ТОЧКА ЗРЕНИЯ: А КАКУЮ ВЛАСТЬ МЫ ВЫБИРАЕМ?

admin Статьи из газеты №13 (2014) 0 Comments

ТОЧКА ЗРЕНИЯ:

А КАКУЮ ВЛАСТЬ МЫ ВЫБИРАЕМ?

В нашем городе всё больше набирает обороты кампания по выборам депутатов в, так называемые, внутригородские муниципальные образования (далее — ВГМО). Уже многие организации и граждане активно участвуют в ней. Можно не сомневаться, что в ближайшее время их станет ещё больше. Ведь на кону стоит большой куш – целых 4000000000 (четыре миллиарда!) рублей. Именно такое количество выделяется из городского бюджета на функционирование этих самых ВГМО. Если разделить это количество на 111 образований, то получится в среднем по 30-40 миллионов рублей годового бюджета. Есть о чём говорить и за что сражаться на выборных ристалищах. Желающих сорвать такой куш более чем достаточно. Страсти кипят уже сегодня.

А между тем ни рядовые обыватели, ни граждане и организации, которые ринулись в предвыборные бои, не представляют, что на самом деле стоит за этими выборами. Давайте посмотрим на происходящее с точки зрения законодательства. Как известно, главными правовыми документами по местному самоуправлению (далее — МСУ) в нашей стране являются Конституция РФ и федеральный закон №131-ФЗ от 6 октября 2003 года «Об общих принципах организации местного самоуправления» (далее — Закон №131-ФЗ). Где же в нашей стране, согласно этим документам, осуществляется МСУ? В Конституции РФ (ст.131 ч.1) сказано: «Местное самоуправление осуществляется в городских, сельских поселениях и на других территориях с учетом исторических и иных местных традиций». А в законе №131-ФЗ (ст.1 ч.1) написано: «Местное самоуправление составляет одну из основ конституционного строя Российской Федерации, признается, гарантируется и осуществляется на всей территории Российской Федерации».

А вот что говорится в этом законе про муниципальные образования: (ст.2 ч.1): «Муниципальное образование — городское или сельское поселение, муниципальный район, городской округ либо внутригородская территория города федерального значения». Что же мы видим? Оказывается, федеральный закон вообще не даёт никакого определения того, что такое муниципальное образование; вместо определения закон в данном случае даёт лишь перечень некоторых частных случаев муниципальных образований, причём нигде не сказано, что этот перечень исчерпывающий и окончательный.

К сожалению, нынешняя «просвещённая интеллигенция» хорошо знает, что значит «кинуть» или «отжать», но очень плохо понимает, чем отличается определение от перечисления частных случаев. Поэтому для данного социального слоя даём подсказку. Представьте, что вам предложили следующую формулировку: «Животные — это волки, киты, обезьяны либо кролики». Подумайте на досуге, является такая формулировка определением животных или это только перечисление некоторых частных случаев.

О том, что федеральный законодатель вообще не даёт никакого определения муниципального образования, ограничиваясь лишь перечислением некоторых частных случаев, мы пишем не впервые. Об этом ещё в 2012 году писал сопредседатель МООС «Координационный совет местного самоуправления О.А.Кружков (см. статью «Местное образование на субсидиарной населённой территории» (газета «Новая идея» №1 (16)).

Кроме того, заметим, что закон №131 – ФЗ фактически приравнивает территорию города федерального значения к разновидности муниципального образования.

А вот что написано в этом же федеральном законе о внутригородской территории города федерального значения (ст.2 ч.1): «внутригородская территория (внутригородское муниципальное образование) города федерального значения — часть территории города федерального значения, в границах которой местное самоуправление осуществляется населением непосредственно и (или) через выборные и иные органы местного самоуправления». Нетрудно увидеть, что здесь федеральный закон прямо отождествляет внутригородскую территорию и внутригородское муниципальное образование города федерального значения.

Чтобы исключить различные неясности, сразу подчеркнём: мы здесь не занимаемся какими-либо толкованиями законов, мы лишь читаем то, что в них написано, и не более того, памятуя о том, что, согласно Конституции РФ (ст.15 ч.2), «Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы». А всякого рода комментарии мы оставляем за рамками нашего изложения, ибо они, в отличие от законов, обычно не имеют юридической силы и, во всяком случае, ниже самих законов.

Для городов федерального значения (Москва и Санкт-Петербург) вышеуказанный федеральный закон изначально установил некоторые особенности, для чего в закон №131 — ФЗ была введена специальная статья 79. Эту статью мы процитируем полностью:

1. В городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге в соответствии с уставами указанных субъектов Российской Федерации местное самоуправление осуществляется органами местного самоуправления на внутригородских территориях.

2. В городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге установление и изменение границ внутригородских муниципальных образований, их преобразование осуществляются законами городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга с учетом мнения населения соответствующих внутригородских территорий.

3. Перечень вопросов местного значения, источники доходов местных бюджетов внутригородских муниципальных образований городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга определяются законами субъектов Российской Федерации — городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга исходя из необходимости сохранения единства городского хозяйства. Установленные настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами источники доходов местных бюджетов, не отнесенные законами субъектов Российской Федерации — городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга к источникам доходов бюджетов внутригородских муниципальных образований, зачисляются в бюджеты субъектов Российской Федерации — городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга.

Предусмотренные федеральными законами полномочия органов местного самоуправления по решению вопросов местного значения осуществляются органами местного самоуправления внутригородских муниципальных образований городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга в том случае, если соответствующие вопросы определены как вопросы местного значения законами субъектов Российской Федерации — городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга.

В соответствии с законами субъектов Российской Федерации — городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга исходя из необходимости сохранения единства городского хозяйства и установленного перечня вопросов местного значения внутригородских муниципальных образований городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга местная администрация в таких муниципальных образованиях может не формироваться.

Законами субъектов Российской Федерации — городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга могут быть предусмотрены особенности осуществления отдельных государственных полномочий субъектов Российской Федерации — городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга, переданных органам местного самоуправления внутригородских муниципальных образований городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга, в случае, если осуществление данных полномочий не потребует расходов за счет средств бюджетов городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга и (или) местных бюджетов, а также материальных средств.

4. Состав муниципального имущества внутригородских муниципальных образований городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга определяется законами субъектов Российской Федерации — городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга в соответствии с частями 1 — 3 статьи 50 настоящего Федерального закона и перечнем вопросов местного значения, установленным для этих муниципальных образований законами субъектов Российской Федерации — городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга.

Статья 79 ещё при принятии закона №131 – ФЗ в 2003 году вызвала многочисленные возражения. Пожалуй, никакая другая статья закона не вызывала при его принятии так много возражений, как эта. Критики, в частности, указывали, что данная статья ограничивает права жителей городов федерального значения на осуществление МСУ, тем самым явным образом нарушая его конституционные права, и предлагали вообще не включать её в закон. Тем не менее, 79 статья была включена в текст закона.

Как показали дальнейшие события, критики явно недооценили всю глубину и гениальность того, что было задумано вокруг 79 статьи закона №131 – ФЗ. Всего через год с небольшим после принятия этого закона появляется другой федеральный закон — №186 – ФЗ от 28.12.2004 года «О внесении изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Этот закон, вообще не вдаваясь в какие-либо объяснения для чего и почему, установил: «Внести в Федеральный закон от 6 октября 2003 года N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2003, N 40, ст. 3822; 2004, N 33, ст. 3368) следующие изменения:…». Далее в этом федеральном законе приводится длинный перечень различных изменений в текст закона №131 – ФЗ, и в том числе в часть 3 статьи 84 было добавлено предельно краткое, абсолютно ясное и совершенно однозначное положение, выделенное в отдельный абзац: «Внутригородские муниципальные образования упраздняются с 1 января 2006 года». Во всём обширном тексте этого закона очень мало можно найти таких же кратких, ясных и совершенно однозначных положений.

Что же мы получаем? Оказывается, ВГМО, в которые сейчас проводятся выборы, уже давно упразднены федеральным законом; соответственно упразднены и внутригородские территории, ибо закон, как мы уже убедились, отождествляет эти два понятия. Но тогда что за выборы проводят сегодня в нашем городе и на каком законном основании?

Можно сразу предвидеть появление всевозможных комментариев, авторы которых будут стараться объяснить, что данное положение закона вовсе не означает, что ВГМО больше не существуют, будут объяснять, что они продолжают существовать и т.д. Однако краткость, ясность и очевидная однозначность этого положения не оставляют никакого места для подобных комментариев. ВГМО упраздняются с 1 января 2006 года – и точка. А значит, соответственно, упраздняются и внутригородские территории.

Здесь перед нами начинает раскрываться вся гениальность того, что было задумано и осуществлено в отношении МСУ в двух городах федерального значения – самых крупных в стране и самых инвестиционно привлекательных по сравнению с любыми другими городами в РФ. Сначала под громкий шум критики в закон №131 – ФЗ при его принятии была введена ст.79, которая установила ограничения (особенности) осуществления МСУ в этих городах внутригородскими муниципальными образованиями на внутригородских территориях и отрегулировала эти особенности. А позднее эти ограничения (особенности) были упразднены, причём это последующее упразднение ВГМО прошло совершенно незамеченным разными критиками. А между тем упразднение ВГМО и, соответственно, внутригородских территорий означает упразднение главных предметов, которые регулирует 79-я статья. То есть 79-я статья устанавливает и регулирует то, что на сегодня уже давно упразднено.

Закон №131 – ФЗ был принят ещё 6 октября 2003 года. Но статья 83 (ч.1) этого закона гласит: «Настоящий Федеральный закон, за исключением положений, для которых настоящей главой установлены иные сроки и порядок вступления в силу, вступает в силу с 1 января 2009 года». Статья 79 не относится к этим последним положениям и должна была вступить в действие с 1 января 2009 года. Но ещё до её вступления в действие тот же самый закон с 1 января 2006 года упразднил главные предметы, которые вводила и регулировала 79 – я статья (ВГМО и внутригородские территории). Тем самым де-факто эта статья была отменена ещё до её вступления в силу. При этом саму 79 статью формально не отменяли, она вроде как бы действует, но с таким добавлением в законе, которое фактически её упраздняет.

Для чего же был нужен весь этот фокус с введением под шумную критику ограничений (особенностей) осуществления МСУ в городах федерального значения (ст.79 закона №131 – ФЗ) и последующим их тихим упразднением (ст.84 ч.3 закона №131 – ФЗ)? Дело в том, что с помощью такого многоходового фокуса реальное МСУ в городах федерального значения было фактически сведено к нулю. Сначала людей под большой шум критики приучили к мысли о том, что МСУ в этих городах имеет какие-то особенности (ВГМО и внутригородские территории), а затем эти особенности упразднили. Но, упразднив особенности, вместе с ними фактически упразднили и само МСУ в городах федерального значения.

Чтобы никто не замечал содеянного, в нашем городе поддерживается существование неких заведений, называемых ВГМО, и на эти заведения выделяются немалые средства из городского бюджета (как мы уже сказали выше, четыре миллиарда рублей, что составляет 2% годового бюджета города).

Кроме того, 23 сентября 2009 года (то есть уже после вступления в полную силу закона №131 – ФЗ) в городе был принят закон №420 – 79 «Об организации местного самоуправления в Санкт-Петербурге» (далее закон №420 – 79), где в статье 2 ч.1 написано: «внутригородское муниципальное образование Санкт-Петербурга (далее — муниципальное образование) — часть территории города федерального значения Санкт-Петербурга (муниципальный округ, город, поселок), в границах которой местное самоуправление осуществляется населением непосредственно и(или) через выборные органы местного самоуправления».

Таким образом, несмотря на то, что федеральный закон ещё с 1 января 2006 года упразднил ВГМО, в 2009 году городские власти устанавливают в нашем городе эти самые ВГМО. Кто-то может сказать, что ведь никто не отменял 79-ю статью закона №131 – ФЗ. Однако никто не отменял и добавление в часть 3 статьи 84 этого закона, вообще упраздняющее ВГМО и никто не отменяет часть 2, статьи 4 Конституции РФ, которая гласит: «Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации».

Но закон Санкт-Петербурга №420 – 79 интересен не только самостийным введением ВГМО в нашем городе. Он, на первый взгляд, совсем такой же, как и федеральные нормативные акты о МСУ. В нём подкупающе дословно (или почти дословно!) повторяется целый ряд федеральных положений на эту тему, и легко может сложится впечатление, что данный городской закон точно соответствует федеральному законодательству. А что на самом деле?

Вот что написано об МСУ в законе №131 – ФЗ (ст.1, ч.2): «Местное самоуправление в Российской Федерации — форма осуществления народом своей власти, обеспечивающая в пределах, установленных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, а в случаях, установленных федеральными законами, — законами субъектов Российской Федерации, самостоятельное и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения исходя из интересов населения с учетом исторических и иных местных традиций». А вот что говорится об МСУ в законе Санкт-Петербурга №420 – 79 (ст.1, ч.2): «Местное самоуправление в Санкт-Петербурге (далее — местное самоуправление) — форма осуществления жителями Санкт-Петербурга своей власти, обеспечивающая в пределах, установленных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и законами Санкт-Петербурга, самостоятельное и под свою ответственность решение населением Санкт-Петербурга непосредственно и(или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения исходя из интересов населения Санкт-Петербурга с учетом исторических и иных местных традиций».

Обычным людям, не наученным работать с документами и очень не любящим это делать, не просто обнаружить тонкую подмену, сделанную в городском законе. По федеральному закону №131 – ФЗ МСУ – это «форма осуществления народом своей власти» [ выделено нами – И.П.], а по закону Санкт-Петербурга №420 – 79 «местное самоуправление в Санкт-Петербурге (далее местное самоуправление) – форма осуществления жителями Санкт –Петербурга своей власти [ выделено нами – И.П.]. Как можно видеть, применяемое в федеральном законе конституционное понятие «народ» в городском законе заменено на совсем неконституционное понятие «жители», причём понятие «народ» в городском законе вообще отсутствует.

Как известно, Конституция РФ (ст.3 ч.1) гласит: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Именно народ, а не жители по Конституции РФ, является носителем суверенитета и единственным источником власти. Вообще понятие «народ» является одним из важнейших в Конституции РФ. Даже там, где Конституция РФ говорит не о всей территории РФ, а лишь о её части, речь также идёт именно о народе, а не о жителях. Вот что написано, например, в ст.9 ч.1 Конституции РФ: «Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории». А вот жители, напротив, в Конституции РФ совсем не упоминаются, то есть «жители» это понятие вообще неконституционное. И, соответственно (по Конституции!) жители никак не могут заниматься осуществлением своей власти. Но именно на этом неконституционном понятии «жители» основывается всё так называемое «МСУ» в нашем городе, согласно закону Санкт-Петербурга №420 – 79 2009 года, в соответствии с которым проводятся в нынешнем году выборы в ВГМО. Очень важно особо отметить, что в этом городском законе употребляются такие понятия, как «жители», «население», «граждане», но категорически ни разу не употребляется понятие «народ». Выводы из этого сделайте сами.

Если использовать сравнение, то различие между МСУ, прописанным в Конституции РФ и законе №131 – ФЗ, и тем «МСУ», которое прописано в законе Санкт-Петербурга №420 – 79 2009 года, примерно такое же, как между помидором настоящим и помидором трансгенным. Всё вроде бы хорошо у трансгенного помидора и как будто он всамделишный и взаправдашний, вот только генетика у него не совсем такая, как у настоящего; а значит, трансгенный помидор, увы, не помидор вовсе, а нечто совсем иное.

Увлекательный анализ закона Санкт-Петербурга №420 – 79 на предмет соответствия Конституции РФ и федеральным законам может быть продолжен, но мы сейчас предоставим это самим читателям, а главное, будем надеяться, уже понятно из вышесказанного.

Поскольку мы теперь знаем, что такое «МСУ в СПб» в принципе, то нас уже не удивит всё то, что происходит с этим «МСУ» на практике. Прежде всего, городские власти постарались сделать всё, чтобы свести реальные функции (полномочия) ВГМО к минимуму. Мало того, что закон Санкт-Петербурга №420 – 79 содержит список полномочий муниципальных образований значительно меньший, чем закон №131 – ФЗ; мало того, что список этих полномочий неодинаков для всех муниципальных образований. Но даже эти полномочия власти города в реальности постарались свести к минимуму. Фактически из всех сколько-нибудь значимых полномочий у большинства ВГМО осталось лишь три:

1. Благоустройство внутриквартальных территорий;

2. Организация праздников для населения;

3. Опека.

Но и с реально имеющимися полномочиями ВГМО всё не так просто. Городские власти по своему усмотрению могут вполне официально лишить ВГМО их полномочий, что происходило уже неоднократно. И это отнюдь не является нарушением законодательства о МСУ, ибо, как мы уже знаем, ВГМО таковым не являются.

****

Давно известно, что там, где пахнет большими деньгами, люди, алчущие денег, будут руководствоваться не действующим законодательством РФ, а теми – гораздо более действенными – законами, которые описаны ещё в «Капитале» Карла Маркса. При этом для одних 4 миллиарда рублей – желанный приз на финише предвыборной гонки, а для других это жалкая подачка, которую нужно бросить кому-нибудь под видом МСУ, чтобы иметь возможность без лишних проблем прокручивать несравнимо более крупные суммы. Поэтому мы не торопимся надеяться, что люди и организации, с энтузиазмом бросившиеся сейчас участвовать в выборах депутатов ВГМО, прочитав вышеизложенное, вдруг одумаются.

Однако тех, кто принимает участие в предвыборной компании, вместе с теми, кто только пойдёт голосовать за депутатов ВГМО, явное меньшинство. Остальные более чем 90% населения города никоим образом связываться с этими выборами не хотят и не будут. И среди этого подавляющего большинства есть и те, кто уже давно понимает, что одной из главных причин существования в нашем городе острейших проблем, не решаемых десятилетиями, является отсутствие нормального МСУ.

ИГОРЬ ПУХОВ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *