Воин и вождь

admin Статьи из газеты №18 (2014) 0 Comments

Воин и вождь


К 65-летию памятника «Воина-освободителя»

Памятник Советскому «Воину-освободителю» на холме Славы в берлинском Трептов-парке имеет такую мировую известность, что кажется: он стоит здесь вечно, был всегда и никаким другим — не мог и быть. Однако это — отнюдь не так, и принятие его композиционного решения, выбор места расположения и предыстория самого создания глубоко символичны и исторически судьбоносны. И весь этот Мемориал был торжественно открыт 65 лет назад, 8 мая 1949г., в Трептов-парке именно потому, что еще с 1937г. замысливал здесь сооружение огромного мемориального комплекса сам Гитлер.

Прославляющий его, Гитлера эпоху, венчать который должен был Дворец победы. И что ж, почти так все оно и вышло: есть и Победа, и Мемориал в парке, и нет только самого Гитлера.

А вот чьему Победителю оказалась нужна еще и немецкая бронза — это вообще очень любопытный исторический момент, случившийся осенью 1941г. под Волоколамском, где бойцы генерал-лейтенанта К. Рокоссовского остановили продвижение немцев к столице. Так вот в том сражении, кроме уничтожения танков, артиллерии и тысяч фашистов, они захватили еще и большой грузовой состав с опечатанными вагонами, а когда вскрыли их, вместо снарядов и продовольствия увидели полированные гранитные блоки и куски бронзовых отливок. Как оказалось, это были детали и элементы монументального памятника немецкому солдату-победителю работы любимого скульптора фюрера Арно Брекера — «Гений Победы», помпезный монумент которому фашисты намеревались установить в поверженной Москве на месте Кремля. А двойников «Гения» Гитлер предполагал установить по всей границе нового рейха. Рокоссовский доложил о такой их находке Сталину, на что вождь ответствовал так: «Отливки храните. Мы из этой же бронзы отольем Советского воина-освободителя Европы и установим в честь нашей победы над фашизмом». Так что в отливке памятника советскому Победителю «сгодилась»
и бронза немецкого «гения».

Только вот кто должен был стать образом этого Освободителя? И в августе 1945г., сразу после окончания Потсдамской конференции, маршал К. Ворошилов пригласил известного скульптора Евгения Вучетича и сообщил ему, что принято решение в честь Победы над фашистской Германией воздвигнуть в Берлине Мемориальный ансамбль-памятник. А поскольку Потсдамскую Декларацию от имени Советского Союза подписывал Верховный Главнокомандующий И. Сталин, то рекомендуется его и сделать центральной фигурой, предположительно с глобусом или символическим изображением Европы в руке. И вскоре Вучетич, в соответствии с пожеланиями, подготовил эскизный вариант центрального памятника, но одновременно, для себя, изобразил еще одну композицию — «Воин-освободитель». Оба макета полуметровой высоты были выставлены для обзора в одном из залов Кремля и посетители, естественно, сразу останавливались у изваяния И. Сталина в форме генералиссимуса и дружно высказывали свое одобрение увиденным. А фигуру солдата с девочкой, да еще и обернутую целлофаном, они будто и не замечали.

И вот появился Сталин. Неторопливо прошел вокруг макетов и, повернувшись к скульпторе, спросил: — Скажите, Вучетич, вам не надоел этот… с усами? (хотя скульптор никогда прежде вождя не ваял) — и нацелился мундштуком трубки в лицо собственной полуметровой фигуры. — Но это пока еще эскиз, — не совсем понял реплику скульптор. Однако взгляд Сталина был уже устремлен на фигуру под целлофаном: — А это что? — Это тоже эскиз, — ответил Вучетич. — Тоже и…кажется, не тоже, — заметил вождь. — Покажите. Вучетич снял целлофан с фигуры солдата и Сталин, скупо улыбнувшись, заметил: — Вот этого солдата мы и поставим в центре Берлина на высоком могильном холме. Пусть этот великан в бронзе, победитель несет на своей груди девочку — светлые надежды народа, освободившегося от фашизма. А потом добавил: — Только знаете, Вучетич, а автомат в руке солдата надо заменить чем-то другим. Автомат — утилитарный предмет нашего времени, а памятник будет стоять в веках. Дайте ему в руки что-то более символичное. Ну, скажем, меч — увесистый, солидный, которым солдат разрубил эту поганую фашистскую свастику. Меч опущен, но горе будет тому, кто вынудит богатыря поднять этот меч… — Дайте подумать, — ответил Вучетич. — Думать никому не запрещаю. Думайте. Желаю успеха. Возражений не слышу. Да и нет в них нужды. И Сталин крепко пожал Вучетичу руку.

Так было принято композиционное решение по центральному памятнику Мемориала, а прототипом его послужил советский солдат, уроженец села Вознесенки Кемеровской области Николай Масалов, спасший немецкую девочку во время штурма Берлина в апреле 1945г. А конкретно позировали Вучетичу в разное время сразу несколько советских воинов, но более всех, и в самом Берлине, делал это сержант Иван Одарченко. «Немецкой» же девочкой, которую солдат бережно держит в руках своих, позировала трехлетняя Светлана Котикова, дочь коменданта советского сектора Берлина генерал-майора А. Котикова. И именно он весь Мемориал 8 мая 1949г. торжественно и открыл.

И теперь, на века, мы видим таким этого 12-метрового бронзового богатыря весом в 70 тонн — «Воина-освободителя». Он могуч и красив. Непокрытая голова с по-солдатски строгой прической. Лицо, одухотворенное сознанием исполненного долга. Солдатская плащ-палатка на крутых плечах и гимнастерка под широким ремнем. Напряженная рука, держащая меч, разрубивший фашистскую свастику. Крепкие ноги, сапог на одной из которых свастику попирает. А на своей могучей груди, у сердца — воин держит девочку, символизирующую спасенную возрождающуюся Европу. Он грозен и добр. Грозен — для носителей зла, добр — к беззащитным. Таким, и навсегда, он и вошел в Историю, стоя на вершине насыпного холма Славы.

К его постаменту ведет лестница, а внутри самого постамента круглый памятный зал, на стенах которого мозаичное панно художника А. Горпенко, где представители самых разных советских народов возлагают венки на могилы павших красноармейских воинов. Всего их за взятие Берлина пало 75 тысяч, семь из которых захоронены в Мемориальном комплексе именно Трептов-парка. Имена около 1000 из них известны, и потому на кубическом постаменте в центре зала из черного полированного камня стоит золотой ларец с пергаментной книгой в красном сафьяновом переплете — в нее и вписаны имена этих героев, погребенных в братских могилах. А украшают купол зала люстра диаметром в 2,5 м из рубинов и хрусталя, воспроизводящая орден «Победа», и слова Вождя на русском и немецком языках: «Ныне все признают, что Советский народ своей самоотверженной борьбой спас цивилизацию Европы от фашистских погромщиков. В этом великая заслуга Советского народа перед историей человечества».

Что же до самого Е. Вучетича, то позднее он, все-таки, все свои три памятника Сталину — создал и воздвиг. Первый, сразу после окончания работ на Волго-Донском канале — у шлюза №1 в Сталинграде: 26-метровый и самый высокий в мире, на 40-метровой высоте (1952). Второй — на набережной Дона в Ростове-на-Дону (1952). Третий — на площади Победы в Калининграде (1953). Но все они, как и многие другие, памятники Вождю и Генералиссимусу уже через несколько лет были сметены и уничтожены Хрущевым.

 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *