« Но я не Пушкин, я другой…».

admin Статьи из газеты №2 (2014) 0 Comments


19 января в день памяти поэта Николая Рубцова традиционно звучат его стихи, напевные, с есенинскими нотами признания в любви к России и грусти по исчезающей деревне. Не только стихи объединили этих двух великих поэтов, но и некая схожесть судеб: метание между городом и деревней, поиск себя в литературе и в жизни, и ранний трагический уход из нее. Рубцов вышел из деревни, и терзаемый «гранями меж городом и селом», все же был певцом ее до конца жизни, куда бы ни заносила судьба. Деревня для него — это все: и отечество, и воспоминания о детстве, воспоминания о добрых и бесхитростных людях, которые там жили: «И понял вдруг, что счастье тут: Россия, дети и природа, и кропотливый сельский труд…» «В деревне виднее природа и люди. Конечно, за всех говорить не берусь! Виднее над полем при звездном салюте, на чем поднималась великая Русь».

Жизнь любого поэта в России всегда непроста, противоречив и трагична. Жизнь Николая Рубцова была насыщена этим вдвойне. Военное детство, сиротство, детдом, служба на корабле, работа на заводе в Ленинграде, учеба в Литературном институте в Москве… Кстати, именно в Литературном институте он «пострадал» за Есенина, публично заступившись за его творчество. После чего последовал приказ об его отчислении (лишь благодаря просьбам сокурсников он был переведен впоследствии на вечернее отделение). Потом были еще эпизоды, но уже другого характера. На грани. Да, он не был ангелом, и за свои чудачества ему частенько приходилось расплачиваться. Но как его любили друзья-однокурсники! За талант, за отчаянную и нежную русскую душу, за преданность русской литературе. Он любил Пушкина, Фета, Есенина, с упоением читал классику и имел достаточно широкий кругозор и интуицию. Педагог Николай Сидоренко, у которого учился в институте Рубцов, написал в характеристике о нем: «Стихи его наполнены жизнью, в них свет и тени, радость и горечь… Они человечны, правдивы, выразительны… Н. Рубцов — поэт по самой своей сути».

Но все-таки как поэт он начинался не в Литературном институте, а гораздо раньше, в заводском общежитии Кировского завода города Ленинграда, где он жил и работал с 1959 по 1962 год. Об этом ленинградском периоде его жизни сегодня свидетельствует мемориальная доска на здании заводоуправления Кировского завода и бывшее заводское общежитие на Севастопольской улице, где он когда-то жил, и, конечно, его первые серьезные стихи, написанные в тот период. Вечерами, возвратившись с Кировского завода, после тяжелого трудового дня (работал в копровом цехе шихтовщиком, грузил металл), он писал. «Мой стиль, увы, несовершенный, но я ж не Пушкин, я другой…», — писал он, как бы в оправдание перед теми, кто впоследствии будет ругать его за стиль, вернее, отсутствие стиля. Но более стильного и узнаваемого поэта трудно себе представить. Талант невозможно загнать в рамки академизма, он такой, как сама жизнь. Рубцов и писал о жизни, как мог, как чувствовал. Это был протест против серости в литературе и серости быта. «Живу я в Ленинграде на сумрачной Неве, давно меня не гладил никто по голове. И на рабочем месте и в собственном углу все гладят против шерсти — а я так не могу! Пусть с горя я напился — я тоже человек! Зачем не уродился я в двадцать первый век?!» Это был непростой период его жизни. Тяжело зарабатываемые деньги легко уходили. «Стукнул по карману — не звенит! Стукнул по другому — не слыхать! В тихий свой, таинственный зенит полетели мысли отдыхать».

Но, несмотря на неустроенность и неприкаянность, ленинградский период жизни поэта оказался плодотворным. «Сама жизнь давненько уже доказала необходимость иметь большую цель, к которой надо стремиться».
В июле 1962 года увидела свет самая первая книжка Николая Рубцова «Волны и скалы». Она была напечатана всего в шести экземплярах на пишущей машинке. Но какие это были стихи!

Мне очень хотелось пройтись по рубцовским местам в Петербурге, и я приехала на Севостопольскую улицу в дом № 5, бывшее общежитие Кировского завода, где в начале 60-х годов начинался поэт Рубцов. Это здание, как и соседние дома, было построено пленными немцами в конце 40-х годов, Маленькое двухэтажное, оно, конечно, требует капитального ремонта. Жильцы своими силами кое-где подкрасили, Но все равно, по убогости обстановки кажется, что время здесь остановилось. И даже жестяной умывальник кажется из того времени. Местный старожил Миша, рабочий Кировского завода, любезно показал мне комнату на втором этаже, где жил когда-то Рубцов. И даже прочитал его стихи.

Жаль, конечно, что на доме нет памятной доски, о том, что здесь жил когда-то известный русский поэт Николай Рубцов. Может быть, местные власти обратят на это внимание, отремонтируют дом, повесят доску. Хотя бы к юбилею поэта, который не за горами. В январе 2016 года Николаю Рубцову исполнилось бы 80 лет.

« Все умрем. Но есть резон в том, что ты рожден поэтом, а другой — жнецом рожден… Все уйдем, но суть не в этом…»

СВЕТЛАНА ЖИЛЬЦОВА

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *