ЧТО ТАКОЕ ДЕМОКРАТИЯ?

admin Статьи из газеты №51 (2014) 0 Comments

Что такое демократия?

 

Автор многих статей в «Новом Петербурге» Павел Цыпленков, известный своими демократическими взглядами, опубликовал в НП от 4 декабря этого года статью «Прогресс и регресс в демократии», в которой он обвиняет меня (статья «Социалистическая революция – прогресс или регресс?» в НП от 20 ноября) в якобы слабом владении политической теорией.

При этом предметом критики послужили тщательно сформулированные мною взятые из современных словарей общепринятые сегодня критерии прогресса: «улучшение жизни подавляющего большинства населения, увеличение его средней продолжительности жизни и повышение уровня развития трудовой деятельности населения».

Однако авторство этих критериев П.Цыпленков приписал мне, а сами критерии представил в очень искажённом виде. Вот, например, образец его критики: «Прогресс, пишет автор, «это когда не просто идёт усложнение, а когда от этого людям становится лучше». С подобным утверждением трудно спорить, тем более, что каждый из нас сам себе выбирает, что ему хорошо. Одному подавай зарплату в миллион рублей, а другой готов сочинять песни, работая кочегаром, и при этом считает себя счастливым. Значит, и прогресс эти люди будут оценивать по-разному». Конец цитаты.

Уже сама фраза составлена противоречиво. Сначала её автор соглашается с процитированным им искажённым критерием, а затем делает противоположный вывод: поскольку, мол, прогресс эти люди будут оценивать по-разному, то в качестве критерия это не годится.

К сожалению, П.Цыпленков не видит, что приведённые им аргументы о возможной оценке прогресса какими-то конкретными людьми и его вывод не имеют никакого отношения к заявленному мною одному из критериев прогресса — «улучшение жизни подавляющего большинства населения».

То же самое касается и его аргументов о «пастухах-долгожителях» и владельцах мобильных телефонов и автомобилей, которые не имеют никакого отношения к критериям увеличения средней продолжительности жизни населения (а не его отдельных групп) и повышения уровня развития его трудовой деятельности.

Но не это — главное. Основным в статье П.Цыпленкова является антинаучное утверждение, что критерием прогресса в обществе является демократия. П.Цыпленков пишет: «Последние пятьдесят тысяч лет человечество движется по направлению от произвола сильного самца-вождя племени к демократии…. Человечество движется от деспотии к демократии…. Демократия – вот критерий социального прогресса или регресса, как мне думается».

Так может утверждать человек, который, называя себя демократом, имеет очень смутные познания о том, что такое демократия. Хотя в своём утверждении П.Цыпленков далеко не одинок, поскольку аналогично «думается» очень многим людям, называющим себя демократами. Дело в том, что научными знаниями в этой сфере вооружены очень немногие.

Что же такое демократия? И имеет ли она настолько самостоятельное значение, чтобы мы могли поставить её в качестве критерия прогресса?

Может ли демократия прокормить население, наделить их предметами потребления? Может ли обеспечить подъём производства? Обеспечит ли она ликвидацию неравенства в распределении?

Для того чтобы показать антинаучность использования демократии в качестве критерия прогресса, применим Материалистическую логику Г.Муравьёва (http://www.proza.ru/2011/05/21/11). Эта логика вводит несколько постулатов материализма, из одного из которых, например, следует, что все вещи (предметы, способы, явления объективной реальности) структурны, поэтому их определения должны содержать указания на род и видовое отличие (впрочем, на этом ещё настаивал Аристотель).

Отказавшись от поиска некоторой частицы, из которой можно, якобы, построить всё разнообразие вещей, Г.Муравьев доказал, что все вещи структурны и существует единственная вещь (Вселенная), которая даёт возможность, разбирая её, находить место каждой вещи как некоторой детали в построении мироздания не снизу вверх, а сверху вниз. Тогда любая вещь, кроме Вселенной, входит в структуру более общей вещи. Всякая вещь, в том числе и Вселенная, имеет внутреннюю, присущую ей структуру. При этом структура вещи есть совокупность признаков – условий, наличие которых необходимо и достаточно для её существования. Признак вещи – вещь порядком ниже данной, сторона, особенность, показатель, свойство и т.д., которое мышление может выделить, отметить в вещи как предмете рассмотрения, а затем и определить. Совокупность признаков представляет вещь в целом.

Отсюда следует требование к познанию: вещь (кроме Вселенной) познана тогда, когда сознание имеет на неё три описания: как таковой, её структуры, её места среди других вещей. Вселенная может быть познана только через описания ее структуры в соответствии с уровнем исследований, начиная с движения метагалактик до движения элементарных частиц.

Из многоструктурности вещей следует, что какую бы мы из них не избрали в качестве предмета исследования, всегда необходимо установить тот порядок, к которому она принадлежит, и тогда появляется возможность рассмотрения однопорядковых вещей, где становятся допустимы аналогии, сравнения и т.п. Ошибки же в определении порядка вещи, смещение структур немедленно приведет к соответствующим заблуждениям в познании, которые вытекают из тех же аналогий, сравнений и т.п.

О чем речь не заведи (кроме Вселенной), всегда есть более широкое понятие, отражающее более широкую вещь, которая будет «родовой» в сравнении с исследуемой. Поэтому представляют внимание только определения вещей, построенные по принципу определения через ближайший род и видовое отличие (например, «языкознание – наука о языке»). Если наука не пришла к такому определению, то работа не закончена.

В свою очередь, родовое понятие тоже должно быть определено, и им может быть только вещь. Точность определения устанавливается сравнением с родовым понятием. Чем они ближе, тем точнее определение. Например, для «карандаша» родовой вещью может быть и «канцелярские товары» и «писчие принадлежности». Но второе понятие – ближе.

Любое отклонение от подобного подхода к определению вещей должно быть признаком «ненаучности» и незнания предмета, что исключает обоснованность выводов.

К сожалению, материалистическая логика Г.Муравьёва пока ещё не стала общепринятой.

Вооружившись данной методологией, определим место демократии среди других человеческих вещей. Буквально все современные словари, а также советские словари, в том числе Большая советская энциклопедия раскрывают видовое отличие демократии, как «политический режим», «способ функционирования политической системы в государстве», «форма государственно политического устройства общества», которые характеризуются определёнными признаками. Из данных в этих словарях определений демократии следует, что родовым понятием (ближайшая вещь более высокого уровня) для демократии является государство.

Из структурности вещей следует: поскольку демократия входит в структуру государства, она, хотя и определяет своими признаками политический режим в государстве, но не может не зависеть от государства и от тех вещей, которые имеют более высокий уровень в иерархии человеческих вещей. Кстати, об этом также говорит Википедия, из которой мы можем узнать, что существует буржуазная и социалистическая демократии, при этом буржуазная демократия может быть скрытой формой диктатуры капитала.

Можно показать (http://www.proza.ru/2011/05/21/11), что в данном случае иерархическая последовательность, в цепи которой стоит демократия, имеет следующий вид: человечество – трудовая деятельность человечества (труд) — способ производства — классы – государство — демократия. Дадим определения каждой из вещей, вышестоящих в этой иерархии.

ТРУД – основное содержание человеческой жизнедеятельности, вещественный «процесс, в котором человек своей собственной деятельностью опосредствует, регулирует и контролирует обмен веществ между собой и природой» (К.Маркс), целенаправленно воздействует на предметы природы и преобразует их.

СПОСОБ ПРОИЗВОДСТВА – трудовая деятельность человечества, состоящая в определенном соединении труда, предметов труда и средств труда, при котором в процессе производства предметов потребления формируются определенные виды собственности и распределения.

При формировании того или иного способа производства проявляются классы, общественное разделение труда, эксплуатация, социально-экономические формации (от рабовладельческого строя до коммунизма в трактовке классиков марксизма) и т.д.

КЛАССЫ – возникающие в зависимости от способа производства группы людей, одна из которых может присваивать труд другой благодаря различию их места в хозяйствовании. В свою очередь в структуру вещи «классы» входит вещь «государство». ГОСУДАРСТВО – выражающая интересы господствующего класса особая, располагающая аппаратом принуждения, организация политической жизни части человечества, проживающей на определенной территории.

Мы говорим о критериях прогресса. Прогресс, как человеческая вещь, входит в структуру вещи человечество, наряду с человеком, как единицей человечества, трудом, потребностями, культурой, нацией.… Поэтому критериями прогресса могут служить только вещи, характеризующие вещи именно этого уровня. Именно они и были сформулированы в моей статье. И характеристикой прогресса никак не может быть вещь, появляющаяся намного ниже в иерархии человеческих вещей.

Кстати, точно также можно показать, что производительность труда, находящаяся в компетенции собственника, не зависит от вида собственности и тем более от способа производства и определяется лишь организацией труда и его оплатой.

И не капитализм источник повышения выпуска продукта (как вполне серьезно до сих пор считают многие так называемые «ученые», и как провозгласили руководители СССР, взявшие курс «на рынок»).

Наоборот, общественно экономические формации и порождающий их способ производства и его изменение есть результат (следствие) более общего явления, присущего с самого начала всему человечеству как таковому, — ТРУДА, его изменению. Труд изменяется, совершенствуется и приводит к изменению в способе производства. Поэтому способ производства, в компетенции которого находится вопрос собственности на средства производства, никакого непосредственного влияния на производительность труда не имеет, хотя сегодня многие современные экономисты безграмотно полагают обратное.

Поэтому никакого непосредственного влияния на прогресс человечества демократия не имеет, и прогресс человечества определяется совершенно иными обстоятельствами, в том числе динамикой степени удовлетворения потребностей человека, зависящей от организации производства предметов потребления. И демократия здесь совершенно не причём.

Произвольно истолкованное «демократами» понятие «демократия» до сегодняшнего дня выступает современным всесильным оружием, которым нас победили в 1991 году. Именно с помощью этого оружия была подготовлена и проведена перестройка, разрушено наше отечество и перессорены наши народы и наши люди.

 

ВЛАДИМИР ЛЕОНОВ (Гатчина)

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *