями.

Перейду к цитированию документов. Публикация правозащитника и юриста Андрея Ковалева в «Новом Петербурге» от 18 июня 2009 года под названием «Место для удара головой». Цитата: « … сведения, направленные в адрес руководимого мной информационного агентства начальником отдела горпрокуратуры Ю.С. Харитоновым, ПРОТИВОРЕЧАТ сведениям, которые предоставил мне … 24 ноября 2007 года дежурный по ИВС старший лейтенант милиции Прокофьев, заверивший меня, что в ИВС идет КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ и даже милиция ЗАМЕРЗАЕТ на своих постах! Это — факт содержания смертельно больного журналиста в ПЫТОЧНЫХ УСЛОВИЯХ ИВС ГУВД».

И далее из той же статьи: «Наличие умысла на добывание обвинительных доказательств ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ обнаружилось хищением теплых вещей, которые были переданы мною для Н.С. Андрущенко по поручению академика РАМН, председателя Совета старейшин России Ф.Г. УГЛОВЫМ. Передача теплых вещей и их исчезновение послужило тестом на законность. Или, точнее сказать, народным следственным экспериментом, в результате которого подтверждаются показания, данные Андрущенко под протокол в судебном заседании, о применении к нему пыток в целях получения фальсифицированных доказательств мнимой вины».

Что, как сообщают мне мои друзья-юристы из Гааги, должно подпадать, в том числе, под действие «Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него», принятой резолюцией 260 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1948 года.

Эта КРАЖА теплых вещей вполне согласуется с иными действиями милиции «имени Пиотровского», а именно с незаконным изъятием и невозвращением (кражей) у ООО «Алко-Балт» водки на один миллион долларов, с невозвращением вопреки решению суда, незаконно изъятых у нашей газеты полковником Беловым шести мощнейших редакционных компьютеров! А прокуроры, следователи и судьи годами покрывают это воровство. Или наказывают милиционеров — рейдеров, подобных полковнику Сычу, ничтожными, по сравнению с содеянным, сроками!

Причем, данная кража в ИВС на Захарьевской носила именно умышленный характер, направленный, как я полагаю, на умышленное причинение вреда здоровью журналиста, находившемуся трое суток в ИВС при МИНУСОВОЙ ТЕМПЕРАТУРЕ! Привожу следующую цитату: « … старший советник юстиции С.Ю. Яковлева, отменившая отказное постановление в части хищения вещей переданных по поручению Ф.Г. Углова:
а) куртки пуховика «Аляска»;

б) двух-трех шерстяных свитеров;

в) теплого командирского белья» …

Как видим, при господине Пиотровском сотрудникам питерской милиции было абсолютно всё равно, что воровать при исполнении служебных обязанностей — то теплое белье; то компьютеры, то водку на миллион долларов! Неужели, нужно полагать, что проворовавшиеся менты ждут, когда за компенсацией украденного граждане явятся с подмогой сами?

Перехожу к цитированию очередного «грозного», но абсолютно пустопорожнего письма прокуратуры Санкт-Петербурга от 30.08.2013 № 16-961-2011 за подписью начальника первого зонального отдела, младшего советника юстиции В.В. ШИЛИНА, оставшемуся и без мер прокурорского реагирования и без ответа мне, как заявителю. «Прокурору Центрального района Санкт-Петербурга БУРДОВУ Д.Г. — Направляю Вам для рассмотрения обращение Андрущенко Н.С. Организуйте проверку всех доводов заявителя, в случае необходимости примите меры прокурорского реагирования. О результатах проверки прошу уведомить заявителя в установленный законом срок».

Но. Прошло ПЯТЬ долгих месяцев, но … ни ответа, ни привета. Нет даже опроса заявителя и многочисленных свидетелей. Ау, господин Бурдов! Если разучились работать, уйдите сами. Например, куда-нибудь на стройку руководить многочисленными узбеками-нелегалами, которые при такой сонной прокуратуре заполонили Петербург.

Очень своевременно в это же время в Интернете появилось сообщение: «Еще пятерых сотрудников ГСУ СК отправляют в отставку» — «Как стало известно «Фонтанке» … принято решение не только об отставке начальника управления по расследованию особо важных дел в сфере экономики Дмитрия Филипцева (!), но и об увольнении еще пятерых сотрудников ведомства. Кадровые потрясения в Следственном комитете начались после допроса задержанного 3 октября (прошлого года — прим. редакции) по обвинению в мошенничестве следователя ПОЛИЧЕВА». Это — прекрасно, хотя мошенников в древней Руси сажали на кол! Но почему уволено только пятеро, в то время, как ПОЛГОДА НАЗАД (!) на имя Бастрыкина мною был направлен список из 17 (СЕМНАДЦАТИ) опасных правонарушителей из числа сотрудников питерского СК, среди которых мною называлась и вышеназванная фамилия? Кто дал мошенникам мошенничать целых полгода? Властные соучастники?

Перехожу к цитированию следующего документа. На сей раз по письмам общественности, подписанным в томи числе и Академиком Угловым, к прокурору Санкт-Петербурга С.П. Зайцеву обращается лично Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге И.П. Михайлов: «…заявители считают, что Н.Андрущенко преследуется правоохранительными органами в связи со своей журналистской деятельностью. …просим произвести проверку изложенных в заявлении граждан обстоятельств…». А в ответ тишина! Ни ответа, ни одного арестованного служивого подонка, который крал переданные заключенному вещи и избивал журналиста, а затем шесть месяцев необоснованно держал в тюрьме. Что привело к полной потере зрения на травмированный преступниками глаз и инвалидности! А прокурор с заячьей фамилией скромненько продав за миллионы рублей данную ему государством квартиру, не понеся никакого наказания за далеко выходящие за пределы закона действия по преследованию свободы прессы исчез на теплое местечко в столицу. Как это понимать, уважаемый господин Президент Владимир ПУТИН? Надо полагать, это явное преследование свободы слова, которое, по моему мнению, было организовано и осуществлено вполне реальной государственной ОПГ!

Но, как водилось на Руси в нормальные времена, правда все-таки нашла дорожку к людям, которые ради неё (ради правды!) понесли издевательства, пытки и воровство имущества уголовными чиновниками.

Цитирую выдержки из интернет-органа «СОВА» — Информационно-аналитического центра (www.sova-center.ru или /misure/news/persecution/2010/08/d19450/

«Федеральный список экстремистских материалов сокращен, 02 августа 2010 года в 12.57 город Санкт-Петербург.

30 июля 2010 года «Российская газета» опубликовала информацию об изменениях, внесенных в Федеральный список экстремистских материалов. В соответствии с распоряжением Министерства юстиции от 5 июля из него были изъяты три позиции (отметим явную опечатку в публикации «РГ» — фамилия автора статей не Андрющенко, а Андрущенко):

362. Статья Н. Андрющенко «Лихие были имена, но не было подлее», в периодическом издании «Новый Петербургъ».

363. Статья Н.Андрющенко «Пора покупать оружие. Как путинские опричники убивают душу и веру» в периодическом издании «Новый Петербургъ».

364. Статья Н. Андрющенко «Почему мы пойдем 25 ноября на «марш несогласных» в периодическлом издании «Новый Петербургъ».

Как удалось выяснить нашему Центру, Н.Андрущенко сначала удалось восстановить право на кассацию (так как в 2008 году запрет материалов проходил без его присутствия!), а затем Дзержинский районный суд повторно рассмотрел вопрос о признании материалов экстремистскими и отказал прокуратуре в удовлетворении иска».

И одновременно я обнаружил в почтовом ящике письмо от 20.05.08 года №1289 СК-08 на бланке Следственного комитета при прокуратуре РФ, Следственное Управление по городу Санкт-Петербургу, Следственный отдел по Центральному району, где сказано: «В связи с тем, что УСТАНОВЛЕНО НАЛИЧИЕ ДОСТАТОЧНЫХ ДАННЫХ, СВИДЕТЕЛЬСТВУЮЩИХ О ПРЕВЫШЕНИИ СОТРУДНИКАМИ ИВС ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области должностных полномочий, то есть ПРЕСТУПЛЕНИЯ, предусмотренного ст. 286 УК РФ, материал проверки по Вашему заявлению зарегистрирован в КУСП следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу». Подписал — помощник руководителя следственного отдела по Центральному району следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу Е.Л. ПИАСТРО.

Спасибо, товарищ ПИАСТРО за КОНСТАТАЦИЮ ФАКТА УГОЛОВНОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ СОТРУДНИКОВ ИВС!

Но далее НИЧЕГО НЕ ПОСЛЕДОВАЛО. НИЧЕГО! Ни ареста уголовников из ИВС, ни наказания должных надзирать за ИВС прокуроров, ни компенсации журналисту за искалеченный в ИВС глаз, нни компенсации редакции украденного!

Вот такие прокуроры, полицаи и следователи работают в Санкт-Петербурге и дискредитируют честных сотрудников. Нашкодить, как коты на лестничной площадке, на это они способны. Но вместо многолетнего срока — повышение и дорожка в Москву. Или в худшем случае — на пенсию. А ведь мои друзья-юристы из Интерпола, а также из суда в Гааге, утверждают, что случись такое в Европе, все участники подобного ТЯЖКОГО УГОЛОВНОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СВОБОДЫ СЛОВА получили бы лет по 10 тюремного заключения!

А посему вынужден напомнить всем вышеназванным в этой публикации должностным лицам, что их поведение и их правонарушения, надо полагать, вызваны самой юридической незаконностью их должностного положения! Незаконностью, которая юридически строго вытекает из Заключения ВЫСШЕГО суда России — КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 21 сентября 1993 года «О соответствии Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерациии Б.Н. Ельцина, связанных с его Указом «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» от 21 сентября 1993 года № 1400 и Обращением к гражданам России 21 сентября 1993 года. Где, в частности, сказано: «Указ и Обращение (имеются в виду указ и Обращение, названные в заголовке — прим. автора) НЕ СООТВЕТСТВУЮТ … КОНСТИТУЦИИ Российской Федерации и служат основанием для отрешения Президента РФ Б.Н. Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности в порядке статьи 121-10 или 121-6 Конституции Российской Федерации».

Точно такие же «механизмы» ответственности в подобной ситуации в республике ЧИЛИ в отношении преступника Пиночета были приведены в действие международным сообществом.

И в заключение, специально для тех, кто изображал меня преступником, приведу краткие выдержки из разных служебных писем. За подписью начальника Государственной Жилищной инспекции В.М. Зябко от 08.12.2004 года: «Автору, Н.С. Андрущенко, Государственная жилищная инспекция благодарна за активную, гражданскую позицию по выявлению нарушений в жилищной сфере». Второе письмо подписано 25.12.91 года председателем Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга В.В. Путиным и кончается словами: «Прошу оказывать депутату Н.С.Андрущенко содействие в его работе».

Николай АНДРУЩЕНКО

действительный государственный советник Санкт-Петербурга 3 класса,

ставший инвалидом из-за временного неприменения в России «Конвенции о предупреждении преступлений геноцида и наказания за него», сотрудник редакции газеты, у которой властные бандиты украли шесть компьютеров, производственные помещения при молчаливом бездействии Смольного по обеспечению конституционной свободы слова.

 

 

 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *