ВЕСНА 89-ГО, ПАХНУЩАЯ РЕВОЛЮЦИЕЙ

admin Статьи из газеты №14 (2014) 0 Comments

ВЕСНА 89-ГО, ПАХНУЩАЯ РЕВОЛЮЦИЕЙ

Двадцать пять лет назад граждан СССР впервые заставили сделать выбор. Весной 1989 года мы голосовали за депутатов Съезда СССР, нового высшего органа власти страны. Начало его работы было величественным, конец – жалким.

 

ЦК КПСС в борьбе за демократию

Это сегодня россияне привыкли к тому, что во время выборов нам предлагают несколько альтернативных кандидатур, одного из которых мы можем сделать парламентарием. Многопартийность! А ведь ни в пятидесятые, ни в восьмидесятые годы прошлого века ничего подобного не было. Советские граждане, густо привалив на избирательные участки в день голосования, получали бюллетень с единственным кандидатом от нерушимого блока коммунистов и беспартийных, опускали бумагу в голосовательный ящик и торопились в школьный буфет, где, по обыкновению, для сознательных трудящихся в это воскресное утро продавали пиво, лимонад и бутерброды.

Летом 1988 года XIX Партийная конференция постановила ради развития демократии в стране создать Съезд народных депутатов СССР. А что, господа-товарищи, спрашивали, вероятно, у своих единопартийцев, тов. Горбачев и тов. Яковлев, не пора ли испытать авторитет партийных кадров на местах? Надо посоревноваться на честных выборах с «пеной перестройки», критиканами и поклонниками буржуазных ценностей. Коммунисты не осмелились возражать своим лидерам. Это было в партии не принято. Соответствующие органы советской власти осенью 1988 года утвердили горбачевские идеи демократических выборов в виде поправок в Конституцию и ряд законов.

Напомню, что в этот период в СМИ была, так называемая, «гласность», которая заключалась в том, что все, кому не лень, критиковали и очерняли КПСС, клеймили тоталитаризм, сталинизм, «совковый» аскетизм. И вообще, наши сердца требовали перемен. Мы, молодые тогда коммунисты, чувствовали себя неуютно и даже создали Демократическую платформу в КПСС, ратуя за обновление партии. Так и шли весной 1989 года на выборы кандидаты-партийцы: одни «партаппаратчики» (плохие), другие «из демократической платформы» (хорошие). Разумеется, избиратели поддержали «хороших» коммунистов.

 

Выбирай или проиграешь

А выбрать в то время было из кого. Особенно это разнообразие бросалось в глаза на выборах по национально-территориальному округу, отложенных на 14 мая 1989 года. Выборы народных депутатов СССР прошли 26 марта, но не везде состоялись и были продолжены в мае.

Баллотировались колоритные и запоминающиеся личности всех мастей: иные темные с красно-коричневой подкладкой, другие светлые, но с голубоватым отливом. Преобладали демократы и либералы, сторонники капитализма (тогда говорили: равноправие всех форм собственности). Например, Марина Салье, доктор геолого-минералогических наук, в тот момент ещё коммунистка, призывала свергнуть всевластие КПСС; Сергей Андреев, писатель-публицист, беспартийный, в своей программе главным считал разгром бюрократов в экономике и общественной жизни. Запомнились в качестве кандидатов молодой эколог Иван Блоков, врач-хирург Анатолий Белоусов, пламенная тележурналистка Бэлла Куркова, первый секретарь Ленинского РК КПСС Виктор Ефимов, не отрекшийся от партии ради тогдашней политической конъюнктуры, оперная певица Ирина Богачева.

Всего было 28 кандидатов. Победил Николай Иванов, следователь прокуратуры, коммунист. Его поддержал 61 процент участников голосования при почти семидесятипроцентной явке. С той весны никогда уже столько жителей Северной Столицы не приходило на избирательные участки.

Все знали, что этот Николай Вениаминович, хотя из репрессивных органов, но борется с коррупцией в Средней Азии и покровителями жуликов в столичных кабинетах. Юрист-правдолюбец подготовил большое интервью с курьезными подробностями о преступной и сытной жизни коррумпированной номенклатуры, отрывки из которого фабричные бунтовщики запускали на радиоузлах предприятий города. Как могли чекисты и партийные функционеры допустить, что из радиорепродукторов у заводских стен народ слушал выступление этого кандидата? Речи других кандидатов заводчан не заинтриговали. Их и не транслировали.

Через год Н.В.Иванов выступал на сессии Ленсовета. Скажу честно, как оратор впечатления не произвел.

Листаю старые газеты и программы кандидатов: есть наивные, как теперь мы понимаем, лозунги, а есть и гениальные предвидения. Скажем, С.Андреев призывал наполнить реальным содержанием лозунг «Вся власть – советам!». Надо, дескать, закрепить за Советами право собственности на основные фонды, в то время общенародные. Кто владеет имуществом, у того и власть. И тогда, делал вывод публицист, в Ленинграде и по его примеру во всем СССР власть перейдет от партноменклатуры к народу. «До сих пор откуда-то сверху управляли нами, — убеждал своих читателей С.Андреев. – Сегодня управлять должны мы. И теми, кого мы выбираем наверх. Россия прошла через две буржуазные и одну социалистическую революции – да здравствует революция демократическая».

Претворяя в жизнь теории этого борца с бюрократией, новые депутаты Ленсовета стали глубоко совать свой нос в вопросы собственности, контролировать приватизацию, отменять вредные для города имущественные акты исполнительной власти. За это и были досрочно разогнаны в декабре 1993 года. Причем, самым что ни на есть недемократическим способом: специальным указом президента России (не по решению суда и не путем народных перевыборов). Совершить демократическую революцию оказалось нам не по силам, не по уму.

 

Радикалы и консерваторы

Весеннее поражение на выборах сильно встревожило партийное руководство Ленинграда. Монополия на власть дала трещину. На срочно созванном в апреле 1989 года объединенном Пленуме обкома и горкома КПСС консервативные круги ленинградского аппарата так смело критиковали Горбачева и других «московских» идеологов плюрализма, что приснопамятное письмо Нины Андреевой на этом фоне звучало гимном перестройке. Некоторые «ястребы» призывали начать чистку партийных рядов по сталинскому образцу, да ничего не вышло. Горбачев вернулся из Англии, где подружился с Маргарет Тэтчер, и велел ленинградским коммунистам сидеть тихо. Ведь чистка-чисткой, а очередь-то на жилье не движется, прилавки магазинов оскудевают, внешний долг государства превысил 50 миллиардов долларов. Что предложить политикам и как умиротворить народные массы? Это должен был решать уже Съезд.

Среди депутатов Съезда были очень разные люди. Юрий Болдырев, Анатолий Собчак, Александр Щелканов, Борис Ельцин, Михаил Горбачев – это все «перестроечники», революционеры. Андрей Сахаров, Казимера Прунскене, Тельман Гдлян – «антисоветчики, популисты и экстремисты». Рядом с ними в зале заседаний присутствовали Егор Лигачев, Николай Рыжков, Валентина Матвиенко и даже Патриарх Всея Руси Алексий Второй, назначенный депутатом по квоте Советского Фонда милосердия и здоровья. Эти политики, вероятно, олицетворяли советский консерватизм.

Большинство же депутатов составляли «агрессивно-послушную» массу, которая подчинялась командам ведущего, то есть Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева. А могло ли быть иначе?

Съезд состоял из 2250 депутатов, избранных на 5 лет, в том числе, 750 депутатов от общесоюзных общественных организаций по квотам. Например, Дмитрий Лихачев был выдвинут Советским фондом культуры, Кирилл Лавров — Союзом театральных деятелей, Наталья Бехтерева – научными обществами при АН СССР, Даниил Гранин – КПСС.

Депутаты объединились по интересам. Наиболее радикальные «революционеры» создали межрегиональную группу. Её лидером стал Борис Ельцин, который не уставал повторять, что на 72-м году советской власти пришло время по существу и полностью передать власть от партии народу и его высшему органу – Съезду народных депутатов. Сразу видно, хоть и партноменклатурщик этот Ельцин, а главный демократ!

Большинство депутатов, однако же, демократию не приветствовали. Напротив, довольно-таки скоро Съезд постановил перейти в СССР к президентской республике. Тотчас же избрали президентом М.Горбачева, который стал теперь и высшим партийным, и высшим государственным начальником.

И ещё много чего нарешали депутаты Съезда, лучшие умы Советского Союза. Даже лишили КПСС статуса руководящей и направляющей силы государства.

Кто же из нас, избирателей, мог весной 1989 года предполагать, что эти уважаемые люди спустя всего полтора года ничего не предпримут, чтобы предотвратить разрушение СССР, наказать виновных в экономических и идеологических диверсиях против державы, о которых сейчас знают даже школьники. Тогда никто не догадывался, что нас ждет. Даже диссиденты, даже велеречивые публицисты. Никто не агитировал за распад своей страны. Только прибалтийские депутаты настаивали на восстановлении независимости своих маленьких стран. За выход из СССР, но не за ликвидацию Союза. А мы в России, тем более, без Союза не представляли будущего.

 

Back in USSR

Я был бы не совсем прав, утверждая, что все депутаты союзного Съезда были конформисты и предатели, смирившиеся с разрушением Советского Союза, который они должны были по поручению народа пять лет укреплять и развивать. Это далеко не так.

Люди, которых мы избрали своими представителями весной 1989 года, в 1991 году шокированные предательством национальных элит союзных республик, опомнились к весне 1992 года.

Посоветовались между собой и начали подготовку к бунту и реставрации СССР.

Предпринимали «незаконные действия по воссозданию структур прекратившего свое существование государства», пытаясь с этой целью организовать 17 марта 1992 года в Москве «съезд бывших народных депутатов СССР».

Пришлось президиуму Верховного Совета Российской Федерации срочно принимать грозное постановление, подписанное Р.Хасбулатовым, о том, чтобы Генеральный прокурор России бывшим союзным депутатам строго указал, а власти городов пресекли всякие митинги и шествия в память распавшегося государства. Всему же народу напомнили, что у нас запрещается использование прав и свобод для насильственного изменения конституционного строя. И все же депутаты СССР собрались тогда в Подмосковье, в сельском доме культуры. Власти отключили свет, но разогнать народных избранников силой не посмели, и депутаты при свечах вволю ругали М.Горбачева, сетовали на свое бессилие и долготерпение народа.

Кто эти отважные патриоты СССР? Лишь некоторые имена сохранились. Сажи Умалатова, коммунистка, генерал Альберт Макашов, Вавил Носов, главный инженер передового совхоза «Цилемский» в Республике Коми, прекрасно игравший на гармони. Все неординарные личности, упоминание которых, впрочем, сегодня не приветствуется.

Почему эта реставрация СССР не получилась, надо бы сегодня, спустя два десятилетия, узнать у кого-нибудь из союзных депутатов. Почему мудрые и смелые, которых мы выбрали весной 1989 года, фактически осуществили план «Барбаросса», не сопротивлялись тому, что сепаратисты раздробили мощную державу на мелкие враждующие между собой «княжества» и «ханства»? Пусть скажут, какую выгоду они от этого получили для себя лично, и принесло ли разрушение СССР пользу всем жителям страны. Да кто же ответит, и кто же спрашивать такое разрешит?

ПАВЕЛ ЦЫПЛЕНКОВ,

в 1989 году член КПСС

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *