МЕСТЬ СЕРЫХ. АЛЕКСАНДР ДУГИН И ЕГО ВРАГИ

admin Статьи из газеты №28 (2014) 0 Comments

МЕСТЬ СЕРЫХ.
Александр Дугин и его враги

6 мая видный евразиец и, по совместительству, скандальный медиа-персонаж Александр Гельевич Дугин дал эмоциональное интервью каналу ANNA-NEWS. На фоне событий на Юго-Востоке Украины, когда призывы убивать и загонять в «фильтрационные лагеря» мирное население звучат со стороны государственных чиновников, и регулярно подтверждаются практикой карательной операции, эмоциональное высказывание статусного гуманитария, на мой взгляд, можно понять и простить. Впрочем, я не собираюсь оправдывать Александра Гельевича — тем более, что о его последних выступлениях критически отозвались не только представители «либеральной интеллигенции», но и некоторые из чиновников провозглашенной ДНР. Показательно другое: незадолго после того самого интервью прогрессивная общественность вдруг вспомнила, что Дугин, оказывается, с 2008 года работает на соцфаке МГУ! Либеральные журналисты, сетевые тролли, модные студенты в конверсовских кедиках и рэйбэновских очках, и даже часть преподавательского состава занялись любимым делом, — начали собирать подписи за увольнение, писать обличающие материалы и посты в социальных сетях, травить в публичном пространстве. К развернувшейся общественной кампании подключилась и часть «провластных» интеллектуалов и публицистов. Вспомнились также все прошлые студенческие наезды на декана социологического факультета МГУ, и этот, далеко не самый худший администратор от гуманитарной науки, попал под раздачу. Дугин и его сторонники из патриотического лагеря в долгу не оставались и весьма эмоционально реагировали на критику посредством написания конспирологических текстов и пафосных воззваний. И вот, в пятницу, СМИ сообщили об увольнении Дугина и Добренькова. По словам самого евразийца, ректор МГУ Виктор Садовничий обосновал увольнение «реакцией определенных кругов» на его скандальные заявления по Новороссии, а также намекнул на то, что Дугин «слишком увлекся политикой». Впрочем, добрый Александр Гельевич призвал не ополчаться на ректора крупнейшего ВУЗа страны, который, в целом, по его словам, порядочный человек, но просто привык, как типичный математик, не замечать и игнорировать гуманитарную сферу.

Если отвлечься от всех конспирологических и политических обоснований и посмотреть на аргументацию многочисленных недоброжелателей Дугина, то вычленить основной их довод не составит особого труда: по их мнению, Дугин слишком безумен. То он прогресс обличать начнет, то сравнит брадобритие с кастрацией, то социальные сети аду уподобит, то сам столько непонятных слов наговорит, что без бутылки не разберешься. Псих, одним словом, не место таким на социологическом факультете государственного ВУЗа. И в этом я с дугиноборцами, конечно же, соглашусь. Александру Гельевичу действительно не место на социологическом факультете, поскольку современная социология сильно шатнулась в сторону чисто «прикладной», не теоретической науки. Дугину — место на философском факультете, и тот факт, что его приютили социологи, есть огромное упущение администрации философского факультета и огромная заслуга столь не любимого многими Добренькова. Дело в том, что Дугин является сейчас, пожалуй, единственным экспортопригодным социальным и политическим философом из ныне живущих в России. Его идеи, работы находят свой отклик в весьма влиятельной интеллектуальной среде европейских т.н. «новых правых». Они принимают его, уважают, говорят с ним на одном языке. Доморощенные либералы традиционно третируют эту идеологическую страту, как маргиналов, но результаты последних выборов в Европарламент заставляют усомниться в этом. Многие, воспитанные идеями «новых правых», партии занимают в своих странах уверенные 2-3 места в политическом рейтинге. Является ли маргиналом доктор философских наук Геннадий Андреевич Зюганов, чей юбилей недавно столь бурно отмечали центральные государственные телеканалы? Вопрос риторический.

Я не знаю, какой логики придерживаются многочисленные противники Дугина, но, по-моему, человек, способный достойно представлять свою страну в среде влиятельных западных интеллектуалов и политиков, независимо от его убеждений, — не хаять, не заниматься шпионажем и лоббизмом, а именно достойно представлять, — является национальным достоянием. И тот факт, что этому человеку у нас устраивается травля, его увольняют из крупнейшего ВУЗа страны за чересчур эмоциональное высказывание, лишь подтверждает старую русскую пословицу «что имеем, не храним». Да не только у Дугина, но и у меня, и у многих миллионов людей подступает комок к горлу и сжимаются кулаки, когда мы узнаем очередные подробности «антитеррористической операции» в Донбассе, можно уж войти в положение.

Теперь немного о безумии. Как я и говорил, Александр Гельевич Дугин является крупнейшим отечественным социально-политическим философом. Если посмотреть на генезис крупных философов Запада за последние 200 лет, то мы можем увидеть, что и на Западе в философской среде псих на фрике сидел и политическим экстремистом погонял. Безумцем был Кант, даже если подвергнуть сомнению все анекдоты и басни про него, тем ещё фриком и мракобесом был Георг Вильгельм Фридрих Гегель, и уж абсолютным маньяком являлся его вечный оппонент Артур Шопенгауэр. В XX веке тенденция на сумасшествие среди философов продолжилась. До сих пор ходят слухи, что фундаментальная работа Сартра «Бытие и ничто» была написана автором в состоянии тяжелого наркотического опьянения. Вместе с другим безумцем, не менее известным французским постмодернистом Мишелем Фуко, Сартр шел во главе колонны протестующих студентов, призывая разрушить все тюрьмы. Послевоенная университетская деятельность Мартина Хайдеггера сопровождалась вечными антифашистскими демаршами и скандалами. Практически каждый крупный европейский философ имеет в своём шкафу персональный скелет из скандальных заявлений, безумных идей или поддержки сомнительных общественных движений.

Русские коллеги не отставали от своих зарубежных собратьев. Вся так активно почитаемая сейчас русская религиозная философия есть собрание сумасшедших, экстремистов и «толстых троллей». Один восхищался отцеубийцей и религиозным фанатиком, другой обосновывал полезность совокуплений с беременной женой, третий призывал воскресить всех умерших отцов, четвертый проводил параллели между философией Канта и германским милитаризмом. По-настоящему крупные философы советского периода тоже не отличались умеренностью взглядов. В одной из ранних работ действительно уважаемый в зарубежной университетской среде (например, в Греции, Испании и Португалии, в Латинской Америке) Эвальд Ильенков высказывал идею о том, что весь человеческий прогресс движется к одной-единственной цели: уничтожить вселенную, повторив искусственно тот «большой взрыв», в результате которого вселенная и родилась. Представляете, каков шельмец! Хотел уничтожить весь этот прекрасный мир, вместе с фейсбуком, Евросоюзом и «Жан-Жаком»! Изолировать его, гада, и лечить!

Безумие есть неотъемлемая часть философии, поскольку человек, смотрящий в корень отношений материального, идеального и социального, просто не может позволить себе ментальную трусость. Всех, абсолютно всех крупных философов, индетерминистов и детерминистов, материалистов и идеалистов, сциентистов и антисциентистов, консерваторов и революционеров объединяло одно: все они прекрасно понимали, что нельзя опуститься в своем мировоззрении, в своей работе до уровня поверхностно образованного, практично-близорукого и крайне самодовольного интеллигентного обывателя. Немецкая классическая философия придумала такому благополучному, благообразному скептику очень ёмкое определение: филистер. Философы третируют филистерские размышления, поскольку интеллигентный обыватель не видит дальше своего носа, филистеры подсознательно ненавидят философов и используют каждый удобный повод для того, чтобы затравить или расправиться с таким непонятным, сложным и «безумным» философом. К слову, именно страх и ненависть интеллигентного мещанства и порождают самые уродливые и жестокие общественные явления. Не Ницше, не Гегель и не Хайдеггер породили нацизм — его породили самодовольные, возомнившие себя аристократами филистеры. Не Маркс породил Красный и большой террор, его породило тогдашнее, пожиравшее самого себя, филистерство. И сейчас все эти слегка образованные и скептически настроенные завсегдатаи модных ресторанов, лекций иностранных светил средней руки и презентаций с удовольствием набросились на поддавшегося эмоциям Александра Гельевича Дугина, наверное, втайне мечтая облить бензином и поджечь непонятного безумца. Культурно-социологическая подоплека антидугинской кампании очевидна: это месть частично оккупировавших, как можно судить, экспертную и административную среду серых, месть самодовольных мещан, филистеров. Можно быть или не быть евразийцем, можно поддерживать или не поддерживать Дугина, можно занимать разные позиции относительно вмешательства России в украинский конфликт, но, всё-таки, призываю к разуму многих, подключившихся к медиа-истерии людей: не надо уподобляться серым.

 

НИКИТА ГОЛОБОКОВ

http://zavtra.ru/

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *