Послесловие к собору – ВРНС-18

admin Статьи из газеты №48 (2014) 0 Comments

Послесловие к собору – ВРНС-18

 


«Да здравствует великорус, но пусть

он больше думает о себе»

Ф.М.Достоевский

 

Перечел свою публикацию о XV Всемирном русском национальном соборе (2011) и почувствовал глубокую скорбь. Соборы чередуются один за другим, но мало что меняется в их работе. И сегодня участник XV собора Никита Михалков мог бы повторить свой упрек: «На соборных встречах много слов, но где же дела? Где Победы?»

Каждый раз (и этот собор не исключение) на нас обрушивают океан слов, но дела слабо движутся с места. С сожалением надо признать, что реальное воздействие соборного движения на нашу общественно-политическую жизнь (и на церковную тоже) незначительно или ничтожно мало. Падает и интерес к нашим собраниям – в них все меньше участвуют наиболее авторитетные и влиятельные представители русской национально-патриотической элиты. Вот, к примеру, и нынешнее пленарное заседание 11 ноября. Если на первой его половине зал был полон, то после перерыва почти опустел.

Идут годы, а наши тревоги – по поводу судьбы народа и государства – лишь возрастают. И их не рассеивают никакие речи и декларации, с которыми с достойным усердием выступали многие (в том числе, и известные в стране) ораторы: лидеры думских фракций, государственные чиновники, высокопоставленные руководители учреждений. К слову, таковых было большинство. И это лишний раз доказывает, что обюрокрачивание, сползание к номенклатурным критериям в соборном процессе продолжается.

Событие превращается в известное с совдеповских времен официозное мероприятие.

Многие политические деятели, из числа облеченных должностями или депутатством говорили о том, что говорят часто, если не всегда… Возросло и число верноподданнических «приседаний», и я все ждал — должно же прозвучать известное с парт-советских времен: «Как указал лично (!) имя рек». Впрочем, чего же еще ждать от номенклатурной дворни.

Сквозь убаюкивающую монотонность изобильных приветствий, поздравлений, напутствий иногда пробивались и резонные мысли.

Уже не вызывал споров тезис о планетарном крушении политики мультикультурализма, о диверсионности стратегии «плавильного котла» для народов, о том, что «глобализация зашла в тупик» и т.п. Справедливо было отмечено, что мы живем в «тревожное время» (патриарх Кирилл), в воздухе «пахнет новой войной» (Г.Зюганов), А Россия — в состоянии «войны за свое выживание». Председатель кадетских организаций указал на опасность современной «войны нового типа», так называемой «диффузной войны», «перманентной войны», когда объект нападения воспринимает события неадекватно: «Американцам удалось у нас снять наше восприятие войны». И поэтому «мы войну проигрываем, ибо не понимаем, что идет война». В этой связи возник – весьма уместный на наш взгляд – проект-призыв: для защиты народа создавать отряды «муниципального ополчения».

Как и прежде удручающее впечатление оставляла полная анонимность, отсутствие имен и фамилий, ответственных за события в стране, за политический курс, приводящий к поражениям и неудачам. Не говорит ли это о том, что страх перед властью, многочисленные цензурные табу пересиливают критерии совести, правды и справедливости? Похоже – чем выше должность оратора, тем этот страх сильнее…

Исключением явилось содержательное выступление Николая Бурляева, который назвал виновником «уничтожения русской культуры в Москве» руководителя Департамента культуры столицы г-на С.А.Капкова. Были упомянуты и разрушительные события в бывшем театре им. Гоголя, ставшего похожим на гей-центр, в Театре на Таганке, пострадавшего от рейдерского налета. Сказал Бурляев и о том, что наболело у многих: надо вывести культуру из рынка и увеличить ее финансирование.

В подавляющем большинстве стиль выступавших был вполне совдеповским: в одном месте из-за некоторых лиц случились отдельные недостатки… Главную тему собора обозначили так – «Единство истории, единство народа, единство России». Все участники, вызванные на трибуну как универсальную мантру повторяли призывы к единству – народа и государства, власти и подотчетного населения, сознания – национального, исторического, культурного и т.д. и т.п. Было много пустословия. Некоторые ораторы свою речь произносили, словно находились на Луне, настолько их суждения выключались из контекста современности. Какое «единение» возможно между олигархами-миллиардерами (их число растет из года в год) и обездоленными русскими крестьянами, между чиновниками с баснословными окладами и изнемогающими от нищеты учителями, врачами, учеными, вузовскими профессорами (могу подтвердить: даже в Петербурге, в сентябре с/г базовый оклад вузовского профессора равнялся 19133 рублям), между верхушкой банков и финансово-промышленных компаний и рядовыми гос. служащими.

Не очевидно ли, что подлинное, не фальшиво-показное единство – материальное и духовное – может быть достигнуто только в обществе, где господствуют правда, справедливость и закон. У нас – по мнению множества аналитиков – такого общества сегодня нет. И потому звучавшие на соборе заклинания про «единство» не оказывались ли демагогическим сотрясением воздуха? Уместно вспомнить давнюю истину: прежде чем объединяться, надо размежеваться.

Сомнительны упования протоиерея Вс.Чаплина (сопредседателя заседания)

на то, чтобы превратить собор в «интеллектуальный центр». Многие участники соборов (не только 18-го) весьма далеки от научного уровня мышления, от понимания идей, терминов, категорий, которыми они пользуются. Из года в год повторяется антинаучный тезис о том, что Россия является якобы «многонациональной и многоконфессиональной страной». С юридической точки зрения данное утверждение ложно: по всем канонам Международного права страна, в которой коренное население составляет более 66%, является мононациональной. Такова сегодняшняя Россия. К примеру, никто не называет Францию или Германию (а в них процент коренного населения ниже чем у нас) странами «многонациональными».

Однако с упрямством попугаев многие взрослые и порой весьма именитые дяди – с юридическими дипломами и даже степенями – все талдычат про «многонациональность»… Не знаешь, что и подумать! То ли у них плохо включаются верхние полушария, либо скверное образование (не вылезали из троечников), не исключаю, что могут быть и сознательные идеологические русофобы-провокаторы.

Никак не могут разобраться наши соборяне и с категорией «национализма». Как будто и не было трудов великого И.А.Ильина, посвятившего этой теме большой цикл статей. Напомню одно из его определений: «Национализм – это государственно-структурная политика, направленная на сбережение, приумножение и развитие нации, когда чувство личного самосохранения уступает чувству самосохранения нации, а отношение к ее врагам становится беспощадным». И тогда понятно, почему первое лицо страны признается: «Самый большой националист в России – это я» (дискуссионный клуб «Валдай»). Правда не очень ясно, что в таком случае может означать прозвучавшее вскоре на заседании Совета безопасности РФ (20.11.2014) заявление о том, что особо опасный вид экстремизма, с которым надо бороться – это национализм (!?).

Напомню также, немало умных, убедительных статей на эту тему написал известный ученый и публицист А.Н.Севастьянов. Не первый год выходит и журнал «Вопросы национализма». Как член его редколлегии могу подтвердить высокий профессиональный уровень редакторов и авторов этого уникального издания. На его страницах подробно проанализированы и темы национализма, и «многонациональности». Обращаюсь к руководителям нашего собора – привлеките их для консультаций, для деятельного участия – чтобы сообща разобраться с важнейшей политической категорией – «национализм». Но увы – соборяне продолжают блуждать в трех соснах. Неужели читать перестали, а из «ящика» смотрят лишь КВН и скандальные хроники Малахова?

Если не владеешь даже терминологией, то легко завраться. Что мы и наблюдаем, в том числе, и на наших соборах, где многие, начиная с высоких думских чинов, стремятся наполнить национализм самым черным смыслом, превращая категорию в жупел.

Между тем, не понимая или ложно толкуя термин «национализм», невозможно воспитывать национальное самосознание. Какой уж тут «интеллектуальный центр»… К слову, свою статью о 15-ом соборе (еще в 2011 г.) я завершал призывом «восстанавливать русское национальное самосознание», указав на него как на мощную силу, способную объединить народ.

Еще одна проблема, в понимании которой господствует (подтвердили и тексты 18-го собора) едва ли не анекдотическая неразбериха – идентичность. По каким критериям идентифицировать национальную принадлежность человека? Эта тема жутко пугает, травмирует и запутывает сознание многих политиков, не говоря об умопомрачениях на низовом уровне – стадах хомячков, ботаников и прочих лузеров… Проблему попытались снять, уничтожив графу национальность в наших паспортах. В 1990-е годы снова запретили, не афишируя, использовать в официальных документах и публичных выступлениях слово «русский». Собственно этот запрет существовал на протяжении всего советского периода. Чем подтверждается преемственность русофобии как прежней, так и перестроечной власти.

Но проблема остается. Из множества бытующих ее толкований можно составить забавную коллекцию в духе реприз Михаила Задорнова. Увенчать ее мог бы фольклорный шедевр: «Папа турок, мама грек, а я — русский человек».

Однако, что же говорили на тему идентичности на соборах и около них. Патриарх Кирилл уклонился от дефиниций, лишь подтвердив, что «русские люди сохраняли свою национальную идентичность». Но вот его полпред протоиерей Вс.Чаплин высказался вполне определенно: главная – религиозная, а не этническая идентичность, т.е. православный – значит русский. В таком толковании уважаемый протоиерей вполне совпадает с взглядами небезызвестного Ан.Чубайса, который например, отрицая опасность завоза в РФ миллионов китайцев, пояснял: мы их сделаем православными, тем самым решим все проблемы, они станут русскими.

Звучали и иные трактовки: русский это тот, «кто владеет русским языком», «кто испытывает чувство общности с другими русскими», «кто сам называет себя русским», «кто связал себя с русской культурой» и т.д. и т. п. В принятой Собором «Декларации русской идентичности» сказано: «Самым очевидным критерием национальности является самосознание (т.е. если сам себя считает, осознает русским, — М.Л.)». В другом абзаце критерии несколько уточняются: «Принадлежность к русской нации определяется сложным (! – М.Л.) комплексом связей: генетическими и брачными, языковыми и культурными, религиозными и историческими». Но чувствуете? – туман остается…

Между тем, не очевидно ли (научно уже давно доказано!), что решающим, главным критерием является критерий этнический. Русским является тот, у кого русские родители, кто имеет в себе русскую кровь; если ее нет, человек не может считаться русским, что бы он о себе сам ни думал или говорил. Заслуживает внимания формула, предлагаемая признанным авторитетом в области этнологии и антропологии А.Н.Севастьяновым: «В идеале русский человек – это тот, кто имеет по всем линиям только русских предков во всех обозримых поколениях, для которого при этом родным языком является русский, родная культура представлена исключительно произведениями русской национальной традиции в литературе и искусстве, родной историей воспринимается исключительно история русского народа, а многочисленные враги русского народа оцениваются как личные враги».

Это определение подкрепляют многие иные научные выводы генетики, этнологии, евгеники: мотивация в поведении человека на 75 – 80 % обусловлена его генотипом и лишь на 20 25 % — фенотипом (воспитанием). Так же подтверждена и опасность метисации, т.е. смешанных браков, которые ведут к увеличению числа мутаций, иначе – паталогическим изменениям наследственности.

Мы почти растабуировали слово «русский» (хотя сохраняется страх перед словом великоросс). Теперь его произносят – порой все же запинаясь и озираясь вокруг – даже взрослые дяди из правящей чиновной когорты. Не менее важно растабуировать этнический (биологический, по крови) подход в оценке русскости. Тех, кто сопротивляется такому толкованию, еще знаменитый Н.Я.Данилевский называл «европеоидными ублюдками самого гнилого свойства». В этой связи крайне ценным прозвучал призыв одного из ораторов – «русифицировать русское чиновничество».

Глубоко погрузившись в словопрения о единстве, идентичности, взаимоотношениях народов, собор в очередной раз оставил за бортом ключевые общественно-политические проблемы русского бытия – снижение жизненного уровня населения, продолжающееся вымирание русских (европейская рождаемость и африканская смертность), нарастающий погром образования, науки, медицины, культуры.

Одновременно с соборной встречей наша Государственная дума принимала бюджет страны. По характеристике некоторых аналитиков во многом – антинародный. На заседании собора никто не вспомнил об этом серьезнейшем событии.

Однако прения по бюджету красноречиво характеризовали политику правительства. К примеру, в бюджете не нашлось средств, чтобы увеличить пособия на детей до 700 рублей в месяц (в ряде регионов РФ оно составляет всего 150 р.), чтобы повысить нищенские оклады учителям, врачам, профессорско-преподавательскому составу вузов, увеличить студенческие стипендии – хотя бы до половины прожиточного минимума. Но зато РФ приобрела на 3 миллиарла долларов ценных бумаг американского правительства (общие вложения российских средств в экономику США составили уже 118 миллиардов долларов). Выделены 2 триллиона рублей Роснефти, а на развитие сельского хозяйства всего 20 миллиардов. На селе зарплата 3 – 5 тысяч рублей в месяц, а у глав Роснефти, Газпрома, РЖД – Сечина, Миллера, Якунина – едва ли не миллион в день (см. «Советская Россия», 2014, 18 ноября).

Собор призывал к единству и солидарности. Но разве Гос. дума не способствовала социальной розни, укореняя несправедливость и создавая пропасть между новыми «барами» и рядовыми тружениками? Думцы словно не замечают вопиющих противоречий в фактическом распределении доходов, когда сверхприбыли олигархата возникают за счет сверхэксплуатации большинства граждан.

Среди участников Собора распространили «Обращение дискуссионного клуба ВРНС к мыслящим людям России…». В нем указано на то, что «наибольшую угрозу» для страны представляют «не зарубежные геополитические конкуренты», а наше «внутреннее духовное капитулянтство… ослабление национального самосознания». Здесь же обозначена и ключевая современная опасность, связанная с неизбывной русской драмой – низкого качества центральной государственной власти: «Размывание национальной элиты, выдвижение слоя лидеров, ориентированных на идеалы других цивилизаций – вот регулярно повторяющаяся (!! – М.Л.) в истории первопричина российских катастроф».

Документ справедливо призывает не допускать, чтобы «правящий слой… превращался в проводника воли чужих национальных элит». И разве снова не актуален прозвучавший еще в начале ХХ века призыв И.Кронштадтского: прежде всего «русские люди должны объединяться для борьбы с внутренними врагами».

Некоторые ораторы называли 18-й собор историческим. В некотором смысле это справедливо. Значительно продвинулся процесс растабуирования слов «русский», «Россия». Более отчетливо чем прежде прояснилась мысль о приоритетном положении и ответственности русского народа. Она нашла отражение и в заключительном абзаце «Соборного слова», который цитирую с чувством удовлетворения: «Собор призывает всех, кто принадлежит к кругу лиц, ответственных за принятие важных государственных решений, согласиться с тем, что русский народ является важнейшим субъектом национальных отношений в России, и закрепить это понимание в законах и федеральных целевых программах».

Достойно сожаления, что в практике соборов отсутствует сопоставительный анализ деятельности очередного и предшествующих соборов. Иначе говоря, нет отчетов о проделанной работе и ее итогах. Полезно было бы напомнить о невысоком КПД соборных встреч. Я перечитал «соборные слова» предыдущих лет. Возросли трезвость, адекватность политического анализа, актуализация ключевых формулировок. Но все еще многовато и расплывчатого размышленчества, расхожих банальностей и маниловских упований в речах, робости в оценках и предложениях.

А разве Всемирный русский народный собор не является одной из центральных общественных организаций русского народа?! И в качестве таковой не обязаны ли мы не просить, а требовать от правящего слоя безотлагательно решать насущные задачи государствообразующей нации? А для начала потребовать:

1. Четко обозначить в Конституции особую роль русского народа.

2. Создать и принять закон о борьбе с русофобией, как опаснейшей формой экстремизма.

3. Отменить в УК статью 282, правоприменительная практика которой имеет антирусскую направленность.

4. Ввести справедливое распределение доходов от эксплуатации природных ресурсов страны.

5. Прекратить политику заместительной миграции, при которой русская земля колонизуется чужеродными пришельцами.

6. Усилить национально-православную компоненту в школьном и вузовском образовании (полезно присмотреться к опыту Израиля). И может быть, наконец, мы достойно ответим на обозначенную еще великим русским педагогом К.Ушинским «необходимость русские школы сделать русскими».

Впрочем, перечень может быть очень длинным.

Еще одна проблема, о которую мы нередко спотыкаемся – не умеем (или боимся) называть наших врагов поименно, всех тех, кто, например, препятствовал бы выполнению требований Собора. Ибо зло можно победить только искореняя его носителей.

Необходимо укрепить не только нравственно-религиозное воздействие русских соборов, но и усиливать их общественно-политическое значение. Наша организация – народная в самом глубоком понимании этого определения. А даже в нынешней куцей Конституции прописано (статья 3), что народ является «носителем суверенитета и единственным источником власти в РФ». Слава России!

Марк Любомудров

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *