НА СВОЕМ ПУТИ

admin Статьи из газеты №50 (2014)

 НА СВОЕМ ПУТИ

     Наверное, потому советские фильмы стали редко и избирательно показывать по телевидению, что главным их свойством были поиски в жизни доброты и справедливости. Еще чего доброго начнет русский народ, как в Новороссии, бороться за то, чтобы вытряхнуть с высоких кресел дрянных людишек и жить по-своему, так хлопот не оберешься. Лучше уж лепить тупые сериалы, чем напоминать о людях, веривших в лучшее будущее, стремившихся идеалам своим соответствовать, но, увы, не ведавших, что подсунут им черного человечка с кровавой отметиной на лысине, надолго сдвинув нашу страну на обочину. Поняв случившееся, Михаил Иванович Ершов снимет свой последний фильм в 1987 году, хотя было ему, народному артисту РСФСР, лауреату премии имени братьев Васильевых, тогда лишь немного за шестьдесят, для режиссера самая что ни на есть вершина на творческом пути, на высоком своем восхождении. Другие как-то сумели постепенно перестроиться — кто нашел более-менее нейтральные темы, кто засел за мемуары, а он нет, замолчал, оставив нас наедине со своими прежними героями — твердыми, скромными, отважными, малоразговорчивыми. Как и в том фильме, названном «Ищу друга жизни» и рассказывающем о бывшем детдомовце, молодом, без семьи, но взявшем на воспитание ребенка, похожего на себя в детстве, бедолагу, только вот уже не в тех понятных условиях, что после войны, а совсем в иных и вроде бы благополучных…
     Дети присутствуют почти в каждом фильме Ершова. Их образы, то представляя героев в детстве и юности, то возникая по ходу развития сюжета, помогают режиссеру шире показывать социальную панораму действительности, но, в первую очередь, сопоставлять мечты с тем, что будет происходить потом, когда дети вырастут. И если в  картинах «Под стук колес» (1959), «Люблю тебя, жизнь» (1960), «После свадьбы» (1962) детские образы служили больше в качестве иллюстрации из прошлого, то в «Родной крови» (1963)  им уже предоставлено полноправное с главными героями место. Именно они, дети, решают поставленный здесь нравственный вопрос: кто ближе — тот, кто дал физическую жизнь, или тот, кто сделал ее достойной? Не сразу и не прямолинейно отыскивается в фильме ответ, пока любовь возвращающегося в родную деревню с фронта танкиста Владимира Федотова (Евгений Матвеев) к паромщице Соне (Вия Артмане), матери троих детей, не доходит до предельной черты — смерти героини. Тогда-то и увидим мы крупным планом  лицо мужчины, тяжко переживающего утрату любимой,  но и воодушевленного тем, что старший сын и дочка ее остаются с ним, и лишь младший, всегда осторожничающий и суховатый, как и отец в исполнении Анатолия Папанова, предпочитает уехать в город. К извечной проблеме «отцов и детей» режиссер подходит истинно новаторски, что отмечали даже критики, обычно Ершова не жаловавшие за его самостоятельность в творчестве и независимость суждений, нет-нет да и портивших «общее мнение», вырабатываемые зачастую за пределами «Ленфильма», куда он пришел в 1958 году и где проработал всю жизнь.   
     Рассматривая взаимовлияние города и деревни, Ершов стремится искать не то, что их разъединяет, а то, что связывает. Этим он отличается от многих кинорежиссеров его времени, да и нынешнего, для которых сельская тематика стала удобной мишенью, чтобы равнодушно, а то и злорадно посмеяться над людьми, остающимися верными своей малой родине. Там, где у них примитивные шуточки, у него любовь, сочувствие, боль, а если надо, и гнев. Ведь он, Михаил Иванович Ершов (1924-2004), и сам из смоленского, а теперь калужского села Камкина, там и школу окончил, оттуда и на фронт ушел, дойдя до гитлеровской столицы, а после учебы во ВГИКе в мастерской Сергея Иосифовича Юткевича сняв правдивый и одновременно лирический, с добрым русским юмором фильм «На пути в Берлин»(1969). Вспомним хотя бы роль старшего лейтенанта-связиста Ивана Егоровича Зайцева (Николай Трофимов), простого деревенского мужика, оказавшегося в должности коменданта в освобожденном немецком городке и решающего, без знания немецкого языка, но не без чуткой сноровистости конкретные судьбы «местного населения», в том числе, «ансамбля»  девиц, выступающих в ресторане, что вовсе не снижает, а лишь подтверждает искренность, художественную свободу, убедительность трагедийного кинопроизведения. С органической мерой соотношения драматического и комического поставит режиссер и картину «Африканыч» по мотивам повести Василия Белова «Привычное дело», снова показав силу русского характера — силы, позволяющей не пасовать перед жизненными невзгодами, жить согласно традициям предков в навечно дорогих родимых местах. 
      Поистине редким качеством Михаила Ивановича Ершова было никогда не ставить свою фамилию рядом со сценаристами. Общепринятой в кинопроизводстве практике это явно противоречило, но он шел своим путем, себе не изменяя и себя не предавая. Наверное,  тут тоже от правил крестьянских — собственное отстаивать, да не заглядываться на чужое, хоть режиссерский-то сценарий самому писать надо. Оттого и заглавные герои картин Ершова так напоминают его, молодого, но уже раненного, награжденного орденом Отечественной войны 2-й степени и медалями, ставшего коммунистом в 1945-м. И Федотов-Матвеев из «Родной крови», и рядовой Крутиков (Гелий Сысоев) из фильма «На пути в Берлин», а то еще Иван Иванов, сыгранный Михаилом Кокшеновым с артистичным простодушием в фильме «Хозяин», проведя своего героя от гибели на гражданской войне отца, рабочего-путиловца, до того дня, когда он выполнит отцовский наказ — поступит на Кировский завод, и потом увидит первые трактора, выходящие из заводских ворот. Так что лучшего постановщика  для «Блокады», составившей в итоге киноэпопею из четырех фильмов, и не найти. Служил Михаил Ершов и в пехоте, и в артиллерии, и комсоргом батальона пришлось побывать. Под стать ему и другие соавторы, знавшие войну не понаслышке, с оружием в руках защищавшие свой город и свою страну от фашистских захватчиков…
      Писатель Александр Чаковский изъездил немало боевых дорог с блокнотом военного корреспондента Волховского фронта, написав по горячим следам повесть «Это было в Ленинграде».  Оператор Александр Назаров делал съемки в блокадном городе. Воевали на Ленинградском фронте сценарист Арнольд Витоль, актеры Николай Трофимов и Владислав Стржельчик, композитор Вениамин Баснер, написавший к картине проникновенную, раздумчивую музыку. Великолепно подобранный актерский состав, — начиная с Михаила Ульянова, исполнявшего ведущую роль Георгия Константиновича Жукова, Евгения Лебедева и Сергея Филиппова, сыгравших небольшие, но выразительные роли старых питерских рабочих, и заканчивая ролями молодых тогда Юрия Соломина, Романа Громадского, Ирины Акуловой, — позволил режиссеру создать широкомасштабное кинопроизведение, где суровая правда совмещалась с романтикой, верой в победу и лучшую жизнь. Эту творческую особенность художественной манеры Ершова не хотели понять, точнее принять, досужие критики, сами пороху не нюхавшие, но требовавшие от фронтовиков неких «настоящих ужасов», обвиняя их в «неолакировке». А у фронтовика Ершова была другая задача, о которой он сказал мне однажды так: «Ставить правдивые, гуманистические, человечные, а не смакующие людские слабости и пороки фильмы о войне — вот в чем вижу я долг перед всеми, кто воевал, кто не вернулся с фронта, кто родился уже после войны».
      Как гордый символ, емкая метафора возникает в прологе «Блокады» Вечный огонь. Этот священный огонь не раз привидится нам еще и еще раз. И в языках пламени,  бегущих по броне подожженного немецкого танка, и в печальных всполохах над крышами наших деревень, и в разрывах снарядов на ленинградских улицах, и в бликах зари на лицах молодых солдат, стоящих в почетном карауле в память о нашей Великой Победе у серой стены Пискаревского кладбища с такими простыми и мужественными словами: «Здесь лежат ленинградцы. Здесь горожане мужчины, женщины, дети. Рядом с ними солдаты-красноармейцы. Всею жизнью своею они защищали тебя, Ленинград…» А мне и хорошо помнятся слова тех, кто  близко знал Михаила Ивановича Ершова, кто работал с ним на съемочной площадке, кто сиживал с ним за праздничным столом и  в день революционного Октября, и в Новогоднюю ночь, и в День Победы, чьи слова записаны в моем журналистском блокноте. Чаще других встречаются здесь слова: мужество, смелость, честность, доброта. Ныне активно работающий актер и талантливый прозаик Юрий Соловьев вспоминал, как славно умел Михаил Иванович создавать в съемочном коллективе удивительно дружественную атмосферу, в перерывах на отдых играл на аккордеоне, пел русские народные песни. А недавно я прочитал в интернете о Ершове и его фильме «Десант на Орингу» про строителей Байкало-Амурской магистрали отзыв с подписью — Дмитрий Шулькин (Санкт-Петербург): «Этот замечательный фильм оставил глубокий след в памяти и на коже рук и лица! Работал каскадером-дублером в сцене пожара. С Михаилом Ивановичем работал еще на  «Блокаде». Замечательный был человек и прекрасный режиссер. Светлая память о нем останется навсегда». 
       Присоединяясь к этим справедливым и теплым словам, будем надеяться, что добрые и мудрые фильмы Михаила Ершова, как фильмы разных жанров, а не только одни комедии, и других отечественных режиссеров, станут регулярно, без каких-либо перестраховочных изъятий, демонстрироваться на всех телеканалах России, чтобы нынешние зрители лучше понимали минувшее и увереннее смотрели в будущее.
                                                                                                                                                                                                         ЭДУАРД  ШЕВЕЛЁВ
    
   

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!