Здесь бились Русские! Здесь их носился меч!

admin Статьи из газеты №30 (2014) 0 Comments

Здесь бились Русские! Здесь их носился меч!


Мне довелось родиться в небольшой деревеньке, расположенной в 120 километрах от Москвы, на поле у которой в августе 1812 года сошлись, с одной стороны, непобедимая в те годы армия Наполеона I Бонапарта, да еще вместе с ней войсковые соединения 20 других государств, для которых Россия, по словам историка А.И.Михайловского-Данилевского, была последней препоной в деле завершения всемирного завоевания, с другой стороны, стояли Русские, родные по чувству и крови, а за ними были могилы предков, была Москва…
Вопрос о создании музея на Бородинском поле возник во время торжеств по случаю 25-летия вступления русских войск в Париж 26 августа 1839 года. Перед строем 150-тысячного войска и 200 участников сражения на Курганской высоте (батарея Раевского), одном из главных укреплений русской армии, был торжественно освящен монумент в память доблестных защитников Отечества. Рядом захоронили прах героя Бородино генерала П.И.Багратиона.
У подножия монумента была сооружена маленькая сторожка для воинов-ветеранов. Им было поручено следить за порядком при Бородинском памятнике, хранить за стеклом один экземпляр плана бородинского сражения из военно-топографического депо, покрыв план этот лаком для большей прочности.
Так было положено начало Бородинскому музею – самому старому музею в мире, основанному на полях сражений.
Когда отмечался столетний юбилей знаменитой битвы в 1912 году, маленькая сторожка в центре Бородинского поля была перестроена и расширена. Здесь можно было еще встретить некоторых оставшихся в живых свидетелей войны 12-го года. Самому старому участнику сражения в 1912 году исполнилось 122 года.
Несколько ранее, в 1903 году, на железнодорожной станции Бородино был создан свой Музей боевой славы русского оружия.

За четыре года до войны в возрасте 23 лет моего отца Сергея Ивановича Кожухова назначили директором музея в Бородино.


Он успел многое сделать: развернул в музее новую экспозицию, организовал в Москве филиал музея «Кутузовская изба», а также помогал в создании музея Отечественной войны 1812 года в Малоярославце.
12 октября 1941 года в книге отзывов Бородинского музея была зафиксирована надпись последнего посетителя. Ее поставил командир 32-й Краснознаменной стрелковой дивизии полковник Виктор Иванович Полосухин. Под его командованием дивизия на 6 суток задержала на священном Бородинском поле части 40-го механизированного корпуса гитлеровцев, рвавшихся к Москве. В графе «Цель посещения Бородинского поля» он написал: «Приехал Бородинское поле защищать».
Ведя неравные бои с превосходящими силами противника, дивизия Полосухина уничтожила на Можайской земле около 10 тыс. фашистов. Сам Виктор Иванович погиб здесь в феврале 1942 года.
Из воспоминаний, переданных мне моей матерью Анной Федоровной:
«Сергей Иванович приехал в Бородино 10 октября. Очень тревожился: фашисты рвутся к Москве, а из музея не все ценности эвакуированы. С раннего утра 11 октября там заколачивали ящики с экспонатами, скручивали в свертки трофейные и русские знамена на древках, связывали в узлы мундиры, складывали оружие, другие предметы старины. В ночь на 12 октября был взорван мост через Колочь – неглубокий приток Москвы-реки. Как теперь ехать от музея к Можайской дороге? В тот же день в Бородино приехала сестра Сергея Ивановича, Евгения Ивановна, тоже музейный работник, инспектор московского отдела народного образования.
Ночью пошли в Можайск. Сергей Иванович умолил военного коменданта отрядить грузовик с прицепом. Вернулся в Бородино, доехал благополучно. После того, как взорвали мост, добраться можно было только через деревни Псарево и Семеновское. Утро морозное, небольшой снежок, к 15–16 часам дня погрузку закончили. Но к вечеру слегка потеплело, подтаяло, и, когда проезжали обратно через Семеновский ручей, через ручей Огник, машина забуксовала. Спасибо военным, помогли. В эти минуты налетели 12 самолетов. Бомбы падали рядом, в Семеновский лес, – из-за кустов все было видно…
Меня с тобой Сергей оставил в деревне Чертаново, под Можайском, мы не знали, в каком доме найдем приют. На день? Или на неделю?..
Поздно вечером уже Сергей проехал через Можайск и стал искать меня, спрашивать жителей: не видел ли кто женщину с младенцем на руках, завернутым в красное одеяльце?
Была оказия, я могла сесть с тобой в машину, идущую в сторону Москвы. Но Сергей был уверен: без него не уеду. Грузовик ждал, Сергей бегал по деревне, а в деревне 160 дворов, – помогло в поисках это самое красное одеяльце, примета…
Несколько раз пережидали бомбежку в придорожном лесу, двое суток добирался грузовик со святым имуществом в Москву. Заночевали в хорошо знакомой нашему семейству Кутузовской избе, в ней и проснулись в пасмурное, промозглое утро 15 октября.
В тот день Москва была как растревоженный улей: многие эвакуировались, торопились на вокзалы или грузили машины разным имуществом, багажом, оборудованием. А наш грузовик быстро разгрузили. Водитель торопился назад, в Можайск, в военную комендатуру».
В Москве Сергей Иванович сдал спасенные экспонаты в Исторический музей. В их числе были: французские знамена, некогда отбитые русскими у французов; повозка М.И.Кутузова; сани Наполеона; скамейка, на которой Кутузов сидел на военном совете в Филях; множество старых картин, гравюр и ценнейших документов; икона Богоматери, мимо которой, крестясь, проходили перед Бородинским сражением наши набожные предки…
Среди спасенных реликвий был и тяжелый сверток со старыми русскими знаменами. Их доставили в целости и сохранности.
Фашисты превратили здание Бородинского музея в скотобойню, а при своем бегстве сожгли его. Отец с матерью вернулись возрождать музей в марте 1943 года. Пришлось осваивать строительные специальности. Большую помощь оказывал Можайский райком партии. Техники практически никакой не было. Помогли в Коломне: выделили лошадь. Мама не побоялась, – закалка у нее была деревенская, – добралась до Коломны, а оттуда одна, зимой, на санях три дня и три ночи добиралась до Бородина. Трудно было, но, как шутили в музее, «теперь на коне!»
Открытие музея состоялось 15 октября 1944 года. Правительство выделило специальный поезд Москва–Бородино. Страна узнала, что на поле ратной славы вновь открыл двери старейший военно-исторический музей.
Отец никогда не бравировал своими успехами, был человеком очень скромным, настоящим подвижником и просветителем. При эвакуации Бородинского музея все нажитое имущество бросил: «Грузить только экспонаты!» Восстановив музей, занимался научной работой.
***
В 2007 году музей-заповедник «Бородинское поле» первым из российских музеев был удостоен международной премии ЮНЕСКО за сохранение и организацию использования культурных ландшафтов.


Иван КОЖУХОВ.

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *