О ПЕРСПЕКТИВАХ СОВРЕМЕННОГО ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ КОСМОСА

admin Статьи из газеты №45 (2014) 0 Comments

О ПЕРСПЕКТИВАХ СОВРЕМЕННОГО ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ КОСМОСА

                                                         

      Достаточно известно, что наша цивилизация – не первая на Земле.

Современный виток цивилизации, с точки зрения изучения Космоса, начался с

момента возникновения наблюдательной астрономии с изобретением телескопа четыре

века тому назад. Галилей в 1610 году в своём труде «Nunceius sidereus» возвестил

цивилизованному миру о первых открытиях, сделанных на небе, с помощью телескопа, —

именно о тех, о которых далее пойдёт речь. О поверхности Луны, о якобы неподвижных

звёздах, о спутниках Юпитера…

И позднее – о необычайной форме Сатурна, о переменной освещённости Венеры

и о пятнах на Солнце.

Вильгельм Струве писал, что от Галилея и до Гершеля, или в течение полутора столетий,

астрономические наблюдения были посвящены не столько звёздам, сколько изучению

небесных тел, принадлежащих Солнечной системе.

Х1Х век стал веком расцвета Пулковской обсерватории в Российской столице, а её

директор Струве избрал предметом своих исследований двойные звёзды, которыми в то

время не занимался ни один астроном. Это направление оказалось весьма перспективным

с точки зрения дальнейших открытий русских учёных, о которых речь пойдёт далее.

Наконец, ХХ век становится веком становления космонавтики, а рубеж 2-го и 3-го

тысячелетий — вехой воссоздания правильных воззрений на происхождение Земли,

известных в глубокой древности. Об этом «Новый Петербургъ» публиковал уже в 2001

году в № 40 в статье «Мы – дети Юпитера».

И вот через 350 лет после возникновения наблюдательной астрономии Российская

космонавтика оказалась самой успешной в области освоения космического пространства,

благодаря выдающимся работам К.Э. Циолковского. В России к 1961 году создан

пилотируемый космонавтом космический аппарат, и 12 апреля первым в мире

космонавтом Юрием Гагариным открыта новая космическая эра.

Наверное, не случайно, что именно Российские учёные в конце ХХ века во главе с

доктором геолого-минералогических наук Афанасием Ходьковым выдвинули Новую

космогоническую теорию – основы изучения процесса рождения вещества и небесных

тел.

 Три издания книги А.Е. Ходькова и М.Г. Виноградовой «От атома водорода до

Солнечной системы» становятся новой ступенью в осмыслении происхождения звёздно-

планетных систем вообще и особенностей современной Солнечной системы как

результата развития тесной двойной звезды Юпитер-Солнце.

Стало известно, что в гетерогенной и разновозрастной Солнечной системе производные

 эволюции Юпитера и производные эволюции Солнца смешались между собой и

образовали запутанную сложную картину совместного движения. Из них первые –

намного старше Земли (Каллисто, Ганимед, Европа, Ио, Марс), а вторые – намного

моложе Земли (Меркурий, Венера, Луна). Причём, космонавтика явно не подозревает, что

у каждого небесного тела Солнечной системы – свой возраст!

До Ходькова ни одна из астрофизических концепций (Альвена, Джинса, Шмидта) не

ответила на вопрос о причине разительных отличий физических свойств и характеристик

движения небесных тел Солнечной системы, оставшись по существу на уровне

естественнонаучных знаний ХVII и ХVIII веков. А почему? А потому, что все концепции,

выдвигавшиеся до новой космогонии, не смогли решить её кардинальной

проблемы: как и где возникают, и по каким законам развиваются различные виды

материи Космоса, в том числе атомы химических элементов и построенные из них

небесные тела.

Ходьковым ещё в 1943-45 годах была обнаружена закономерность цикличности синтеза

звёздами атомов химических элементов, вскрывающая генетический аспект

периодичности таблицы Менделеева, согласно которому перед возобновлением

очередного цикла синтеза происходит сброс внешней оболочки звезды, известной в

астрономии как «вспышка новой». Другими словами, учёный выявил две

взаимообусловленные функции звезды: атомообразования и планетообразования. Вторая

функция как раз и обусловлена цикличностью звёздного термоядерного синтеза и

закономерностью взрывных событий в жизни звезды. В «Основах космогонии» А.Е.

Ходькова и М.Г. Виноградовой (СПб, Недра, 2004) был объяснён механизм важнейших

 космофизических процессов, в том числе гравитационных и инерциальных — как

внутриатомных процессов взаимодействия вещества с эфиром.

 Было объяснено, что именно прерывистому режиму атомообразования в звезде, то есть

стадийности космогенеза обязаны планеты своей жизнью, а своим числом –

количеству кардинальных изменений в структуре атома, прерывающих синтез периода.

Космические программы освоения Космоса базируются на практических соображениях,

из которых решающими являются экономические факторы.

Это положение можно проиллюстрировать двумя характерными примерами.

Прежде всего, какими небесными телами больше всего интересуются космические

службы?

Естественно, Луной – как ближайшей нашей космической соседкой. И находящимся в 0,5

астрономических единиц от Земли Марсом – в предположении, что он очень похож на

Землю, хотя бы по своим вращательным характеристикам.

В процессе исследования Луны на Землю доставлялись образцы лунного грунта

космическими автоматами: аппаратами Луна-16, Луна-20, Луна-24 и др.

В 1969 году на Луну слетали американские астронавты, высадились на поверхность

нашего спутника и воочию обнаружили безжизненную каменистую пустыню без

гидросферы, без атмосферы и растительности. И это не потому, что Луна моложе Земли

на 1,5 миллиарда лет. Луна сложена из вещества, синтезированного Солнцем, а
следовательно, совсем другой структуры и свойств, нежели земное.

. Результаты обобщающего исследования образцов лунного грунта, опубликованные в

книге «Луна под микроскопом», помогли подтверждению идентификации Луны новой

космогонией как 3-ей производной Солнца. Луна возникла после 3-й вспышки Солнца,

после окончания в нём синтеза 3-го периода солнечных элементов 3,7 миллиардов лет

назад.

. В результате третьей вспышки Солнца образовалась не только Луна, но и кольцо

силикатных астероидов. Об этом читаем в нашей книге «Среди тысяч звёзд», вышедшей в

2009 году к столетию со дня рождения основателя НКТ Ходькова А.Е. В ней обращено

внимание на явление распада солнечного вещества, обнаруживающее образование

больших количеств изотопа Гелия3, на Земле встречающегося в миллион раз реже.

 Что ещё раз подтверждает положение о том, что Земля и Луна – производные

эволюции двух разных звёзд: Юпитера и Солнца, то есть они – сёстры двоюродные.

  Теперь о Марсе, нашем родном брате.

К Марсу посылаются многочисленные космические исследовательские аппараты: наши

автоматические межпланетные станции серии «Марс» и американские Маринеры,

Вояджеры, Викинги. Цель у них определённая – поиск воды и жизни. Цель вполне

оправданная, так как Марс и Земля – ближайшие генетические родственники по

происхождению от Юпитера: Марс произошёл от 5-й вспышки Юпитера, Земля – от 6-й.

Наверное, неслучайно, что «Викинги» не смогли получить достоверного ответа на

вопрос: «Есть ли жизнь на Марсе?» Ведь космические службы явно не догадываются,

что вопрос явно не корректен. Если учесть возраст Марса, который по НКТ на 3

миллиарда лет старше Земли, то окажется, что расцвет марсианской жизни уже далеко

позади.

            Поэтому правильнее спрашивать – была ли жизнь на Марсе и что от неё осталось?

Но самое главное, что Марс должен состоять из такого же атомного вещества, как и

Земля, синтезированного Юпитером, за исключением 6-го периода элементов таблицы

Менделеева. А Юпитер дал нам атомы кислорода и азота такого строения и свойств, что

они образуют с водородом водородные связи, и дал биогенный углерод.

 Это предопределило образование жидкой воды на производных Юпитера и живого

вещества, живой клетки, все процессы в которой обязаны водородным связям. Об этом

читайте в недавно вышедшей книге «В поисках родословной планеты Земля» ( М.Г.

Виноградова, Н.Н .Скопич, СПб, Алетейя, 2014). В ней показано, что в ответе от

космических обитателей Вселенной в 2001 году на послание американских астрофизиков

 из Аресибо человечек помещён именно над Марсом, а эстафета происхождения жизни

обозначена именно Юпитерианской системой, состоящей из галилеевых спутников, Марса

и Земли. Так что есть предположение, что жизнь к нам перешла именно с Марса.

Особое строение сезонных льдов на Марсе зафиксировал аппарат «Викинг-2»,

опустившийся на его поверхность в средних широтах северного полушария. Аппаратура

«Викинга-2», кроме того, зарегистрировала туманы, состоящие из водного льда. Общее

 количество замерзшей воды в литосфере Марса с низкой средней температурой

поверхности – минус 60◦ во много раз превышает запасы льда в полярных шапках.

Предполагается, что на этой планете имеются огромные залежи подземного льда,

а в прошлом, скорее всего, существовало более обширное поверхностное

оледенение.

Поверхность Европы, произошедшей от 3-й вспышки Юпитера, заснятая «Вояджером-2»

покрыта 100-километровой толщей льда при 200-х километровой глубине океана. Европа

целиком покрыта льдом, аналогично тому, как Земля в своё время целиком была покрыта

водой – первичной панталассой. На других спутниках Юпитера верхние толщи литосфер

насыщены льдом, так что лёд достигает 50% их объёма.

Только благодаря Новой космогонии выявляется причина разительных отличий

физических свойств, характеристик движения и времени возникновения небесных тел

Солнечной системы, которых мы коснулись в связи с интересом космонавтики к 2-м

столь разным небесным телам: Луне и Марсу.

Так что биография Солнечной системы оказывается ближе к разгадке, чем можно было бы

ожидать, исходя из космогонических представлений прежних астрофизических

концепций.
 
Ведь, последние никак не связывали судьбу атома с судьбой звезды и уж тем более –

 структуру атома, формирующегося в звезде, с режимом атомообразования.

НКТ описывает эволюцию Солнечной системы как гетерогенной и разновозрастной, к

тому же кратной системы звёзд Уран – Нептун – Сатурн – Юпитер – Солнце. Среди них 4

первых уже угасли. Поэтому вряд ли имеет смысл искать на них космических обитателей

с помощью космических кораблей.

Надо полагать, что дальнейшее успешное развитие космонавтики на современном уровне

 немыслимо без успехов в естественных науках, так что программы освоения Космоса, их

целеполагающих установок желательно увязывать с результатами развития

естествознания.

Тогда станет более ощутимо представление о том, что исследования Марса надо вести не

 с точки зрения «есть ли на нём жизнь?», а для того, чтобы получить прообраз картины

 далёкого будущего нашей Земли через 2,8 миллиардов лет.

 27 октября 2014 года

               МАРИЯ ВИНОГРАДОВА,
                                                       
Член Федерации космонавтики МАИСУ – Международной академии «Информация, связь, управление в технике, природе и обществе» (ICCIA).

e-mail qwefox@pochta.ru
phone 447 35 39,
8 964 391 1968

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *