ДВЕ ДУЭЛИ

admin Статьи из газеты №46 (2014) 0 Comments

ДВЕ ДУЭЛИ

 

Сейчас, когда заговорили о русском мире, нужно получше его узнать. Много раз я заходил в Пушкинский Дом, в зал, посвященный Лермонтову, и с грустью и недоумением думал о том, почему ему в Питере нет музея, хотя дом, где он жил и где им написано стихотворение «Смерть поэта» сохранился, на нем висит мемориальная доска.

Когда же в перестроечное время появился музей Ахматовой, а затем в связи с желанием общественности заговорили о необходимости организовать музей Лауреата Нобелевской премии русскоязычного поэта Бродского, мне стало ясно, русский дух на дух не переносили раньше коммунисты, а теперь не переносят демократы.

Во все издания стихотворений Лермонтова входит стих «Прощай, Немытая Россия». Ему посвящена целая страница, тогда как стихотворению «Когда волнуется желтеющая нива» — половина страницы. Первая публикация «Немытой России» без указания на источник – 1887 год. Автографа текста нет, но Лермонтовская энциклопедия не сомневается, что Лермонтов его автор. В этой же «ЛЭ» есть статья «Приписываемое Лермонтову», в конце статьи указываются «произведения, не имеющие достаточных данных для признания за ними авторства Лермонтова».

Казалось бы, порядочный человек, чтобы не брать на душу грех лжесвидетельства по отношению к ушедшему в мир иной, должен был бы отнести этот стих в разряду «приписываемое Лермонтову». Ан, нет! Кирпотин, Шувалов, Ашукин, Виноградов, Прохоров, Гернштейн, Архипов, Андреев-Кривич, Андроников, наконец, не сомневаются (указаны авторы статей, на которые ссылается автор статьи «Прощай, немытая Россия» Т.Г. Динесман). Но есть убедительная работа В. Бушина, в которой он доказывает, что не Лермонтов писал этот стих.

(Со своей стороны скажу, что таких примитивных по форме и скудных по мысли стихов у Лермонтова просто нет.)

В «ЛЭ» есть большая статья под названием «Мотивы». Перечислю все подзаголовки ее. 1. Свобода и воля, 2. Действие и подвиг, 3. Одиночество, 4. Странничество, 5. Изгнанничество, 6. Родина, 7. Память и забвение, 8. Обман, 9.Мщение, 10. Покой, 11. Земля и небо, 12 Сон, 13 Игры, 14 Путь, 15 Время и вечность, 16 Любовь, 17 Смерть.

Есть отдельная статья «Религиозные мотивы», занимающая полстраницы, и статья «Богоборческие мотивы», занимающая целую страницу.

В начале статьи «Мотивы» говорится: «Распространившаяся на сферу исследований индивидуального творчества и став актуальным аспектом совр. литературоведения анализ термина «мотивы» все больше утрачивает свое прежнее содержание… он переходит в область изучения мировоззрения и психологии писателя».

Н.В. Гоголь в своей статье «В чем же, наконец, существо русской поэзии, и в чем особенность» отметил: «1. По врожденной сильной наклонности к национальному, 2. по сильно любви к родине своей, 3. по нерасположению своему к европеизму, и 4. глубокому религиозному чувству… Лермонтов был снабжен всеми данными для того, чтобы сделаться великим художником того литературного направления, теоретиком коего были Хомяков и Аксаковы, художником народническим, какого именно недоставало этой школе.

И у меня возникают вопросы: Почему в ряду 17-ти перечисленных выше подзаголовков статьи «Мотивы» нет 1 и 3 пунктов, о которых говорит Н.В. Гоголь.

Почему статья «Религиозные мотивы» занимает полстраницы, статья «Богоборческие мотивы» — целую страницу, хотя Гоголь отмечает в Лермонтове «глубокое религиозное чувство»?

Ответ возникает сам собой – малоросс Н.В.Гоголь был русским человеком и поэтому выражал коренной русский взгляд на жизнь, отмечая его и в Лермонтове.

В «ЛЭ» на с. 3 приведены фамилии авторов – около 250 фамилий. Главный редактор В.А. Мануйлов. Редакционная коллегия: И.Л. Андроников, В.Г.Базанов, А.С. Бушмин, В.Э. Вацуро, В.В. Жданов, М.Б. Храпченко.

Уже высказывалось предположение, что на поединке Пушкина с Дантесом на последнем была надета кираса – прототип бронежилета.

На поединке после выстрела Геккерена-Дантеса тяжело раненный Пушкин выстрелил в противника. Пуля, пробив мякоть руки – не задев кости – попала ему в нижнюю часть груди: от удара пули он упал (по свидетельству Данзаса, секунданта Пушкина, Геккерен-Данзас был довольно большого роста). Это произошло 27 января 1837 года. Падение Дантеса засвидетельствовано секундантами Данзасом и Д. Аршиаком. Жуковский в письме отцу умершего пишет: «он (Пушкин) выстрелил, и Геккерен упал, но его сбила с ног только сильная контузия, пуля, пробив только мясистые части руки, коею он закрывал себе грудь, и будучи тем ослаблена, попала в пуговицу, которую панталоны держались на подтяжке против ляжки; эта пуговица спасла Геккерена». В другой редакции Жуковского «опрокинутый сильной контузией». Нужно перевести гуманное выражение Жуковского «его сбила с ног сильная контузия, опрокинутый сильной контузией» на русский язык: сбитый сильным ударом пули с ног; или опрокинутый сильным ударом пули. Контузия означает сильный ушиб или сильное сотрясение внутренних органов.

Д. Аршиак в письме к Вяземскому описывает поединок и говорит: «Г. Пушкин, опершись левою (рукою) о землю, прицелил твердою рукою и выстрелил. Недвижим с тех пор, как выстрелил, барон Геккерен раненый также упал». Лекарь Стефанович отмечает: «поручик барон Геккерен имеет пулевую проникающую рану на правой руке ниже локтевого сустава без повреждения костей и больших кровеносных сосудов. Больной также жалуется на боль в правой верхней части бронха, где вылетевшая пуля причинила контузию, каковая боль обнаруживается при глубоком дыхании, хотя наружных знаков контузии не заметно.

Обратим внимание на последнюю фразу: «контузии не заметно». Освидетельствование производилось 5 февраля, т.е. на девятый день после поединка. К этому времени место, в которое ударилась пуля, «задержанная металлической пуговицей», или «скользнувшая по одному из ребер», как об этом сообщают посланники Блюме и Лютцероде своим правительствам, должно было бы иметь все оттенки цвета, что всегда имеет место при гематоме. Но гематома отсутствует, и это при том, что сильнейший удар пули, сбивший Дантеса с ног, пришелся на большую поверхность брюха, защищенного броней кирасы, и вызвав резкое сжатие внутренних органов, не оставив на поверхности брюха следа. Последствием этого стали болевые ощущения при глубоком дыхании, отмеченные Стефановичем. Особо подчеркнем слова из письма Геккерена к Верстолку: «…У сына была прострелена

рука навылет и пуля остановилась в боку, причинив сильную контузию», тем самым он фактически подтверждает наличие кирасы.

Приведенные факты являются важными свидетельствами в пользу наличия кирасы на теле Геккерена — Дантеса.

Смертельно раненый Пушкин медленно угасает в окружении близких и друзей, а к Геккерену приезжает чета Нессельроде, чтобы высказать сочувствие несчастному «отцу», и уходят от него в час пополуночи. Не берусь судить о дипломатическом этикете, но, уверен, что двигало четой Нессельроде чувство кровного родства и общие интересы.

Французский посол Лаферроне еще в 1823 году

сообщал своему правительству: «То, что здесь называют «Русская партия», во главе которой стоит гр. Аракчеев, старается в данный момент свалить гр. Нессельроде»;

иностранные послы после поединка сообщали

правительствам, что именно Пушкин в силу своего таланта был главой «русской» партии.

Секретарь французского посольства Д. Аршиак,

будущий секундант Ж. Геккерена, незадолго до поединка 16. 12. 36г. интересовался у А. И. Тургенева о «партии русской и немецкой». В декабре 1839 года посол де Барант интересовался у того же Тургенева отношением Лермонтова

к французам; поединок его сына с Лермонтовым

последовал 18.04.40.

Напрашивается предположение, что именно Нессельроде руководил действиями Геккеренов, на что и раньше обращали внимание.

Весьма правдоподобно, что Пушкин был намеренно

убран с политической арены партией «немцев», как

русский общественный деятель – глава «Русской Партии», способный повлиять на расстановку сил в обществе и тем самым угрожавший их всесилию. Партию «немцев» возглавлял Нессельроде; именно он и мог быть главным

организатором травли Пушкина.

Весьма серьезным подтверждением в пользу предположений о главной роли К.В. Нессельроде в организации козней вокруг Пушкина является запись, найденная уже в начале 20 века, в которой со слов императора Александра II, сказанных им в близком кругу, говорится: «Ну, так вот теперь знаю автора анонимных писем, которые были причиной смерти Пушкина, это Нессельроде».

Поединок Пушкина с Геккереном состоялся 27января 1837 года.

Приложение. Оценочный расчет силы удара пули, сбившей Геккерена с ног.

Вернемся в сегодняшний день: каждый, кто ездит в метро, ощущает на себе значительную силу при трогании и торможении; бывает, она валит с ног плохо держащегося пассажира. Эта сила равна примерно 15-20 килограмм для человека среднего роста. Сила, сбившая с ног убийцу Пушкина, должна быть, конечно, больше: приготовившийся к выстрелу поединщик стоит боком, упершись отставленной назад ногой в землю, тело его собрано и мышцы напряжены. Говоря вообще, точных расчетов удара пули не существует. Однако грубую оценку силы удара пули можно произвести на основе известных физических законов, сведя задачу к простейшей.

Известно: диаметр свинцовой пули 12 мм, масса пули m=10г, скорость вылета пули из ствола 300метров в секунду. Принимаем скорость пули в момент удара, ослабленную сопротивлением воздуха и пробиванием мякоти руки Геккерена, v= 200 v/сек. Между телом и кирасой (кираса – выкованный из брони жилет, надеваемый на тело для его защиты, (прототип нынешнего бронежилета) предположительно находится подкладка (например, ватная), служащая для смягчения удара. Принимается, что за счет сжатия подкладки и податливости тела поверхность кирасы за время действия удара может сместиться на 1-5 см, при этом энергия пули перейдет в работу на пути в 5 см остановки пули (пренебрегая всеми потерями энергии).

Кинетическая энергия пули W в момент удара переходит в работу, совершенную средней по величине силой F на пути 1= 5см остановки пули:

2

mv

W=___ = F.L

2

Подставив значения m, v, l получим кинетическую энергию W=200 н.м и среднее значение силы, действующей на тело во время удара, F=4000н(ньютон), или 400 кг (килограмм – сила). С такой силой наносит удар боксер супер-тяжелого веса, и такой удар валит противника с ног.

Зная количество движения пули m.v и среднюю силу, можно определить длительность удара из выражения m v=F.t, откуда t=0,0005 секунды. За это ничтожно малое время внутренние органы будут сильно сдавлены, произойдет ушиб, т.е. контузия, последствием чего будут болевые ощущения. А поскольку поверхность кирасы достаточно большая, то удельное давление на тело будет незначительное и внешних признаков удара на теле может не появиться.

Именно кираса спасла Геккерена-Дантеса: сильнейшим ударом пули, остановленной броней его сбило с ног, подкладка и живот сжались, погасив энергию пули. Мгновенное сжатие внутренних органов – контузия – вызвало их ушиб и болевые ощущения внутри живота при отсутствии наружных признаков удара. В.И. Даль говорит о контузии: ушиб, повреждение тела ударом, толчком, без раны.

В книге В.А. Захарова «Загадка последней дуэли» о последнем поединке Лермонтова автор, рассматривая причину ссоры Лермонтова и Мартынова, указывает только один источник: воспоминания Э.А. Шан-Гирей, опубликованные спустя 48 лет после поединка, где та утверждает, что ссора произошла у них в доме в присутствии Л.С. Пушкина и С. Трубецкого; автор заключает эти воспоминания словами: «Другие свидетельства, ничего не добавляя, подтверждают воспоминания Эмилии Александровны».

При этом автору известна книга «Дуэль Лермонтова с Мартыновым», М., 1992, она идет под номером 67 в списке использованной Захаровым литературы. На с. 26 и 27 этой книги хозяйка дома М.И. Верзилина дает клятвенное обещание и показание, которое в силу их важности, считаем необходимым привести полностью. Клятвенное обещание: посему клятвенному обещанию присягала Генерал-Майорша Мария Верзилина. « На сем имею честь возвестить г.г. следователей по делу отставного майора Мартынова, что действительно 13 числа июля месяца были вечером у меня в доме г. Лермонтов и Мартынов, но неприятностей между ними я не слыхала и не заметила, в чем подтвердят бывшие тогда же у меня г.г. Поручик Глебов и Князь Васильчиков. Подлинное подписала Мария Верзилина.

На с. 28 и 29 на вопросы следователей Глебов и Васильчиков подтверждают, что кроме их четверых (включая Лермонтова и Мартынова) никого в доме не было. И еще очень важный факт – ни Глебов, ни Васильчиков при ссоре Лермонтова с Мартыновым не присутствовали; кроме того, Васильчиков утверждает, что не был свидетелем насмешек со стороны Лермонтова, обидевших Майора Мартынова.

Суть своей работы Захаров выразил сам: «Выдвигать версию заговора против поэта – значит не считаться со множеством очевидных фактов, свидетельствами огромного числа современников. Как считается с фактами сам Захаров, мы показали: важнейшие показания свидетелей исключаются из рассмотрения. Вот так «разгадывает загадки» В.А. Захаров.

Ниже следующие ответы участников поединка на следствии наводят на размышления.

Васильчиков на вопрос следователя отвечает: «… по данному знаку г.г. дуэлисты начали сходиться; дойдя до барьера оба стали; Майор Мартынов выстрелил. Поручик Лермонтов упал уже без чувств и не успел дать своего выстрела, из его заряженного пистолета выстрелил я гораздо позже на воздух. Об условии стрелять ли вместе или один против другого не было сказано, по данному знаку сходиться каждый имел право стрелять, когда заблагорассудит». Васильчиков в ответе говорит о том, о чем его не просят: из пистолета Лермонтова он гораздо позже выстрелил на воздух.

Васильчиков окончил юридический факультет Петербургского университета и поэтому мог улавливать такие юридические тонкости, которые были недоступны другим участникам поединка. Если Лермонтов не успел сделать своего выстрела, то почему его пистолет оказался разряженным. И Васильчиков предупреждает этот вопрос, не заданный следователями. Не знаем, как это должно быть оценено с точки зрения кодекса поединка, но предполагаем, что все вещественные улики должны быть сохранены в том положении, в каком они были на поединке (при смертельном исходе). Для чего тогда нужно было Васильчикову сказать, что он выстрелил из пистолета Лермонтова позже на воздух? В предположении, что Лермонтов сделать свой выстрел – не важно – в Мартынова или на воздух, до выстрела Мартынова он оставался безоружным, поэтому Мартынов мог подойти и убить его безнаказанно, заряженный пистолет Лермонтова исключал такую возможность.

Мартынов на вопрос, выстрелил ли Лермонтов, не ответил, но почему-то счел нужным сказать, что он первый пришел на барьер, ждал несколько времени выстрела Лермонтова, потом спустил курок.

Ответ Мартынова: «ждал несколько времени выстрела Лермонтова» косвенно подтверждает наше предположение. А поскольку характер ранения Лермонтова говорит о том, что очень похоже, выстрел в него был произведен почти в упор, то разряженный после поединка пистолет опровергал такое предположение. И есть очень веское подтверждение нашим предположениям. Следствие по делу о поединке было закончено в конце июля и передано в Окружной суд, который, не удовлетворившись показаниями подследственных, 13 сентября направил Мартынову новые вопросы, из них весьма важным является 10-й: «Чьи были пистолеты и заряды, и сами ли вы заряжали оные или кто другой? Не заметили ли вы у пистолета Лермонтова осечки или он ожидал вами произведенного выстрела, и не было ли употреблено с вашей стороны или секундантов намерения к лишению жизни Лерм. противных общей вашей цели мер». Следствие намерено было выяснить: «Пал ли Лермонтов от изменнической руки убийцы, прикрывавшегося дуэльнической обстановкой, или был убит на правильном поединке с совершенным уравнением дуэльных случайностей». Ответ Мартынова: «По нашему обоюдному согласию был назначен барьер в 15 шагов. – Хотя и было положено между нами считать осечку за выстрел, но у его пистолета осечки не было. – Остальное же все было представлено нами секундантам и как их прямая обязанность состояла в наблюдении за ходом дела, то они и могут объяснить, не было ли нами отступлено от принятых правил».

Осечка — это отсутствие выстрела после нажатия спускового крючка (при заряженном оружие; в военное и послевоенное время это знал каждый мальчишка – В.Л.), и если (после нажатия спускового крючка) осечки не было, то, значит, был выстрел Лермонтова, о котором Мартынов умалчивает.

Поединок, на котором Лермонтов был убит, состоялся 15 июля 1841 года.

В конце 70-80 годах была открыта свободная подписка без ограничения на 3-томник Пушкина, 2-томники Лермонтова, Маяковского и Есенина. Тиражи распределились следующим образом: Лермонтов – 14 млн., Пушкин – 11 млн., Есенин – 9 млн., Маяковский – 7 млн.

Пишущий эти строки с юности считал Лермонтова первым русским поэтом, и свободная подписка показала, что я не ошибаюсь.

Неожиданно, как это иногда бывает, я наткнулся на собственные мысли, высказанные русским человеком, которого в советское время мы не знали, – у Розанова. Он сказал: «…за Пушкиным – я чувствую, как накинутся на меня за эти слова, но я так думаю – Лермонтов понимался неизмеримо более сильною птицею. Что «Спор», «Три пальмы», «Ветка Палестины», «Я, матерь Божия», «В минуту жизни трудную», — да почти весь этот томик, словно золотое наше Евангельице – Евангельице русской литературы. Все это гораздо могущественнее и прекраснее, чем «начало Пушкина» — и даже впечатлительнее и значащее, нежели сказанное Пушкиным и в зримые года. «1 января» и «Дума» поэта выше Пушкина. «Выхожу один я на дорогу» и «Когда волнуется желтеющая нива» — опять же красота и глубина, заливающая Пушкина… Мне как-то он представляется духовным вождем народа».

В.М. ЛУПКИН

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *