ДУМАЮЩИМ О БУДУЩЕМ РОДИНЫ – 6

admin Статьи из газеты №15 (2014) 0 Comments

ДУМАЮЩИМ О БУДУЩЕМ РОДИНЫ – 6

 

Продолжаю публиковать позитивную программу, основанную на материале книги «Что с нами произошло». Данная часть будет посвящена проблемам образования.

 

Как обучить животных вить гнезда?

За последнее время меня больше всего поразила статья «Реформы образования. Как это начиналось» в газете «Новый Петербургъ» 06.03.2014 по материалу из книги академика-математика В.И. Арнольда «Новый обскурантизм и Российское просвещение». Эта статья объяснила много странного, что поражало меня, как преподавателя вуза.

Оказывается, якобы готовясь к «рыночной экономике», «либерал-реформаторы» заранее на базе «Стандарта» 2002 г. советовали не обучать в школах… хоть каким-то экономическим знаниям! Читаем: не спрашивать школьников по темам: «инфляция, прибыль, ценные бумаги, деньги, фондовый рынок, доходы государства, доходы семьи». А я-то никак не мог понять, почему у студентов, которые учились в школе уже при рыночной экономике, нет никакого представления об ее азах, даже о проценте по кредитам. Иными словами, «Стандарт» был направлен на то, чтобы большинство молодого населения НЕ включилось после школы активно в рыночную экономику и не могло понять источников внезапного обогащения «успешных людей».

Об этом же писал и Пол Хлебников, недоумевая, почему в Китае частная собственность привела государство к расцвету, а в РФ к господству криминальных экономических отношений. Потому что в Китае начальный капитал зарабатывался честным трудом, и люди знали правила и законы рыночной экономики.

У нас до сих обсуждаются «дела», которые только посмешат своим абсурдом любого экономиста Запада. Обычно это сообщения о том, что какие-то тетя или дядя похитили (в одиночку, разумеется, или вдвоем) 10 млрд. рублей, а то и млрд. долларов. (Вывезли в чемоданах, а потом, видимо, пропили?) И никто не заметил. Такое можно вещать разве что абсолютно неграмотным в экономике людям.

Создатели «Стандарта» изъяли «Гобсека» Оноре де Бальзака, где был нарисован отвратительный образ ростовщика, потому что готовили РФ к ростовщической экономике,

Понимая, что за такими разрушительными «реформами» последует молодежная беспризорность, «реформаторы» велели учителям не требовать также знания романов Чарльза Диккенса «Оливер Твист» и «Том Сойер» Марка Твена. Весьма любопытно, что из программы был исключен «Пигмалион» Бернарда Шоу. Пьеса была реально мало похожа на мюзикл, который из нее сделали. В ней показывался нищий, социально расслоенный Лондон первой трети XX в. Недаром Шоу, видящий дикость капитализма, поддержал страну социализма. В пьесе девушка 18-20 лет изъясняется на каком-то бомжово-трущобном диалекте. Ее удел – стоять и продавать букетики цветов. Никто ее не возьмет замуж, ведь «женщины ее класса через год замужней жизни выглядят, как 50-ти летние поденщицы». Отец-мусорщик, по повадкам бомж, заставляет дочь работать на себя, чтобы иметь деньги на выпивку. А воспитывает ее, стегая ремнем. Это уровень образования и воспитания в низших социальных слоях Англии 1920-х гг. И таких «Альфредов Дулитлов» в РФ после «реформ» развелось множество, когда запретили борьбу с тунеядцами. Они побоями заставляли детей зарабатывать на выпивку и наркотики. Поэтому, решили «реформаторы», детям не надо знать, откуда были взяты образцы такой жизни.

Запрет на изучение в школах «нового порядка» при гитлеровцах тоже не случаен. Люди на оккупированной территории при нем должны были зарабатывать на жизнь «любыми способами», а дети начинали трудиться с малых лет. Сырье и молодую рабочую силу вывозили в Германию.

В стране, где все время повторяли про счастливое «обретение» Россией суверенитета, не требовалось в школах изучать понятие «суверенитета»! Также никто не собирался объяснять в школах «права человека», «принцип многопартийности», «выборности» и что такое «Дума». Отсюда все политические механизмы страны также остались неизвестны молодым «независимым» россиянам.

Дело в том, что зарубежные советники сменили трактовки прежних понятий: демократии, прав человека, фашизма — на другие, которые были им более удобны, но не собирались сообщать это молодому поколению.

В «Стандарте» рекомендовалось изъять из программ изучение в школах внешней политики реально независимой Российской империи всего периода XVII -XX вв., чтобы она не выявила контраст с марионеточной политикой Б.Н. Ельцина.

В стране, вывозящей ресурсы за рубеж через ТНК, в «Стандарте» не советовали изучать в школе, что такое «нефть» (а то вдруг дети узнают, что это невозобновимый ресурс и задумаются, хватит ли его для их поколения при таких масштабах экспорта).

В довершение было рекомендовано не спрашивать у школьников знаменитую басню Ивана Андреевича Крылова «Свинья под дубом», посвященную чиновникам государства российского, плюющим на народное образование.

Весь этот «Стандарт» был, разумеется, согласован с иностранными советниками. Какое будущее они и «либерал-реформаторы» готовили для детей-школьников «новой» России, понять не сложно.

Итак, мы получили первое подтверждение того, что иностранные рецепты в области среднего образования вовсе не содействуют его развитию в «либерализованной» стране.

Перенимать бездумно чужое, было принято и чиновниками императорской России. Например, многие дети XIX в. не могли освоить азбуку, в которой по идеям зарубежных теоретиков, надо было обучаться чтению по бессмысленным сочетаниям букв, якобы, дети будут осмысленно их узнавать, а не угадывать. Об этом рассказала в мемуарах «На заре жизни» Елизавета Водовозова, известная писательница 1860-х годов.

«В азбуке, по которой меня обучали, четыре-пять согласных нанизаны были на гласную в самом невозможном согласовании и сочетании, так, например, «мргвы, ткпру, ждрву» и т. д. Разбирать и произносить эту невероятную чепуху было настоящею пыткою, и с меня обыкновенно пот катился градом при окончании чтения странички таких языколомных слогов».

Иногда няня после занятий тут же пускалась в рассуждения:

— Ведь как это трудно ребенку! Ну, зачем это язык-то ломают? Кажись бы, просто взяли да и написали какое-нибудь словечко, ну, к примеру, взять хоть бы «книга» либо «стол»… Вот ребенок начитал бы много таких слов и скорехонько выучился бы читать всякую книжку…

— Ну, уж, милая моя, тот, кто книгу пишет, поумнее нас с тобой, — возражала ей матушка, не подозревая, что няня своим природным чутьем и здравым соображением была ближе к пониманию надлежащего метода первоначального обучения, чем она, более или менее образованная женщина».

Лишь великий русский педагог Константин Дмитриевич Ушинский ввел сначала в Смольном институте, а затем и по всей России звуковой метод обучения чтению, когда дети получили азбуку с осмысленными словами: «мама мыла Машу», и стали быстро осваивать чтение.

Тем не менее, прежний метод «теоретики» с Запада стали навязывать в СССР 1920-х годов, якобы, как научно обоснованный. Но, к счастью, такие эксперименты на детях были вовремя пресечены, так как страна, ориентированная на промышленное развитие, нуждалась в образованной молодежи. Второе подтверждение, что методы образования надо с умом перенимать за рубежом.

Еще раз вспомню Ивана Андреевича Крылова и другую его басню «Воспитание льва», в которой лев- Царь зверей спрашивает прибывшего из заграницы сына-львенка, отправленного на учебу у царя птиц – Орла (очень похожий символ у США):

«Чему учен ты, что ты знаешь, И как ты свой народ счастливым сделать чаешь?» (Тогда еще была такая цель у государей.)

«Папа,- ответствовал сынок,- я знаю то, Чего не знает здесь никто… Вот от учителей тебе мой аттестат: У птиц недаром говорят, Что я хватаю с неба звезды; Когда ж намерен ты правленье мне вручить, То я тотчас начну зверей учить Вить гнезды».

Третье подтверждение того, что учеба по зарубежным стандартам часто не идет в прок, потому что требует зарубежных же экономических, политических и климатических условий.

 

загадки отечественного студента?

 

Казалось бы, все люди одинаковы как вид, но когда начинаются «реформы», в которых одним народам навязываются установки и образ жизни других, то выясняются немалые различия.

У нас как-то никто не отметил интересной особенности восприятия русского народа: в «либерализованной» РФ провалился выпуск книг с комиксами. Несмотря на то, что комиксы стали пытаться выпускать еще в конце 1980-х гг., чтобы «приобщиться к цивилизации». Никакого интереса они не вызвали. Когда я был в конце 1980-х на международной книжной ярмарке, то был поражен, что комиксы стали популярны не только на Западе, но и в странах Ближнего Востока. Только они открываются в другую сторону. Отечественный читатель комиксы отверг. Есть пара книжечек, которые лежат на полках, но никто их не берет. Это проявляется и при обучении: речевое воздействие на нашего студента действует сильнее, чем зрительное. Когда же я однажды продекламировал стихи на лекции, то результат воздействия слова еще более усилился.

Большинство лучших преподавателей отечественных вузов – это люди, прекрасно владеющие словом. И это характерно не только для нынешнего периода. Великий хирург и реформатор Николай Иванович Пирогов писал, что именно художественное слово с детства оказывало на него особое воздействие. Проигнорируешь эту особенность нашего студента и потеряешь будущих Пироговых.

Опять же Пирогов отмечал, что немецкие студенты могли три года проводить время в попойках и дуэлях, но потом, к старшим курсам, взяться за ум, начать вести жизнь молодых ученых и писать хорошие работы. Ни один русский студент, начавший подражать немцам, не закончил университета. Не случайно за поведением и прилежанием докторантов (!) XIX в. присматривал посланный из России чиновник.

Это свойство хорошо знают преподаватели отечественных вузов, стараясь удержать молодежь в ранние годы от пьянок и гуляний, понимая, что все закончится потерей желания учиться в вузе. Если эту особенность студенчества РФ не учесть в системе образования, то потеряем талантливую молодежь. Более того, моя коллега, работавшая на должности замдекана технического вуза, убеждена, что после разрушения октябрятской, пионерской, комсомольской организации, что привело к десоциализации молодежи, нужно проводить родительские собрания в вузах. Раньше это бы восприняли, как анекдот. В ее записной книжке были телефоны не только всех студентов, но и их отцов, матерей, дедушек, бабушек. И, едва только студент первого, второго курса не появлялся на занятиях несколько раз, она звонила, например, бабушке. «Что вы! – восклицала бабушка, — да я его каждый день кормлю завтраком, и он уходит в университет». «Да, он уходит из дома, но не в университет – отвечала замдекана, – его не было целую неделю на занятиях». Так же хорошо понимает это ректор Александр Сергеевич Запесоцкий, у которого отлажена система контроля посещаемости занятий, отраженная на сайте Интернета, регулярно посещаемого родителями. Их реакция на прогулы довольно быстрая: например, в наказание лишить провинившихся денег на клубы. Очень действенная мера. Дети сразу возвращаются в аудитории. Не учли этой особенности отечественного студенчества, снова останетесь без учащихся – все разбегутся по клубам и дискотекам.

Пирогов отмечал, что русский студент в среднем беднее западного. И это тем более характерно для времени «либеральных реформ» в РФ. Получить хорошо оплачиваемую работу в сознании нашего студента и его семьи важнее, чем учиться в вузе. При первых же сложностях, особенно на последних курсах, при семейных конфликтах, ребята жертвуют высшим образованием. Они уходят из вуза, устраиваясь на работу, пытаясь тем решить свои финансовые проблемы. Мне с коллегами довелось удержать нескольких талантливых студентов от этого шага буквально в период защиты диплома. Они потом были нам благодарны, ведь статус выпускника петербургского вуза позволял им занимать ответственные должности, входить в состав акционеров. Выпускник отечественного вуза начинает понимать пользу высшего образования лишь после нескольких лет работы, годам к 30-ти.

Отечественный студент не стремится стать узким специалистом, к чему направлен западный, перерывающий тома книг, чтобы именно в выбранной области стать лучшим специалистом. Вот, по телевидению выступает молодой человек, окончивший зарубежный вуз, и объясняет, что он всю жизнь специализируется на исследовании звуков подводных животных. Так и организована система подготовки специалистов там, где их много и можно найти работу даже по такой специализации.

В полном соответствии с трудом Адама Смита «Богатство народов» наша специализация должна быть широкой. «Существуют профессии, даже самые простые, которыми можно заниматься только в большом городе. В отдалённых и внутренних частях горной Шотландии немыслима даже профессия гвоздаря. В такой местности невозможно сбыть и 1000 гвоздей в год, т. е. продукт однодневного труда». Иными словами, чем меньше город или местность, тем шире должна быть специализация, иначе узкая специальность не прокормит. Так же велась подготовка в отечественных вузах студентов из стран третьего мира, которые должны были стать специалистами в своих странах. Для подготовки будущих кадров Оксфорда и Кембриджа нужна другая система. Не учтете особенностей страны – вообще останетесь без специалистов.

Технические вузы создавались в СССР, потому что давали знания, необходимые для трудоустройства. Технические знания позволяли не только починить телевизор или автомобиль, но и быстро адаптироваться к другим специальностям.

Из закономерности, связывающей по Адаму Смиту широту специализации и размеры города (или плотность населения в регионе) следует, что наш студент стремится освоить главное, но для него не характерно вникать сразу во все тонкости. Отсюда наш студент, получив конспект, где тезисно изложено самое важное, не будет, как западный, приходить на занятия и дотошно полтора часа расспрашивать преподавателя. Неслучайно опытные преподаватели хорошо понимают, что после выставления конспекта на сайт, у нас аудитории могут опустеть, а студенты без воздействия слова преподавателя останутся недоучками. Но это предлагают те, кто во всем подражает западной системе.

Помимо восприятия студента следует учитывать и специфику отечественного школьного образования. Оно перегружено программами, разработанными какими-то специалистами, пытающимися сообщить максимум информации за минимум времени. При этом у учителей нет времени, чтобы научить школьников азам любой научной работы.

Это элементарный навык ссылаться на использованную литературу. Понимание практической ценности научных идей. Зачастую самый убойный вопрос студенту на консультации по диплому: а зачем нужно то, что он разрабатывает. Он даже не задумывается об этом, просто дисциплинированно выполняя задание преподавателя. Важно понимание, что любая проверка экспериментом основывается на гипотезе: что мы ожидаем получить в опыте? А затем необходимо сопоставление гипотезы с тем, что мы получили и выявление расхождений между теорией и экспериментом. Требуется объяснить школьникам и студентам, что любая работа начинается с поиска литературы, то есть выяснения того, что сделано другими. А затем собранные сведения должны быть систематизированы.

И учителям школ, и преподавателям вузов не дают специального курса, где бы были преподаны азы научной работы.

Бывший министр образования Андрей Александрович Фурсенко сказал, что нужно научить студентов пользоваться плодами другим людей. Если бы при этом он не захотел бы заявить, что теперь не надо творчества, на которое ориентировала студента система советского образования, то насчет первой части его высказывания с ним можно полностью согласиться. Сейчас надо уметь искать уже готовые, а потому более дешевые методы и средства, объединяя их в системы, но это тоже творчество!

Да вот беда: такой навык не поддерживается ни одним предметом. Надо вводить курсы поиска информации в базах данных. У нас действительно требуют даже от бакалавров, чтобы они получили аж новые научные результаты. Вместо этого как раз их знакомство с ассортиментом продукции, ее характеристиками, куда важнее и должно иметь статус выпускной работы бакалавра. В работах давно пора делать основной упор не на сложность их тем, а на самостоятельность учащегося. В этом также проявляется специфика прежнего образования, для которого были характерны темы дипломных проектов типа «водородного генератора», который реально разрабатывали несколько НИИ. Но прежде студент после защиты такого проекта детально изучал работу узлов техники на заводе, в КБ, а сейчас этого нет, и самостоятельность не вырабатывается.

 

Молодежь и «старики»

 

Есть красивая фраза: вырасти ученика, который превзойдет тебя. Долгое время мне казалась она правильной, но на самом деле этот призыв лишь отрицает опыт учителя.

Ученики для ученого нужны для того, чтобы максимально реализовать его творческий потенциал. В свою очередь, эти ученики ищут себе учеников, чтобы полнее реализовать свои замыслы. В таком понимании нет простого отрицания, а есть развитие разных ветвей научных идей.

Если «старики» обладают фундаментальными знаниями, опытом, то молодежь быстрее осваивает современные технологии. Между «отцами» и «детьми» в науке при разумной организации нет антагонизма. Новая идея реализуется на базе современных технологий. Разрыв поколений приводит зачастую к невозможности развить на хорошем теоретическом уровне новую идею молодых и, наоборот, невозможности воплотить оригинальную идею в достойной форме у «стариков».

До сих пор в магистерских диссертациях РФ отсутствует раздел «благодарности» к руководителям и родителям студентов, который есть во всех учебных работах на Западе. Именно этот раздел в РФ «реформаторы» посчитали ненужным.

Будучи научным работником, подготовившим 4-х кандидатов наук, я почувствовал, сколько нужно работать над собой, чтобы освоить навыки поиска новых целей и задач, постановки эксперимента, методы обработки данных, получения новых научных результатов. Нужна постоянная исследовательская работа, чтобы не потерять эти навыки. Здесь-то и возникает проблема у молодежи, особенно в период «реформ», направленных на экспорт сырья. Молодые ученые должны работать где-то вне вуза, чтобы, во-первых, осваивать технологии, во-вторых, решать материальные проблемы. В вузе они не могут получать высокую зарплату, и, тем не менее, они не хотят полностью покидать среду, где люди мыслят, дискутируют, обмениваются научными новостями.

Для молодежи в этом случае важнее не столько деньги, сколько время общения со студентами и коллегами, опыт уже преподавательской работы. Для этого им выделяют четверть ставки в субботу, чтобы не потерять научные кадры. Требовать, чтобы молодежь работала на полную ставку, значит не учитывать специфики экономики страны и потерять новых молодых ученых. Однако этих молодых ученых полезно привлекать за плату для преподавания современных технологий, ведь их освоение позволяет студентам получить работу, и это они могут оплатить. Молодые ученые-совместители могут реализовать себя при выполнении работ по грантам или НИРам.

При этом надо учесть, что на специфику научных исследований в России накладывается также их европейская специфика. Академик Владимир Иванович Вернадский писал, что в Европе и России все развитие науки происходит за счет ярких личностей, таких, как Луи Пастер (его фигуру и открытия тоже не рекомендовано было изучать в «Стандарте» для школ), тогда как в США это делается с помощью формирования больших коллективов и крупных финансовых вложений. Не то, что РФ, но даже Европа пока не сумела наладить такую систему научных исследований, как в США. И в Европе сегодня все определяют личности ученых. Отправить энергичного специалиста, яркую личность на пенсию или просто уволить по возрасту, и целое направление может погаснуть.

 

Учет рыночной экономики

 

Как это ни странно, по моим наблюдениям, она вообще не интегрирована в систему образования. Ведь вся рыночная экономика начинается с изучения проблем общества. Это могут быть, например, заболеваемость гриппом, высокая аварийность на дорогах, изменение климата, перерасход энергии, наркотики, алкоголизм. Эти вопросы изучает статистика –«наука о государстве», которая должна помогать выявлять проблемы. А далее надо искать их решения. Но современная молодежь, когда речь заходит о проблемах, только огорчается, так как не видит возможностей что-то изменить. А нужно, чтобы проблемы не скрывались, а вели к инновациям – созданию новых товаров, методов для решения пусть не всей проблемы, но ее аспектов. Пусть не сразу, а поэтапно.

На учащегося, готовящего диплом по технической специальности, сваливается задача: за несколько недель обосновать экономическую эффективность разработки или НИР. Разумеется, что все это делается впопыхах. Но зачастую рядом на другом факультете университета готовят экономистов. Им нужны учебные задачи, и они могли быть почерпнуты с других факультетов. Это создаст взаимно уважительное отношение технарей к экономистам и гармонизирует образование.

Наиболее эффективной формой образования была бы следующая схема:

Статистическое выявление проблем – инновации – оценка их эффективности.

Схема связала бы в команду специалистов университета с разных факультетов.

При реформе образования, если она проводится с учетом специфики страны, которая обладает реальным суверенитетом, следует решить главный вопрос, который сформулировал еще Пирогов, предложивший свою реформу вузов: «Чего мы желаем»?

Нам нужны специалисты, подготовленные для России или «мирового сообщества»? Или вообще не нужны специалисты, а надо лишь социализировать безработную молодежь? Этого ответа нет в нынешних реформах образования.

Когда учитывается специфика страны, ее среднего образования, восприятия школьников и студентов, то оказывается, что наши студенты быстро воспринимают новые научные теории и технологии. Они могут самостоятельно домыслить следствия, если им объяснить причины явлений. Что характерно для широкой специализации.

Надо лишь понимать, что обучают не «общечеловеков», а молодежь, которая должна наследовать традиции высокой литературы, искусства, науки, техники, которая всегда громила врагов и позволила впервые отправить человека в космос.

ИГОРЬ ЗАХАРОВ     

 

 

 

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *