КАК ПРОВОЖАЮТ ВЕТЕРАНОВ В ПОСЛЕДНИЙ ПУТЬ

admin Статьи из газеты №50 (2014) 0 Comments

КАК ПРОВОЖАЮТ ВЕТЕРАНОВ В ПОСЛЕДНИЙ ПУТЬ

Здравствуйте, дорогая газета!

Обращаюсь к Вам, так как считаю, что только в средствах массовой информации можно разрешить страшную несправедливость, нарушение прав наших участников ВОВ,

которые по статье 14, п.2, пп.1.1 участники войны, но согласно Указа экс-министра Сердюкова — они стали просто

ветераны ВОВ, т. е. не состояли в действующей армии.

Соответственно, конечно, при жизни

наших бабушек-мам не было никаких поощрений,

подарков, ремонтов и т. д. Вот пример с моей мамой — Евгенией Ивановной. Она награждена

медалью «За Оборону Ленинграда». Она родилась 8.11 1921 году, всю войну была в Ленинграде, т. е. блокадница,

но, к сожалению, так случилось, что в 2010 году ее настиг инсульт, и в июне 2011 мы выехали в Тверскую область, где Евгения Ивановна скончалась 20. 11 2011 года. Там мы ее и похоронили.

И вот с того момента, когда я решила получить

на ее погребение помощь, оказалось, что она не участник ВОВ, не пенсионер.

Во-первых, выдается какая-то справка о смерти,

которая действительна шесть месяцев (На каком

основании?). Вместо свидетельства о смерти?

То есть надо все успеть сделать за шесть месяцев.

Вы даже представить не можете, сколько унижения,

грязи выслушала я в свой адрес. Думала, что это забота государства — достойно похоронить участника ВОВ. Обратилась в Пенсионный фонд Центрального района — бабушка 40 лет была пенсионером, — но оказалось, что раз она участник ВОВ, значит надо обращаться только

в военкомат, хотя во всех документах, представленных

в ПФ, нигде не сказано этого, не выдаются в пенсионном такие удостоверения.

Приехала в военкомат Центрального района

Санкт – Петербурга. Здесь, как от назойливой мухи, от меня отмахивались. Начались унижения: мол, что я тут хожу, умершая не состояла у них на учете. Военкомату это просто нагрузка, которая выполняется в дни приема и только по документам на захоронение.

Потом сослались на удостоверение участника ВОВ, по нему и свидетельству о смерти, мол, могла получить установленную сумму в г. Бологое? Или, например, в Сбербанке…

Затем начали говорить, что не те чеки, не те бумаги,

и, причем, если ты в Санкт-Петербурге,

хоронишь, то здесь и ритуальные услуги, и погребение,

и установка памятника согласно Указу Сердюкова – полагается до 60 тысяч рублей, а если в Тверской, то, по словам сотрудницы военкомата, можно и за бутылку. Приплели, что я не уважаю память, мол, скандалистка и т.д.

Меня просто убило: участник участнику рознь, так как

есть Указ Сердюкова, то есть участнику, например,

на погребение полагается три пенсии, на ритуальные

услуги 26.000 рублей. Но если умер не там … Пеняй на себя!

А по сути, чем эти люди различны: прошла всю блокаду — работа, рытье окопов, тушение зажигалок, и вдруг, несмотря на закон РФ, их стали различать, нарушая все мыслимые и немыслимые права человека. Но в результате моих разбирательства в администрации РФ, ПФ, в военкомате, в прокуратуре СПб Центрального района никто не хочет даже вникать в суть. Помогите восстановить справедливость.

Я уже не рассказываю, как «достойно» маму хоронила. Ни скорая, ни милиция не приехали удостоверить смерть, а в морг без освидетельствования не принимают. Кое-как узнала то, о чем молчали. Сами на своем транспорте. А если его нет: как быть. Так с трупом ехала сама, сначала в милицию с трупом, а затем — в морг. Ни бирок с именем, ни адреса, откуда взят человек, это были выходные. Пришла в понедельник в морг, мне было предложено найти свою бабушку. Так как за выходные навезли много трупов. В Бологое нет этой услуги, нет ее и при военкомате. Никому никто не нужен. Зачем с почестями хоронить участника войны – хороните за счет родственников… А я тоже пенсионер, инвалид, пенсия – 5288.

Тогда отказывайтесь и человека хоронят, несмотря на то, что он участник ВОВ, труженик за счет государства, вспоминая, что он пенсионер за сумму, выдаваемую

в ПФ — около 5 000, вот так.

Сейчас документы на памятник (35 000 руб., установка,

доставка), даже нет смысла сдавать эти бумажки, т. к. захоронена она не в Санкт-Петербурге, здесь за 60 000 рублей, а тут не знаю, что дадут, ведь все, якобы, оценено в бутылку. По настоящее время мертвую не признают участником ВОВ — только тружеником блокадного Ленинграда, награжденным медалью за «Оборону Ленинграда», — это как?

На памятник не дают ничего, согласно сданных

документов, требуют фото с могилы, на которой установлен

памятник, мало того, сумма значительно ниже (19 000руб.),

так как захоронена в Тверской области, хотя есть закон

о похоронном деле, где сказано: «волеизъявление умершего».

Одна переписка, бесконечная беготня по инстанциям, а ведь это – обязанность государства. И получается, что не государство отдает последние почести своему достойному гражданину, а хоронят родственники за свой счет, сколько наскребут…

Уходит поколение героев, а достойной памяти им, заслуженным людям, нет.

СТОЛЯРОВА Л. С.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *