Дмитрий Михайлович Балашов

admin Статьи из газеты №45 (2014) 0 Comments

   

 

 

Дмитрий Михайлович Балашов:

самостоянье русского человека

( «Балашовские чтения»

в Великом Новгороде 7 ноября 2014 года)

 

«Люди хотят жить по обычаю своему! И за то бьются на ратях, и за то держат у себя воев и власть имущих, дабы оборонять сущее! И вот когда захотят отбросить свое и возжелают иного, тогда и наступит конец»

Д.М.Балашов

(из речи «владычного писца Леонтия»

— в романе «Свята Русь»)

 

«Самостоянье» человека – это слово означающее «стояние» человека в «поле бытия», в смысле которого есть акценты и самоутверждения человека в своем творчестве и созидании, и смысл жизни вопреки всем негативным ее обстоятельствам.

А.С.Панарин, известный отечественный философ, в работе «Реванш истории» разделил все цивилизации на два типа – «прагматические» (в которых человек действует по формуле «по обстоятельствам») и «духовные» (в которых человек действует по формуле «вопреки обстоятельствам»).

Несомненно, Россия – Русь испокон веку была духовной цивилизацией, в которой русский человек обретает свое историческое самостоянье и «за то бьется на ратях», как говорит владычный писец Леонтий в беседе с отроком Ванятой в романе «Святая Русь» Д.М.Балашова. Об это свидетельствует и признание «сквозь зубы» врага России и русского народа Аллена Даллеса, назвавшего русский народ в своем «антирусском манифесте» еще зимой 1945 года самым «непокорным народом». Эта «непокорность» сочеталась в русском народе, как отмечал В.Т.Рязанов, с «редким качеством уживчивости и религиозной терпимости, исторически свойственном русскому народу, которое наряду с другими факторами способствовало формированию многонационального государства». И далее он продолжает: «Не случайно, в России в отличие от Западной Европы не было религиозных войн. Отдавая должное наработанному опыту политического плюрализма на Западе, нельзя недооценивать значение национального плюрализма. Это – особая склонность к совместным, коллективным действием в хозяйственной сфере, имеющая самые разные формы проявления (общинность, артельность, кооперация, освоение целины, молодежные и студенческие отряды и т.п.). Это – обостренное чувство социальной справедливости и равенства, которое влияло на хозяйственные процессы, на формирование типологических особенностей массового экономического поведения…». К этому, следуя В.Т.Рязанову, добавим, что «история России – это история осажденной крепости… По подсчетам С.М.Соловьева, с 1055 по 1462г. Русь перенесла 245 нашествий. Причем 200 нападений на Россию было совершено между 1240 и 1462г., т.е. нападения происходили почти каждый год. С 1380 г. (года Куликовской битвы) по 1917г. Россия провела в войнах 334 года, т.е. почти 2/3 всего периода. Они распределялись следующим образом по направлениям и воюющим странам – Запад: Швеция – 8 войн и 81 год войны, Польша – соответственно 10 войн и 64 года войны, Литва – 5 и 55, Ливония – 3 и 55, Франция – 4 и 10, Германия – 1 и 3, Пруссия – 2 и 8, Италия – 2 и 4, Австрия – 1 и 1, Венгрия 1 – 1, Австро-Венгрия – 1 и 3; Англия – 1 и 3; Юг: Турция – 12 и 48, Крым – 8 и 37, Кавказ – 2 и 66, Персия – 4 и 28; Восток; монголы? и 130, Сибирь – 1 и 35, Амур – 1 и 1, Кульджа – 1 и 1, Хива – 4 и 6, Бухара – 1 и 5, Коканд – 3 и 15, Техе (Туркменистан) – 1 и 3, Афган 1 и 1, Япония 1 война и 2 года войны.

Если суммировать приведенное количество лет войн по странам, то цифра составит величину 666. Превышение лет войны связано с тем, что 134 года России вела военные действия против коалиций и союзов разных государств. В том числе одну войну против 9 государств, две – против 5,25 войн – против 3 государств и т.д.». Вот где выковывалось непокорность и самостоянье русского человека и русского народа.

Творчество Дмитрия Михайловича Балашова – это историко-литературное исследование истоков и оснований этого самостоянья русского человека в один из самых тяжелых и самых кровопролитных периодов нашей истории – XIII – XVвв., когда по его собственной оценке, решалась историческая судьба всего Будущего российской цивилизации и русского народа до наших дней. И основой такого самостоянья было единство не только внутри русского народа, но и исторически складывающееся единство всех народов российской Евразии, заложившее основы России как уникальной цивилизации на Земле.

Сергий Радонежский, 700-летие со дня рождения которого мы отмечаем в этом, 2014-ом, году, так говорит в беседе с князем Олегом Рязанским (в романе «Святая Русь» Д.М.Балашова):

«- И не корысти ради, и не труса ради, не по слабости сил человеческих стал я служить Великому князю Московскому!

— Почто ж?!

— Родины ради. Ради языка русского. «Аще царство на ся разделится – не устоит».

Это там у католиков, в латинах, возможно каждому сидеть у себя в каменной крепости и спорить то с цесарем, то с папою. У нас – нет! В бескрайностях наших, перед лицом тьмы тем языков и племен, в стужах лютой зимы, у края степей – надобна нам единая власть, единое соборное согласие, не то изгибнем! И жребий наш тяжелее иных жеребьев, ибо на нас, нашу землю и язык русский, возложил Господь самую великую ношу учения своего: примирять ближних, сводить в любовь которующих, быть хранительницей судеб народов, окрест сущих! Вот наш долг и наш крест, возложенный на рамена наши. И сего подвига, княже, нам не избежать, не отвести от себя… Поздно!

Величие пастырской славы или небытие, третьего не дано русичам!… И не будет Руси, ежели сего не поймем!».

Весь цикл исторических романов Дмитрия Михайловича Балашова, если попытаться найти «слово», которое бы раскрывало их суть, то это – самостоянье русского человека, причем самостоянье исторически-масштабное, охватывающее огромные пространства и длительное время. В этом самостояньи – и весть смысл русскости, как качества русского человека и русского народа.

Во всех романах писателя, назову такие как «Бремя власти» об Иване Калите, «Симен Гордый» о московском князе Симеоне Городом, при котором значительно укрепилось московское княжество, «Ветер времени», «Отречение», «Похвала Сергию», «Святая Русь», «Воля и власть» и другие романы, в том числе и такие его работы как «Любовь» (повести рассказы), даже роман «Бальтазар Косса», в котором он, кажется, отходит от темы русской истории, но к ней возвращается через тему наступления католического миссионерства «на Восток», – звучит тема русского самостоянья, противостоящего «ветру времени», и через эту тему раскрывается та «тайна русскости», о которую «разбивали себе головы» многие западные исследователи и философы, «бубня себе под нос» о загадочности русского характера.

Самостоянье русского человека – это созидание, это не только собирание «русской земли», но и ее обустройство, и прежде всего обустройство духовное, которое и покоится на соборности, общинности, коллективизме.

Конечно, путь к идеалу справедливости и равенства как один из важнейших стержней русской истории и истории России далеко не прост, он извилист, с крупными поворотами, с трагедиями и поражениями, находясь в непростом, диалектическом взаимодействии с императивом укрепления власти и государства. Роман «Воля и власть» это именно об этой трагической линии в истории самостоянья русского человека, которая возникает тогда и только тогда, когда самостоянье русского человека, поднимающегося на борьбу против власти богатства, вступает в конфликт с самостояньем российского государства и русского народа, как народа государствообразующего, держателя устоев российской государственности.

В споре между Анфалом, бывшим двинским воеводою, ставшим вождем волжской ватаги со столицей в Хлынове, и Рассохиным, эта коллизия русской души и русской истории заявляет о себе в полную силу.

Рассохин Анфалу говорит:

«- Ты об одном не помыслил Анфал! О стране! Мы с тобою оба смертны, и наши грехи на Страшном суде будут разбирать! И пусть я предатель, пусть ватажники погибнут из-за меня! Но без вятших не стоять на земле, и ты ведаешь лучше меня… На все то нужно научение книжное, то, что с детских, отроческих лет дается людину в вятшей семье! Согласен с тобою, роскошей великих не надобно, быть может, да ведь без роскоши и храмы не растут, и земля не полнится! Гляди! Твои-то станичники пока все не пропьют – не утихнут, а князь Юрий каменную церковь на то же серебро мыслит созидать!

Чуешь разницу!

— А ежели…

— А «ежели», то и погибнет земля!… Чаю, те, что во главе земли, не продадут врагу родовое достояние свое!».

«Если вдуматься в смысл споров героев романов Д.М.Балашова. – так я писал в своем эссе «Русский человек: философия и ценности», — то важнейшим его «измерением» предстает поиск оснований целостности жизни человека, народа в единстве с Природой, с «землей», которое и составляет сущность поиска таких разных русских мыслителей и ученых, каковыми были, например, Н.Ф.Федоров и В.С.Соловьев, В.И.Вернадский и С.Н.Булгаков, П.А.Флоренский и Н.Г.Холодный…».

Самостоянье русского человека и русского народа – это служение Правде, т.е. Правде в ее всеобъемлющем смысле, как смысле истинности Бытия, как Правде Онтологической, которая есть единство Истины, Добра, Красоты и Справедливости. «Истиной» мы называем свою адекватность окружающему миру, которую мы достигаем, познавая мир, в том числе через научное познание, и учась у Истории. «Добро» есть то, что продолжает жизнь человечества, жизнь русского народа, жизнь природы. В этом контексте «Добро» немыслимо вне гармонии жизни человека с природой, гармонии жизни народа с другими нациями и народами, без того, что в XXI веке приобретает контуры Ноосферно-Космической Гармонии. «Красота» – есть отражение «гармонии» в жизни человека, через его восприятие гармонии как красоты. Чувство красоты, стремление к красоте заложены в человеке всей эволюцией Мегакосмоса, которая закономерно и привела к появлению человеческого разума на Земле. А «Справедливость» – это есть выражение «гармонии» внутри общества, т.е. выражение социальной гармонии.

В начале XXI века, когда состоялась первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы и возник императив выживаемости человечества на Земле через установление «Ноосферы Будущего» как «сферы Ноосферно-Космической Гармонии» на основе управляемой социоприродной эволюции, когда человеческий Разум обретает свою суть, как «ноосферно-космического Разума», т.е. «Разума-для-Биосферы, Земли, Космоса», в таком понимании русская Правда становится ориентиром Ноосферно-Космического Прорыва человечества в XXI веке.

Правдоискательство – это одна из важнейших духовных линий самостоянья русского человека на Земле. Владимир Иванович Вернадский, Русский Ноосферный Гений ХХ века, писал, утверждая свое нравственное кредо ученого: «…Ищешь правды, и я вполне чувствую, что могу умереть, могу сгореть, ища её…». Правдоискательство, соединенное с заботой о будущем своей родины, судьбе русского народа, входит глубоко во внутренний мир большинства «героев» романов Дмитрия Михайловича Балашова, в логику их духовного поиска.

В «Похвале Сергию» (1993) то ли сам писатель Дмитрий Михайлович Балашов, то ли преподобный Сергий Радонежский, размышляет: «…как поведет себя он, что будет делать в жизни, от его усилий духовных зависит и вся сущая жизнь, судьба всех прочих сограждан и современников его. Чувство это известно многим, кто, так или иначе, подымался на подвиг добра, творчества и самоотречения. Передать его словами (очень приблизительно) можно так: Вот я делаю сейчас то-то и то-то, и должен сделать, какие бы преграды не встали на моем пути. Должен свершить! Я даже умереть, прежде свершения, не имею права! Должен потому, что, ежели я это сумею, это сумеет и мой народ, если я это вынесу, вынесет и он, и уже я не имею права отступить или поступить иначе, потому что тогда и они погибнут, и их жизнь начнет разрушаться и падать, на ниче ся обращать, в меру моей немощи. Верно ли это? То есть субъективно, для лица, свершающего подвиг, это, конечно, верно. Но верно ли это объективно? Существует ли, реальна ли обратная связь, от единицы к множеству? Когда ты один, один ли ты воистину или наедине с Богом? И тот, кто осязает все время, что он не один, не может ли, не способен ли незримо влиять на тьмы тем соплеменников, «ближних своих», одним своим внутренним духовным усилием? Во всяком случае, многие примеры истории говорят нам, что было возможно и такое…».

В.Г.Комаров в начале уже XXI века представил научной общественности, благодаря В.Я.Ельмееву, уже после своей смерти очень добротный по глубине своего философского прозрения труд «Правда: онтологическое основание социального разума», в котором показал, что существует Правда Истории или Онтологическая Правда, которая всегда посрамляет Ложь Истории или Онтологическую Ложь, которая может на какой-то промежуток времени над Онтологической Правдой одержать «победу», но временную, потому что она противостоит внутренним основаниям хода истории, и потому ею отрицается, как человеческое заблуждение, как «социальная кажимость». Он пишет: «Не обладая универсализмом и всеобщностью правды истории, ее антипод ложь истории – все-таки существует, но только как несамостоятельная, паразитарная форма бытия псевдоправды истории, выдающей себя, разумеется, за правду… Псевдоправда (ложь) истории есть не более, чем объективная материальная кажимость, заимствующая чужую сущность – сущность правды истории. Когда правда в очередной раз достигает возобладания над неправдой, когда начинается процесс генерализации правды истории, что происходит обычно в период демократических подъемов революций, выглядящих катастрофами главным образом в глазах господствующих «верхов», тогда ложь истории рассыпается в прах и раскрывается ничтожность ее внутренней определенности».

Историческое самостоянье русского человека и русского народа – это следование за Онтологической Правдой, как Правдой человеческого бытия и Правдой Истории. А быть в единстве с Онтологической Правдой – это и означает: «работать на грядущее». Вот как размышляет Д.М.Балашов о связи человеческого «Я» и человеческой Истории: «Во всегдашнем и неисходном трагическом противоречии смертного человеческого «Я», неизбежной гибели вот этой бренной, данной на время плоти, этого осознания, воли, жажды действования – и бессмертия рода, бессмертия вечно меняющейся, но вечно повторяемой в поколениях жизни человеческого племени (этноса, нации, а в пределе – всего человечества), в вечном этом противоречии и в вечной борьбе тот, кто основывает усилия на «Я», наличном и смертном, выигрывает лишь на короткий срок, именно на тот срок, отмеренный ему смертному, много ежели еще и ближайшему потомку. Но затем, после побеждает тот, кто работал на грядущее, чьи усилия направлены не к самоутверждению, но к утверждению соборного начала, соборной духовной целостности».

Таким утверждением Онтологической правды Русской Истории стала Куликовская битва, как вершина истории Святой Руси, что и показывает роман Д.М.Балашова «Святая Русь». Преподобный Сергий в беседе с князем Дмитрием Донским, благословляя его и русское воинство на битву с двигающейся на Русь ордою хана Мамая, произносит слова: «- Мужайся, князь!… Тебе даден крест, и крестный путь сужден всему языку русскому! И путь тот свят, и надобно пройти его до конца!». Для чего нужна эта победа, победа на Куликовом поле? И писатель через мысли Сергия в романе отвечает так: «Ради спасения Духа, ради того, чтобы народ не погиб, не умер духовно, а воскрес к свету…». И за этим следует уже духовное послание не только к воителям на поле Куликовом, а к грядущим поколениям русичей: — «Дай, Господи, земле русичей и праведников в грядущих веках – да возмогут не уронить крестную ношу сию! Дай им терпения и мужества веры! Дай им надежды и воли! Дай им упорства, смирения и добра!».

Куликовское сражение! – Оно стало провозвестием Онтологической Правды истории Руси – России. Не случайно, именно с Куликова поля начинается своеобразное триединство «ратных полей» России – Куликова поля, Бородинского поля и Прохоровского поля, символизирующих собой Куликовскую битву (1380), Бородинское сражение (1812) и Прохоровское танковое сражение, определившее победу советских войск над гитлеровскими немецко-фашистскими захватчиками в Курской битве (1943). Не случайно, в черновых набросках к «Речи о Пушкине» Федора Михайловича Достоевского было записана его реплика: «Если б умер кто на Куликовом поле, право, было бы приятно».

В беседе с известным литературным критиком В.Бондаренко Д.М.Балашов так оценил роль XIII – XV веков, как «корневого» периода (здесь я использую аналогию с понятием П.А.Флоренского «корневой человек») во всей истории российской государственности и русского духа как явления мирового масштаба: «Лишь сокровища духа, деяния, созидающие народ, остаются единственной ценностью, способной избегнуть забвения. Но величие деяний в большой мере зависит от общего подъема народа, от нравственной способности понять эти деяния, пойти за ними. Еще задолго до Сергия Радонежского с пламенными речами во Владимире выступал талантливый проповедник Серапион. Но за Серапионом не было еще кому идти, а за Сергием Радонежским – вся нарождающаяся Московская Русь… Весь XIV век можно назвать временем собирания нации, духовного взлета, пламенного натиска. И разрешился этот век в 1380 году полем Куликовым».

Самостоянье русского человека в Истории – это и постоянный процесс «собирания русского человека и русской истории». И все творчество Д.М.Балашова – это собирание русского человека и русской истории через реанимацию исторической памяти, обращенной к ключевому периоду русской истории – XIII – XV вв. (цикл «Новгородский», цикл «Государи Московские»). Одновременно, подчеркну, что и само историко-литературное творчество, творчество писателя как ученого-филолога и этнолога в области фольклористики, народного творчества (в 60-х годах ХХ века были написаны: «Народные баллады», 1963; «История жанра русской баллады», 1966; «Русские свадебные песни Терского берега Белого моря», 1969; «Русские народные баллады», 1983; «Русская свадьба», 1985) есть самостоянье самого Дмитрия Михайловича Балашова. В самостоянье его романических «героев» отразилось самостоянье самого писателя, самостоянье вопреки превратностям жизни, настороженному отношению не только со стороны советской бюрократии, но и товарищей по перу.

Писатель Николай Коняев в своей работе «Дмитрий Балашов. На плахе» отмечает вот эту связь самостоянья его «героев» и самостоянья самого писателя Дмитрия Михайловича Балашова. Приведу достаточно большой отрывок из его повествования: «В Чеболакше Дмитрий Михайлович писал, забывая о времени… И все теснее, все прочнее сливалось пространство романа «Бремя власти», который он писал, с пространством реальной жизни. «Да полно, сохранилось ли еще само понятие Руси Великой? – вопрошает в романе Дмитрия Балашова летописец. – Мыслят ли себя еще новгородцы или рязане единым народом с владимирцами, тверичами или смолянами? Или только в древних харатьях да в головах книгочеев-философов и осталась мечта о единой Великой Руси?». И, кажется, не столько летописцу XIV века, сколько своим согражданам-современникам напоминает Дмитрий Михайлович Балашов, что еще многие скрытые силы и надежды таит в себе наша земля, наш язык, и самое страшное не враги, а отчаяние. Ни на мгновение нельзя забывать, что нельзя спасти народ, уставший верить и жить. «Тщетны были бы все усилия сильных мира сего, и не состоялась бы земля русичей, и угасла бы, как угасла вскоре Византия, ежели бы не явились в народе силы великие, и дерзость, и вера, наполнившие смыслом деяния князей и епископов и увенчавшие ратным успехам подвиги воевод». Так было все века русской истории, и так осталось сейчас… И чеболакшская эпопея Дмитрия Михайловича Балашова еще одно подтверждение этому…. С.А.Панкратов говорил, что «то, на что другому понадобилось бы полновесное десятилетие, Балашов укладывал в год-два нечеловечески напряженной умственной работы. И выполнил. Выполнил! Коль люди не удивленны».

В небольшом рассказе «Ведьма» (роман «Юрий», 2003), в котором писатель погрузил себя в фантасмогорическое пространство, позволившее ему вести диалог с немецким просветителем Рихардом фон Эккертом, жившем в XVII веке, этот немец-просветитель, показав своему собеседнику-русичу, что Россия за прошедшие 200 лет не раз спасала Германию и Европу, не думая о своих выгодах, передает через писателя свое послание к русским людям («русичам»):

«Будьте самими собой»; «Останьтесь людьми. Хоть бы вы там, на Востоке, – останьтесь людьми…».

Самостоянье человека – это, прежде всего и означает «Быть человеком!», к чему призывал Максим Горький в пьесе «На дне».

«Чтобы человечество сохранилось для будущей истории, – писал я в книге «Эпоха Русского Возрождения», – необходимо, чтобы сохранилась Россия, а чтобы она сохранилась – нужно, чтобы русские люди оставались сами собой, т.е. не занимались подражанием Западу, чтобы Россия развивалась по своим законам – законам евразийской, соборной цивилизации. «…волю надобно защищать соборно, всема», – говорит воевода Анфал своим дружкам в романе «Воля и власть». К этому добавим знаменитый императив Достоевского: «Россия сама спасется и спасет весь мир».

В XXI веке самостоянье русского человека и русского народа переходит в духовное водительство на пути Ноосферного Прорыва человечества, которое, я глубоко уверен, начнется из России. Ноосферный Прорыв – это и Великий Отказ от рыночно-капиталистической формы бытия, утверждение на Земле Ноосферного Экологического Духовного Социализма и мира без эксплуатации, войн и насилия

Самостоянье русского человека – это постоянный поиск им самого себя, своего предназначения, который отлился в таких феноменах, рожденных творчеством русского народа, как русская культура, Русский Комизм и советский социализм.

И в этом поиске всё вдохновенное историко-литературное творчество Дмитрия Михайловича Балашова, запечатлевшееся в его трудах, повестях, рассказах и романах, есть утверждение такого Самостоянье Русского Человека на Земле!

СУБЕТТО А.И., президент Ноосферной общественной академии наук, вице-президент Петровской академии наук и искусств, доктор философских наук, доктор экономических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ, Лауреат Премии Правительства РФ


 

 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *