ТОЦКИЕ ВОЕННЫЕ УЧЕНИЯ И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ

admin Статьи из газеты №37 (2014) 0 Comments

Воспоминания участника

Тоцкие военные учения и их последствия

 

14.09.1954 года в юго-западных предгорьях Урала начались Тоцкие военные учения, которые проводилось с применением атомного оружия.

В них принимало участие примерно 46 000 военнослужащих.

Местное население в радиусе 30 километров было эвакуировано.

Мы готовились к взрыву атомной бомбы. По команде: «Молния» должны были весь личный состав отвести в приготовленные укрытия, и напомнить всем солдатам, что смотреть в сторону взрыва атомной бомбы категорически запрещено.

В солнечный день, примерно в 12 часов по местному времени, с высоты 9 км. была сброшена атомная бомба, которая, не долетая 350 м. до земли, взорвалась. Взрывая энергия бомбы в два раза превышала энергию бомбы, которую сбросили США на Хиросиму в 1945 году.

При наземном взрыве радиоактивное заражение местности, и разрушение в эпицентре возникают наибольшие, а радиус поражения меньше, чем при воздушном взрыве. Кроме того, о результатах наземного испытания атомной бомбы в США в нашей стране была достаточно полная информация.

Начало взрыва бомбы сопровождалось ослепительно яркой вспышкой, которая продолжалась 3-5 секунд, и на расстоянии 10 км, где мы находились, в сотни или тысячи раз превышала солнечное освещение. Затем она стала быстро спадать.

Примерно через 15- 20 сек., до нас дошла взрывная волна по воздуху, которая напоминала отрывистый залп зенитного орудия, но более мощный. Эта взрывная волна по воздуху разбила некоторые простые стёкла в автофургонах, которые находились в аппарелях (укрытиях). Нам связистам, а может быть и многим другим родам войск, не сообщили о том, что с момента взрыва бомбы до прихода взрывной волны по воздуху, надо держать рот открытым, и все мы приобрели тугоухость.

Через две – три минуты, находясь в окопе, мы стали испытывать качку. Ощущение было такое, какое испытывают пассажиры катера у пристани при наличии набегающих волн. Минут через пять нам было разрешено покинуть окопы. К этому времени над эпицентром взрыва образовалась ножка «гриба» светло-серого цвета, которая достигала высоты 8 км. На наших глазах над ней стала образовывается «шапка гриба», которая, примерно через 15 минут, достигла в радиусе примерно 4-5км. и высоты 3км., а затем ветром постепенно стала сноситься в левую от нас сторону. Примерно через десять минут, после взрыва бомбы, солдаты «красных» войск перешли в наступление, продвинулись на 3-4 км., победили «синих», и получили приказ: «Вернуться на ранее занимаемые рубежи».

В течение трёх дней, после сброса атомной бомбы, весь офицерский состав частей, принимавших участие в этих учениях, посетил эпицентр взрыва. Нас везли на открытых автомашинах по просёлочным дорогам. Автомашины двигались колоннами, поднимали клубы пыли, в том числе и радиоактивной, которая оседала в наших лёгких.

Километра за два до эпицентра взрыва бомбы, нас высадили из автомашин, построили по взводам, и мы пошли к эпицентру. На расстоянии примерно 400 метров нам показали танк, поверхность которого оплавилась. Его гусеницы вдавились в землю (таких танков, отслуживших свой срок, было много). Нам было разрешено заглянуть внутрь танка.

Беглый взгляд показал, что до взрыва атомной бомбы внутри танка находилась коза или овца. Это подтверждали недоеденное сено, трава, и помёт обитателей. Козы или овцы также ранее находились в блиндажах, в автофургонах, у орудий и пр., но до нашей экскурсии все эти животные были вывезены. Несомненно, врачи, зная полученную дозу радиации каждой из них, пытались спасти им жизнь, используя разные методы лечения.

На расстоянии 800 метров нам показали «траншею», которая ранее была покрыта маскировочными сетями. После взрыва произошло смещение пластов земли – от траншеи остались только два бруствера. Если бы там были люди, то их, несомненно, раздавило.

Песок бруствера, от высокой температуры, оплавился, маскировочных сеток, окрашенных под цвет окружающей зелени, не осталось и в помине, но обрывки белых верёвок, с помощью которых они привязывались к стальным колышкам, сохранились. Офицеры высыпали из своих спичечных коробок спички, и клали в них на память кусочки оплавленного грунта. Мне некурящему офицеры подарили пустую коробочку от спичек, которую я также заполнил оплавленным грунтом.

Кратко остановлюсь на той картине, которую мы увидели в эпицентре взрыва.

Непосредственно под местом взрыва вертикально стояли стволы деревьев, без коры и единого сучка. Подобный пейзаж мог наблюдаться в лесу, который 10 – 20 лет назад горел, а дождь и ветер за эти годы удалили всю сажу. Те деревья, которые были наклонены по отношению к направлению распространению взрывной волны, вырывались с корнем и ломались. От листвы, веток и сучков ничего не оставалось, а на обломки стволов смотреть было жалко.

На расстоянии трёх километров самолёты и автофургоны загорались и опрокидывались. Это доказывало, что температура на указанном расстоянии в момент взрыва атомной бомбы, была выше воспламенения бензина. Однако указанная техника не сгорала, так как взрывная волна сбивала пламя, а, следовавший за ней, сильно разряжённый воздух не мог обеспечить процесс горения.

На расстоянии 5 км. автофургоны и самолёты опрокидывались, но не загорались.

Отдельно стоящие деревья вырывались из земли с корнями.

14.09.2004 года, в день пятидесятилетия этого военного учения, по НТВ с места взрыва бомбы вела свой репортаж журналистка Елена Пасюк, которая сообщила, что в эпицентре, после взрыва бомбы, радиация составляло 50 – 60 рентген. Вскоре, после взрыва бомбы, через эпицентр проследовали два танка, один с севера на юг, а другой с запада на восток, на бортах которых были приборы для измерения радиации и самописцы.

Наша экскурсия продолжалась 3,5 часа, из них 2 часа в эпицентре взрыва атомной бомбы. Выходит так, что в тот день мы получили дозу радиации более 150 рентген-час.

Доза радиации 300 рентген-час, полученная в течение недели, с вероятностью 50%, считается смертельной.

На «экскурсию» в эпицентр взрыва бомбы нас везли на открытых автомашинах, которые шли колонной по просёлочным дорогам, поднимая клубы радиоактивной пыли.

Эта радиоактивная пыль оседала в наших лёгких, и оказывала своё действие на протяжении ряда лет. Общую дозу радиации, которую мы получили, затрудняюсь определить. Кроме того, практически все войска, принимавшие участие в учениях, отправлялись на замену войск в странах Восточной Европы. Мы же, ожидая своей погрузки, месяц находились в 10 км от эпицентра взрыва. Если интенсивность радиоактивного излучения была в 1000 раз ниже, то за месяц её доза была приличной. Скорее всего, никто из командиров полков, не знал, чему они себя и нас подвергают.

Лауреат Нобелевской премии академик Ж. Алфёров в 2014 году опубликовал свою книгу «Власть без мозгов». Она посвящена российской власти, но и у членов советской власти мозгов было не так уж много. Это подтверждается тем, что со всех участников Тоцких учений была взята подписка о том, что в течение 25 лет они не имеют права говорить кому-либо об участии в этих учениях, и что там видели.

Люди умирали, но не имели права сообщить врачам об истинных причинах своих недугов. Вскоре, после этих учений, погибло в 2-3 раза больше военнослужащих и бывших солдат, чем мы потеряли в Афганистане за 10 лет. Вряд ли, среди сотрудников первых отделов, установивших такой срок секретности, были здравомыслящие люди?

В те годы Советский Союз, и его «зарубежные друзья», имели разветвлённые системы сейсмических станций, с помощью которых определялся эпицентр землетрясений, или солидного взрыва. «Друзья» знали место взрыва атомной бомбы и её тротиловый эквивалент.

Нет сомнения в том, что через два – три месяца, под видом туристов, там побывали люди, которые всё измерили и сфотографировали.

Зачем же нужно было лишать нас права сообщать врачам причину своих недугов?

В 1997 году из 46000 военнослужащих, принимавших участие в этих учениях, в живых осталось менее 1500 человек, все они считаются ветеранами подразделений особого риска, и Указом Президента РФ Б.Н. Ельцина №716 от 10.06.1997 г. награждены орденами «Мужество».

Через полгода я был переведён на службу в Забайкальский военный округ, а через год меня вызвали в 1-й отдел части, стали расспрашивать о Тоцких учениях, а затем спросили, сохранился ли у меня коробок с оплавленным грунтом? Попросили показать, отправили коробок на анализ и не вернули. Анализ показал большую радиоактивность.

А ведь именно этот грунт окружал нас в 1954 г. в течение всей экскурсии.

Полученная доза радиации стала проявляться у меня следующим образом. Через 1,5-2 часа после того, как я ложился спать, начиналась сильнейшая рвота, а затем из трахеи поступала вязкая прозрачная слизь, которая практически полностью перекрывала трахею. Дышать становилось трудно, иногда терял сознание. Часто вызывалась скорая помощь. После рвоты вынужден был принимать снотворное, так как утром нужно было идти на работу. Лежал на обследовании в НИИ пульмонологии. Врачи удивлялись странности течения моего бронхита, и я, связанный подпиской о неразглашении, не имел права рассказать им об истинных причинах своего недуга. В НИИ пульмонологии мне была сделана лечебная бронхоскопия, т.е. мои лёгкие промыли фурацилином, и я выжил.

Вероятнее всего, так умирали участники Тоцких учений.

25.02.2014г. исполнилось 25 лет вывода советских войск из Афганистана. 14 000 из них погибли. В этой военной операции советские граждане не видели никакого смысла, и она нам была не нужна. Те, кто послал в Афганистан советских солдат, даже не встретили их, и не поздравили с выполнением воинского долга, и возвращением на Родину!

14.09.2014 г. исполнится 60 лет с Тоцких военных учений, которые, в какой-то мере, предотвратили планы США о нанесении ядерных ударов по СССР.

Вспомнят ли граждане России об их участниках?


Олег Иванович Гуторов.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *