ПИСАТЕЛЬ НА ПЕРЕДОВОЙ

admin Статьи из газеты №47 (2014) 0 Comments

   ПИСАТЕЛЬ  НА  ПЕРЕДОВОЙ
   Кто из молодых литераторов бывал у главного редактора ленинградской «Звезды» Георгия Константиновича Холопова, должен помнить, с каким вниманием он беседовал  с  вами. Его забота о тех, кто делает свои первые шаги по литературной стезе, была искренне задушевной, без какой-либо официальности и покровительства, а сделанные им критические разборы написанного вами и внесенные поправки, оказывались такими убедительными, что вы ничуть не жалели о замененном слове, о вычеркнутой строке или о выправленном абзаце, еще недавно казавшихся вам необходимыми. Да и писатели с именем, зная взыскательность, но и непредвзятость Холопова, редко обижались на его редактуру, ибо русским языком он владел безупречно и авторскую стилистику никогда не нарушал. Скорее это он сам выказывал недовольство, если  рукопись привечаемого журналом автора оказывалась в другом редакционном портфеле. Честь журнала «Звезда», чей Первый номер вышел в январе 1924 года, Георгий Константинович ставил столь же высоко, как честь города, не оставленного им и в блокаду, как честь армейских газет, где служил в Великую Отечественную войну. В одном военном документе о гвардии капитане административной службы Холопове Г.К. сказано: «рискуя жизнью, собирал материал непосредственно на поле боя, участвовал в боях и высадках десанта». Когда же началась горбачевская «перестройка» с навязыванием провокационного «нового мышления», и Георгия Константиновича, человека принципиального, члена КПСС с 1948 года, принялись подсиживать быстро перелицевавшиеся «коллеги по перу», он невозмутимо продолжал называть журнал — органом Союза писателей СССР, а себя —  русским и советским писателем.
    Ему не суждено будет увидеть, как в период подготовки к так называемому «путчу», о чем Гавриил Попов хвастливо заявлял: «мы провели путч», к руководству «Звездой» проберутся люди, сделавшие ее клановой и однолинейной, покрасив обложку в желтый цвет с корешком не то коричневым, не то кровавым, и увеличив, судя по содержанию и авторскому составу, число звезд с пяти до шести. Многие авторы данной «Звезды» живут в Германии и Франции, США и Израиле, Италии и Литве, пишут же не о местах проживания, что было бы, может, и небезинтересно, а все о России да о России, во всю клевещут на нее, на Советский Союз, не стесняясь приводить примеры и личного самоуничижения. При Холопове, щадя автора и его достаточно известное имя, например, нельзя и представить себе в тексте следующий пассаж: «Я набрался. Инга еле тащила меня. Перейдя пустой ночной Невский напрямую, чтобы поймать несуществующее такси, я стал окончательно неуправляемым, залез в телефонную будку, где и пытался прилечь, решительно заявив, что здесь и буду жить». Кстати. Журнал называет себя «независимым», но «финансовую поддержку» получает от Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям РФ. А разве  можно получать от кого-то деньги и быть от него независимым? Поэтому-то лукавство так и выглядывает из фразы на официальном сайте «Звезды», будто она «не является рупором какой бы то ни было партии или финансовой группы и не транслирует читателю какую бы то ни было моноидеологию». И «рупором» является, и «моноидеологию» преподносит…
    Георгий Константинович Холопов (1914-1990), чье Столетие отмечается 9 ноября 2014 года, был родом он из бедной армянской семьи, родился в азербайджанском селении Шемаха близ Баку, а окончив школу в 1931 году, уехал в Ленинград, где и прожил всю дальнейшую жизнь, называя себя русским советским писателем. Переезд этот стал для семнадцатилетнего юноши поступком всесторонне обдуманным, глубоко и серьезно осознанным. Взросление Георгия пришлось на ту пору, когда партийную организацию Азербайджана возглавлял Сергей Миронович Киров. О нем он слышал уважительные отзывы старших, читал его выступления в газетах, не говоря уже о том, что наблюдал изменения в лучшую сторону в своей семье, в семьях сородичей и соседей. Потом, в 40 — 50-х годах, Холопов напишет роман «Огни в бухте» о нэповских временах и роман «Грозный год» о гражданской войне и обороне Астрахани, поставив в центр повествования С.М. Кирова, человека и вождя, скромного лично и внимательного к людям, работавшего в труднейшей послереволюционной обстановке деловито, нешаблонно, решительно, справедливо и, главное, добиваясь улучшения окружающей  жизни. В 1926 году его избрали первым секретарем Ленинградского губернского комитета ВКП(б), а спустя некоторое время за своим героем двинулся и Георгий Холопов. Освоив профессию слесаря, Георгий начал работать на машиностроительном заводе имени Карла Маркса, бывшем заводе братьев Лесснер, известном своими революционными традициями, а вскоре стал еще и рабкором заводской многотиражной газеты «Трибуна», молодежных журналов «Резец» и «Юный пролетарий».
    Литература увлекала Георгия Холопова все больше и настойчивей. Писал он небольшие рассказы, но подумывал и о более крупных формах, делая сюжетные наброски  исторического плана, наполняя их зарисовками из собственной биографии с красочными описаниями старого и нового быта двух народов — армянского и азербайджанского, нашедших доброго и сильного собрата в лице народа русского. И вот в 1940 году у Холопова почти сразу выходит сборник рассказов «Бегство Сусанны» и роман «Медвежий лог». Показывая в романе судьбы четырех братьев — революционера, художника, тюремного надсмотрщика и преступника, автор ведет действие от начала ХХ века и вплоть до коллективизации и индустриализации нашей страны, развернув перед читателем широкую панораму жизни людей разных социальных слоев, возрастов, мироощущения и верований, в частности, очень заинтересовавших его старообрядцев, о которых он писал ранее в повести «Братья». И если этот роман порой грешит скороговоркой, стилевыми неровностями, то следующие романы «Гренада» и «Докер», создаваемые в течение восьми лет, в 1957-1964 годах, стали писательской удачей, заметными вехами в истории советской литературы. Соединенные воедино судьбой Гарегина, заглавного героя, оба романа исследуют проблемы взаимоотношения людей различных национальностей, утверждая пролетарский интернационализм и предлагая его принципы в качестве морального примера. Не случайно, думается, романами заинтересовались кинематографисты с их прямыми выходами на международную арену. На «Ленфильме» по сценарию самого Георгия Холопова в 1969 году поставили фильм «Берег юности» («Гренада», режиссер Лев Цуцульковский), а в 1973 году — Докер» (режиссер Юрий Рогов), где снимались вместе с юными испонителями такие известные актеры, как Игорь Горбачев, Геннадий Юхтин, Николай Гриценко, Рина Зеленая, Иван Дмитриев, Леонид Енгибаров, Ефим Копелян, Ролан Быков, Елена Санаева, Евгений Леонов-Гладышев…
     Идеями интернационализма проникнуты и произведения Георгия Константиновича о войне. Тема борьбы с фашизмом, в какие бы обличия тот не рядился, затрагиваемая в «Гренаде» и в «Докере» под широкомасшабным углом зрения, здесь сосредоточена на более конкретных, четко обозначенных участках, зачастую определяемых записными книжками, которые вел писатель по ходу своего фронтового пути. О Холопове писателе-фронтовике и Холопове писателе-редакторе хорошо сказал писатель-фронтовик Иван Фотиевич Стаднюк, автор эпического произведения «Война»: «Георгий удивлял даже видавших виды вояк своей храбростью, выносливостью, непритязательностью к трудным условиям окопного быта. Он участвовал в боях на Севере, затем в Венгрии, Австрии, Чехословакии. Работая корреспондентом армейской газеты, Георгий засиживался в редакции недолго — ровно столько, сколько надо было времени, чтобы написать очерк или рассказ, корреспонденцию или подборку боевых информаций. И снова спешил на передовую… Потом мы узнали Георгия как строгого критика, вдумчивого редактора, доброго советчика. Не жди пощады, если в твоей рукописи или книге есть просчеты. Но коль постигла тебя удача или ты стоишь на дороге к ней, Георгий тоже умеет сказать какие-то самые главные слова, от которых ты будто заново прозреешь, и тебе хочется быстрее сесть за письменный стол». 
    Были у Георгия Холопова в фронтовых блокнотах и такие записи, факты, сюжеты, образы, какие не ложились на газетную полосу тотчас, а ждали своего часа, года, нередко и десятилетия, но оставались при выходе в свет боевыми по духу, реалистичными по фронтовой подтвержденности. К ним писатель возвратится тогда, когда обществу снова понадобится услышать прямое, яркое слово, выкликнув его, словно на передовой. Впрочем, на передовой линии Холопов оставался всегда, будь она ратной или по первому взгляду мирной. Так появились его сборники «Русские солдаты» и «Невыдуманные рассказы о войне», вышедшие в начале благоуспокоенного «застоя», а также «Две книги о войне», лишенные какого-либо приукрашивания, что тогда зачастую практиковалось, и «Венгерская повесть», одна из лучших в творчестве писателя, сразу замеченная и в Венгрии. Ему это еще и прибавило хлопот на новом посту — председателя ленинградского отделения Общества советско-венгерской дружбы. Из того же, отложенного на потом, на будущее, творческого ряда и его «Карпатские повести и рассказы». Перечитываешь их сегодняшними глазами и понимаешь, насколько точно увидел Холопов основную причину националистических настроений на Украине. Она, эта причина, в стремлении создать в западных областях особо комфортную обстановку, несоразмерную с другими частями нашей страны, что привело к легкому внедрению в сознание неподготовленной молодежи мыслей о якобы национальной исключительности, из коих и сплеталась в 1943-1947 годах идеология кровавых бандеровских банд, служивших то гитлервцам, то самостийным фашиствующим вожакам. 
    Годами ездил Георгий Константинович, либо в командировки, либо на отдых, в те западноукраинские места, что когда-то были его военными дорогами, а при советской власти обретали черты новой жизни, с трудом преодолевая старые привычки и заблуждения. В Галиции, воссоединенной с Украинской ССР в 1939 году и преобразованной в Ивано-Франковскую, Львовскую и Тернопольскую области, писатель останавливался обычно в домах простых галичан, описывая тогдашнюю жизнь нередко от первого лица, отчего она выглядела особенно доходчиво и зримо. Рассказывая об отношении рядовых украинцев к бандеровцам, он подчеркивает их неизменое неприятие национализма, некой особости западенцев, непохожести на всех остальных рядом живущих, делая подчас публицистические отступления в историю. В повести «Долгий путь возвращения» о судьбе плотника, мастера по гуцульской резбе Василия Фесюка, одураченного бандеровской пропагандой, Георгий Холопов пишет про то, о чем надо бы знать каждому современному телезрителю, наблюдающему едва ли не ежедневные дебаты о событиях на Украине: «Он тогда еще плохо себе представлял, что это за штука такая ОУН (Организация украинских националистов) и чего она хочет. Приближенный к среде униатов и поклонников тризуба, дал себя на какое-то время обмануть националистическими  бреднями о «соборной Украине». Откуда ему тогда было знать, неискушенному в политических делах человеку, что вожаки ОУН, старые гитлеровские агенты, под «соборной и самостийной Украиной» понимали совсем другое, а именно будущую колонию Германии. Ведь они ее запродали немцам давно, еще до прихода фашизма к власти в Германии, когда в 1929 году в Вене создали ОУН. Во всем этом он неплохо разобрался потом, правда, уже будучи далек от родных мест…» 
     И вот продолжение биографии этого персонажа, от кого отвернулась вся его родня: «… Когда в 1944 году советские войска погнали немцев обратно к границе и оказались в западных областях Украины, то многие, чьи руки были обагрены кровью безвинных людей, и кому не предписывалось уходить в подполье, бежали в прикарпатские леса и Карпатские горы. Бежало много полицаев, охранников лагерей смерти, эсэсовцев из разгромленной дивизии СС «Галичина», палачей из гестаповских команд уничтожения, уголовников, погревших руки на войне; бежали и причастные к гитлеровской администрации, в первую очередь, из идейного центра бандеровщины — из города Львова, а также из других городов и сел Львовской, Дрогобычской, Тернопольской, Волынской и Ровенской областей. С оружием в руках ушли в лесные схроны оуновцы из равнинных мест и горных сел Прикарпатья, в том числе войты, бургомистры, старосты, многие ксендзы, дьяки и монахи. Вооруженные отряды оуновцев стали сводиться в курени, сотни, четы и рои, — они перестраивались на чисто военный лад. Ушел в лес и Василий Фесюк… А когда через некоторое время закончилась война, то многие, среди них и Фесюк, думали, что вскоре и они разойдутся по домам. Но этого не случилось. ОУН не хотела признавать своего поражения. Наоборот, повсеместно на огромной территории западных областей Украины  она усилила борьбу, теперь — чтобы сорвать мирную жизнь людей. Бандеровцы поджигали колхозные фермы, клубы, школы, дома, убивали учителей, агрономов,  председателей, активистов, рядовых колхозников».
     Подолгу работая в местных архивах, разговаривая с местными жителями, писатель находит не только свидетельства бандеровских зверств, но и свидетельства геройской борьбы простых людей, юношей и девушек против ставленников Бандеры и Щухевича. В документальном рассказе «Достоинство» он собрал сведения, а на их основе описал деятельность группы комсомольцев-подпольщиков в селе Зеленом Ивано-Франковской области, погибших в 1941 году, и так похожих на «молодогвардейцев» Александра Фадеева. «В день Октябрьского праздника, — пишет Холопов, — когда на Красной площади шел военный парад, откуда его участники уходили прямо на фронт, гитлеровцы во всех оккупированных областях производили массовые расстрелы советских людей…» А вот как держались комсомольцы (их имена и фамилии писатель установил) перед смертью, вот что отвечали убийцам: «Я состоял членом комсомольской организации. Я познакомился с целями Коммунистической партии и считаю их правильными»; «Я регулярно посещал комсомольские собрания. Активно помогал партии»; «Я была заместителем секретаря комсомольской организации. Мне удалось сагитировать в комсомол много молодежи». Заканчивается рассказ у памятника юным героям такими словами: «Говорят, комсомольцы-подпольщики села Зеленого мало что успели совершить героического, потому что погибли в самом начале войны. Погибли первыми — это правда. Но мало сделали? В кровавой бойне, развязанной гитлеровцами и оуновцами, остаться человеком, не потерять человеческого достоинства — это ли не героизм? Не знаю героизма выше!»
     Делая эти выписки и думая — как же тут много похожего на то, что происходит нынче вокруг Донецкой и Луганской областей! — я вспоминаю добрые встречи с Георгием Константиновичем  Холоповым. В его редакционном кабинете и у него дома, на улице братьев Васильевых, 8, на 50-летии «Звезды» в Доме писателей имени В.В.Маяковского и на совещании главных редакторов в Союзе писателей СССР, во время Дней культуры Ленинграда в Казахстане и Дней культуры Армении в Ленинграде. Какими бы ни были те встречи, официальными,  деловыми или просто личными, Георгий Константинович всегда оставался одним и тем же, самим собой. Чутким к человеку, с которым беседует, обстоятельно вникая во все нюансы разговора. Доброжелательно выслушивающим ваши аргументы при споре и непременно их учитывающим. Не скрывающим своего мнения, но и не навязывающим его, словно бы оставляя повод для следующих встреч и бесед. Так, наверное, отыскивал писатель Георгий Холопов и лучшие качества у создаваемых им героев. Так, должно быть, искал и находил редактор Г.К.Холопов авторов для «Звезды», помогавшим ему сделать за 34 года своего редакторства журнал этот одним их лучших литературных изданий Советского Союза. Так, безусловно, острое перо прозаика, журналиста Георгия Константиновича Холопова, закаленное во дни Великой Отечественной, проходит через толщу времен и убеждает уже новые людские поколения в бороться за процветание России, ставшей матерью для разных народов, которые опекает великий русский народ. 

                                                                                                                                                                                              ЭДУАРД  ШЕВЕЛЁВ    
            

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *