Великий провокатор под названием «жизнь».

admin Статьи из газеты №3 (2014) 0 Comments

    Когда в беседах с ясновидящим Юрием Кретовым затрагиваются какие-то важные темы, то это не является руководством к действию. Это взгляд на мир другими глазами и информация к размышлению. Многие вещи могут показаться непростыми для восприятия обычного читателя, возможно, просто не пришло еще время. Но это не значит, что не надо обо всем этом писать. Каста неприкасаемых, «сноудены», вопросы веры, религии, болезни, смерти, любви, страданий — все, о чем мы говорим в статьях, это еще один шаг к раскрытию природы человека, его особенностей во всем потрясающем многообразии нашего удивительного мира.

С.Жильцова.

Когда и где взорвется накопленная информация.

Недавно я увидел в новостном блоге в интернете сюжет о Сирии: контужен террорист, требуется срочная помощь. Но я увидел другое – у него уже судороги, он практически не дышит, головной мозг отключился, но часть спинного мозга все время пытается запустить сердце и вместо запуска сердца все время возникает рывок, рывок, рывок. Спинной мозг пытался включить сердце. Это было похоже на случаи, когда медики электрошоком пытаются запустить сердце умирающего пациента.

Когда террориста перевернули, то я заметил, что у него было смертельное ранение, практически не было затылка. Но почему такая надпись: нужна срочная помощь? Если речь идет о профессионализме журналистов, то он должен быть выражен, чего бы это не касалось. Но мы живем не в мире информации, а в мире сообщений. Сообщения могут вызывать или вспышки агрессии или любопытства, доводящего человека до эйфории, до оргазма, до чего угодно. Что в результате происходит? В результате, в определенной области внимания: в социуме, в этносе или в чем-то другом накапливается информация, которая будет выглядеть как импульсы, вырывающиеся наружу и провоцирующие ситуацию.

Однажды я ехал в электричке и был свидетелем, как мужчина вступился за девушку, к которой приставал бывший зэк. Дошло до милиции, но поскольку у зэка отец работал во властных структурах, то дело разделили на две части, и мужчина, заступившийся за девушку, был наказан. Дело надо было разделить на три части: следователь тоже должен был пойти под статью. Следователь до сих пор пребывает в органах, но о нем давно идут слухи по железной дороге. Еще две-три таких истории и остервенелая толпа однажды разобьет голову очередному представителю нашей доблестной милиции-полиции. Вопрос: кто виноват не будет решен, потому что любая ситуация или сообщение имеет тенденцию накопления. И где она взорвется — никто не знает. Когда господин Тюльпанов однажды на празднике Дня города бросил в качестве комплимента фразу в адрес Валентины Ивановны (мы уже писали об этом эпизоде), то он, сам того не зная, подставил ее. Такие тюльпановы подставляют власть, даже если власть поставит на них в случае выдвижения себя на политический олимп. Власть, поддерживая тюльпановых, делает, прежде всего, нехорошую услугу себе. Поэтому любая информация, вранье или правда, имеет тенденцию накопления, и в какой-то ситуации ахнет. Если сегодня ставится вопрос, что Ярослав Мудрый убил своих братьев, то это уже серьезно. Иконе Борис и Глеб молятся верующие, и внимание верующих к этой иконе однажды достигнет такого предела, что ситуацию трудно даже сейчас предугадать. Истина чревата тем, что она вывернется с той стороны, откуда никто и никогда не сможет ожидать. И это будет происходить везде и всюду, чего бы это ни касалось. Что бы мы ни прятали, — это становится очевидностью.

Импульсы, которые провоцировал спинной мозг умирающего террориста, показательны во всех явлениях нашей жизни. Однажды я увидел подобное в политике, у Владимира Вольфовича. У него частенько мозг блокируется, и начинаются всполохи энергии, которые подпитывают его и запускают механизм «разноса». Подпитка возникает из самой субприроды, и в данном случае спорить с таким человеком бессмысленно, потому что им управляют совершенно другие процессы. Когда речь идет о полемике, всегда вступает в силу не эмоциональная суть запуска, а эмоциональная суть подпитки мысли. Когда сам механизм запуска эмоций в виде импульсности доминирует, то ни о какой логике и здравом смысле речи не может быть. Агонизирующая речь Владимира Вольфовича с многотомными произведениями Владимира Ильича выглядела бы как гавканье, он бы его загавкал. Но то, что писал Ленин — это серьезно, и к его трудам еще не раз вернутся.

Все болезни — от жизни.

Мое внимание заостряется не на описании болезни, а на результате. Но создается впечатление, что многих пациентов больше интересует описание болезни, а не результат.

Существует расхожее мнение, что все болезни от нервов. В таком случае можно сказать, что все болезни от жизни. То есть, разговор ни о чем.

На самом деле, есть болезни, которые нарушают физиологию, передаются через генетическую кодирующую систему допусков, в результате чего возникает подобное заболевание у дочери, сына, внука и т.д. А есть болезни, возникающие через физику, и это совершенно другое. Скажем, человек всю жизнь совершает преступления, а после того, как умирает, получает, условно говоря, наказание, а там уже и наказывать нечего. Вопрос действительно не праздный: есть чего наказывать или нечего наказывать? Это будет пострашнее. Я бы предпочел по данному вопросу промолчать. Потому что если я начну говорить, что я вижу там, то над этим можно посмеяться. Каждый для себя решает сам. Есть категории людей, которые здесь на земле отвечают за свои гадости сию минуту, есть люди, которым дается отсрочка 10, 20 лет, а есть те, с которых спросится в момент кончины. Самое страшное из всего — это когда в момент кончины. Потому что человек возмущен и не может понять, почему его раньше не предупредили. Он и возмущен, и потрясен, и удивлен, там целый спектр чувств. Но ведь в жизни каждый человек, совершая что-то, понимает, что он делает что-то не так.

Почем фунт лиха.

Помнится, вы процитировали из классика: «страдания святей правды». Так насколько оправданы страдания, и во имя чего, и зачем?

— Инквизиция посылала на костер во имя невыносимых страданий, потому что они святей правды. Человека бросали в воду. Если он тонул, то он праведник, а если оставался жив, то его все равно убивали. Зато он остается праведником. И эти слова: «страдания святей правды» породили извращенцев. Неважно где: в партии, в правительстве, в святой инквизиции, в сектах или в миру, важно, что они найдут всегда свое место.

Есть понятие: великомученик и маломученик. Маломученики — это страдальцы прихожане, ищущие способы пострадать за веру. Таких людей немало, церковь об этом знает и не поддерживает это, чтобы без надобности страдали за веру. Человек это существо многоплановое. Если человек способен работать в команде космонавтов, то он хороший член княжеской дружины. Такие люди могут мужественно пострадать за веру. А индивидуалист может пострадать за веру в одиночку и получит огромное удовольствие. Когда-то церковь о мазохизме ничего не знала; не хочу оскорбить чувства истинных верующих, но невольно оскорбляю мазохистов-верующих. Огромное удовольствие получают, когда их жгут и палят, очень больно, но удовольствие невыразимое. Я не хочу сказать, что это больные люди, это так получается.

— А в случае с Николаем Гумилевым, когда он с детских лет лелеял мечту о героической смерти и встретил ее с поразительным спокойствием? Что это было: вызов, идея или мечта о венце мученика?

Идея, которая поселяется в человеке и которая находится в его намерении, может привести его к тому исходу, на который он надеется. Намерение всегда вырулит. Хотение — нет. Поэтому между намерением и хотением всегда конфликт. Если у верующего есть в намерении принять мученическую смерть и в его хотении это окажется, и они совпадут, то это огромная гармония.

— Стоит ли желать страданий, если в обыденной жизни их и так достаточно?

— Обычный человек, появившись на свет, начинает страдать с первых же дней: от системы, от чиновников, от чего угодно. Основная идея чиновника – карьера, и ради этой идеи он готов положить пол-страны. Другой вопрос, что всегда может пойти что-то не так. Но когда — этого никто отследить не сможет. Но что страдания мирянина по сравнению со страданием верующего?

— Мы подошли к следующему вопросу: верующие искренне и с благоговением принимают страдания.

— Дело в том, что они тогда совпадают с Христом, это их внутреннее ощущение. А еще есть категория людей, которые страдания ближнего начинают воспринимать как свои, и за эти страдания начинают мстить. И за эти страдания начинают мстить по возможности и те, кто провоцирует эти страдания. Когда таких сочувствующих оказывается значительное количество, это может привести рано или поздно к серьезным последствиям. И отследить точно специфику данных явлений становится практически невозможно. Потому что в социальном аспекте они не предугаданы. Когда участились случаи амнезии среди молодых людей, то все думали, что это происки спецслужб. На самом деле, на каком-то этапе память стираться будет у видных фигур, у тех, кто способен влиять, скажем, на финансовую структуру. Интересно, что стирается память, прежде всего, у тех, кто хотел быть манкуртами. Поэтому, есть ситуации, куда сам человек не допущен. Как только кто из специалистов туда влезет, так он память и потеряет.

— Можно ли определить степень страдания?

— Нужно ввести шкалу Рихтера для определения степени страдания по количеству и силе колебаний.

— Вы шутите?

— Нет, серьезно.

— Если степень зашкалит, то произойдет, «землетрясение» своего рода в голове или социуме или еще где угодно?

— Может и такое быть, по шкале определения степени страдания. А вот куда отнести состояние суицида, когда человеку все пофиг? Человек в состоянии депрессии – это страдалец?

— Скорее всего, здесь что-то другое, возможно надпочечники…Химия.

— Человек, получающий дозу наркотика, кайф, а потом снова возвращающийся в состояние депрессии, он страдалец? Тоже химия. Но он в любой момент может перевести страдание в сумасшедший кайф.

-У меня еще вопрос: что, с вашей точки зрения, суицид:это включение механизма смерти или психический процесс?

— Как бы переживалась смерть в живом человеке? Только так, как каждый пережил это сам. Любое описание будет носить номинально-абстрактный характер. Но в любом переживании суть явления. Тот, кто начнет переживать, будет потрясен, но его никто не услышит.

— Церковь осуждает суицид, самоубийц даже запрещали отпевать. Для человека такая смерть действительно нежелательна? Это плохо?

— Так формулировать нельзя. У меня вопрос: когда Салтычиха убивала крестьян, то по ночам батюшка их отпевал. Осудила ли это церковь? По логике вещей, батюшка должен был сообщить об этих зверствах в патриархию, но он этого не сделал.

— Так что человека толкает на этот шаг: степень страдания, включение законов пространства или еще что-то?

— Сказать однозначно нельзя. Здесь происходит включение различных факторов и степень развития личности в том числе. Самоубийца подводит себя под ситуацию. Идет подыгрывание. Но я увидел следующее. Если бы любого самоубийцу повели на смертную казнь, он бы испугался. За несколько секунд до смерти он не будет хладнокровен.

— То есть, в ситуации извне это будет совсем другое?

— Да. А в обычном своем состоянии он будет продолжать подводить себя к этой ситуации и при этом могут быть разные чувства: и жалость к себе и ненависть и желание причинить кому-то боль. Одним словом этого не описать. Я сочувствую таким людям. Нельзя к самоубийцам быть жестокими. Потому что зачастую они делают свой выбор из-за чьей-то жестокости. Продолжать быть к ним жестокими после смерти – нельзя. Бог накажет тех представителей церкви, кто осуждает этих людей.

Есть ли смысл в вечных страданиях?

— Если жизнь какого-то человека здесь на земле как цепь бесконечных страданий, то возможно ли освобождение от них после смерти или он будет продолжать мучиться и там? Одним словом: являются ли наши земные лишения залогом будущего пребывания в иной прекрасной жизни?

— Мир настолько сложен по своей структурной организации, что односложно сказать по этому поводу ничего нельзя.

— Но если человек рождается, как говорят для страданий в этой жизни, а иногда и в той, каков смысл тогда в его рождении и в его жизни?

— Родившийся человек решает свои проблемы сам, и сам двигается по эволюционным ступеням. Я видел, как эволюционируют люди и как люди прекращают эволюционировать, и происходит деградация личности. Например, с помощью химических средств или растительных, с помощью алкоголя.

— А если нет этого, но человек деградирует, то, что это?

— Слышали песню « Многих так рано не стало, многих сломала судьба»? Чего бы мы ни коснулись, мы всегда существуем в системах, и когда начинается брожение умов, то даже такие гиганты мысли как Владимир Ленин могут дать сбой, и этот сбой отразится на всех.

Кто, кого и на что провоцирует.

— Люди идеи, можно ли с ними договориться? И что происходит, когда рушатся идеи и идеалы?

— С человеком идеи договориться невозможно. Идеи рушатся, когда исчезает почва, которая была когда-то для нее подготовлена. Ничего не возникает ниоткуда. Мысли в мозгах у Гитлера возникли не на пустом месте, эта идея была спровоцирована и те, кто спровоцировали, с этого хорошо поимели. Но «сколько веревочке не виться…» Только вопрос: где, когда и при каких обстоятельствах. Нельзя сказать: идея рухнула. Носитель уничтожен, а почва-то осталась. Всегда кто-то на что-то кого-то провоцирует. Жена пришла домой, с плохим настроением. Настроение нужно снять каким-то образом, она дала по шее мужу, он ответил, начался скандал, она разрядилась и утром встала с хорошим настроением. Но есть и другой вид провокаций. Жена пришла домой с плохим настроением, дала мужу разнос, утром встала с еще более плохим настроением, на работе возникли неприятности, поднялось давление и дальше : пошло-поехало. В лучшем случае — развод, в худшем — инсульт. В жизни мы не раз наблюдали, как люди задевают друг друга, цепляют, иногда нечаянно, но чаще всего специально. Кто спровоцировал ситуацию в Бирюлево? Или, кто спровоцировал нападение Германии на Советский Союз? В любой ситуации надо выявить провокатора. Например, частенько провокаторами уличных столкновений являются люди из органов. Если провокатор в семье не добивается своей цели, он добивается развала, и потом всю жизнь жалеет: зачем он это сделал? Да потому что в намерениях это уже было, не в хотении. Однажды один человек сказал мне: «не люблю Высоцкого и йогов». «А за что?» — спросил его я. «Йогов не люблю за то, что они своим пупком занимаются, а Высоцкого за то, что он пишет об этом. Столько в жизни проблем, пусть бы они решали эти проблемы». В каждой ситуации ищите провокаторов.

— На что провоцирует нас наша власть?

— А любая власть на что-то провоцирует и является инструментом подавления. Вопрос, в какой мере и что. Провокация может быть обусловлена идеей или же намерением самого фигуранта. Намерение коммунистической идеи у Ленина оказалось близкой Сталину, почему и было реализовано нечто такое, потому что общее совпало с частным. Интересно, чем бы это все закончилось, если бы Ленин продолжал политику? Говорят, что в истории не существует «если». Я видел голливудский фильм, в котором Гитлер якобы выиграл войну, но в 60-е рухнул экономически. Этот фильм спровоцировал во мне мысль о том, что если бы татаро-монгол в свое время заслали в Африку, то их бы там съели местные племена, какая-то часть погибла бы от эпидемий и жары, и ига бы не было. То, что смогли сделать татаро-монголы на среднерусской возвышенности, у них никогда бы не вышло в других условиях. Не увидев тот голливудский фильм про Гитлера, я бы не подумал о татаро-монголах.

— Таким образом, мы можем рассматривать наши социальные отношения, как цепь постоянных провокаций?

— Причем — на каждом шагу.

— Возможно ли, не реагировать на провокации?

— Может возникнуть определенный иммунитет, причем в каждой стране, например, система «имунной ответности» тоже разная. Американский способ провокации в России не приживается. Сейчас заявляют, что американцы спровоцировали развал Союза. Ну, так, мы спровоцировали развал Америки, и Америка валится. Системность провокации имеет определенную степень хотения. Вопрос: кто чего хочет, и каково намерение самой системы, и допустит ли сама система развалить себя. Потому что любая система провокационность воспринимает как агрессию против самой себя, и запускает механизм ответности. Причем механизм «ответности» зачастую не такой, каким может предполагаться нам всем. Нужен ли нам диалог между Александром Невзоровым и церковью? Очень нужен, этот диалог заставляет задумываться над многими вещами. На все, что угодно, может провоцировать также Владимир Жириновский. При всей скандальности, это провокатор высокого уровня. Есть вещи, о которых многие думали, но он их обозначал, причем, частенько не понимая сам, что делает. Некоторых людей на провокацию толкает какая-то ситуация, но, по сути, они не являются таковыми. Но люди, по сути, провокаторы. Бой тореадора с быком. Если тореадор просто хороший воин, то это неинтересно. А вот когда тореадор дезориентирует быка настолько, что он врезается в толпу, вот это становится для всех интересно. И кто за эту провокацию отвечает?

— Когда-то вы были близко знакомы с Товстоноговым, а ведь он вас на что-то то же спровоцировал…

— Он спровоцировал меня БЫТЬ. Георгий Александрович был умнее меня, но спровоцировал меня так, что я стал мудрее. И я это принял. Никогда раньше я не был мудрым, и вдруг стал, за что собственно он меня и уважал. Я прекрасно понимал, что ему докладывают все. Однажды он меня спросил: «Юра, почему вы ничего не рассказываете?» На что я ответил: «Вы же меня перестанете уважать…» Нас к друг другу тянуло. Как-то так получалось, что то, что я ему говорил, совпадало на все сто процентов, и меня самого это удивляло. Видимо, меня к нему подвели какие-то высшие силы. Но я так же уверен, что попадись мне на жизненном пути глупый человек, я бы наделал массу ошибок. Как говорят: «С кем поведешься, от того и наберешься…» При общении наше пространство меняется помимо воли, потому что идет взаимодействие в гораздо более глубинных пластах, и это взаимодействие приводит к организации ответности рефлексов, и поэтому становишься чем-то совершенно другим. Если быть рядом со Сталиным, то можешь стать или Хрущевым, или Берией, или Ежовым.

ЮРИЙ КРЕТОВ.

Беседу вела Светлана Жильцова.

 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *