ЛИБЕРАЛИЗАЦИЯ «ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОЙ» КУЛЬТУРЫ

admin Статьи из газеты №1 (2014) 0 Comments

Аспекты либерализации культуры, искусства и образования, не отраженные пока в моей книге «Что с нами произошло?», я предлагаю читателям в виде нескольких статей.

 

Главные веяния

В мои намерения не входит освещение всех направлений культуры, порожденной «постиндустриальной» «либеральной» экономикой. Я лишь хочу показать связь между идеологией «пределов роста» и трансформацией культуры.

К наиболее выраженным тенденциям, порожденным, идеологией деиндустриализации, можно отнести следующие: вытеснение упоминаний промышленности изо всех фильмов и даже детских сказок; превращение искусства в сферу, которая собирает внутри себя людей, не занятых в экономике; превращение понятие искусства в утилитарное подспорье для решения экономических проблем; «либерализация» культуры, как тотальная зависимость от финансирования. Либерализация культуры, как основа оккультизма и мистики.

 

«ОГОЛТЕЛЫЕ БОРЦЫ С ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ ДОБРАЛИСЬ ДО СКАЗОК»

    Так называлась моя статья, опубликованная еще в 04.12.2003 г. в газете «Новый Петербургъ». Из сказок дети познают в увлекательной форме первые понятия о добре и зле, о жизненных ценностях общества. «Новым, либерализованным» странам мультики сбывали американские кинокомпании, внушающие свои представления о ценностях.

Для малышей телеканалам была отгружена порция масскультуры про «покемонов», напоминающих то ли летающие подушки, то ли привидения, но уж точно не рукотворной природы. Для детей постарше позже был создан герой Аватар, который борется с помощью мистики со «страной Огня», выражающую страшную силу военной индустрии. В других мультфильмах для детей показывается опасность даже знания людьми парового котла и паровых машин, которые подаются не как движители транспорта, а как новая военная угроза для населения. Нормальному пониманию ребенком того, что техника (и все вокруг) может приносить пользу человеку и природе и некоторый вред, который при техническом развитии люди стараются минимизировать, в мультфильмах противопоставляется «грязный» мир индустрии и «чистый» – мистики.

Направив внимание маленьких детей от материального мира в потусторонний, «постиндустриальные» теоретики постиндустриализма задумались о новом герое для подростков. Для сокращения населения планеты и уничтожения индустрии нужно, чтобы дети с подросткового возраста были приучены, что власть предназначена лишь для «элиты посвященных», сознающей себя выше обычных людей.

Гарри Поттер – тип героя, принесенного … неизвестным волшебником, а потому ничем не обязан ни родным, ни вообще роду человеческому. Он объединяет в себе черты мальчика и мага, поэтому ему безразличны отец и мать, учиться не нужно, а, следовательно, он вообще не ценит человеческий опыт и творения рук человеческих.

Даже если все заводы, фабрики, школы, конструкторские бюро, университеты, народы будут стерты с лица Земли, Гарри Поттеров это нимало не тронет. В книге действует существующая в мистическом мире «элита», проходящая сквозь стены, летающая по воздуху, глядящая свысока на остальное копошащееся в труде человечество.

Добрались «постиндустриальные» идеологи и до «Золушки». Ранее это была обыкновенная добрая, бедная девушка, помогающая людям, но терпящая притеснения.

В «постиндустриальной» сказке 2001 г. режиссера Б. Кидрон тщательно изъято все, что связывает Золушку с какой-либо промышленностью или ремеслом. Нет кареты — волшебница ставит Золушку на скалу и приказывает «Падай!». И та летит по воздуху, как Гарри Поттер. Ест Золушка под… водой, оставленные колдуньей дары моря, проходя по дну реки, аки посуху. У Золушки нет хрустальной туфельки, ведь какой ужас: хрусталь надо получать из выплавленного стекла с содержанием свинца, производить его огранку. Для «экологически-чистой» Золушки туфелька сваливается с дерева, сделана из коры и цветов, но при этом, вопреки логике, не лезет на более крупную ногу. Платье Золушке не ткут. Она находит его в… воде.

Зато одно из «преступлений» мачехи, не терпящее оправданий в глазах режиссера, – любовь к теплу в доме. Мачеха в экологическом подтексте виновна в том, что тратит ресурсы угля и усиливает «парниковый эффект». При этом как-то авторы «заминают для ясности» то, что от «прихоти» мачехи всем в доме будет теплее, в том числе Золушке. Впрочем, зачем полуводяной Золушке уголь? Она – персонаж типа Гарри Поттера – ничем не обязана людям.

Если «творчески» развивать идеи деиндустриализации в сказках, то следует немедленно отнять моторчик с пропеллером у Карлсона, вытряхнуть опилки из Винни-Пуха, разбить его горшочек с медом, вытащить гвоздь у ослика Иа-Иа, которым прикреплен его хвост, отнять ковер-самолет у героев восточных сказок, сани у Снежной королевы. К счастью, наша молодежь, спокойно воспринимает любые выдумки специалистов в области психологических акций. Не думаю, что и здравомыслящие английские девушки будут после просмотра фильма о Золушке бросаться с горы или топиться, пытаясь повторить поступки кумира. Здесь может возникнуть другая опасность: «элита», уверовав, что все существует само собой, может привести общество к потере носителей знаний, которые обеспечивают безопасность и жизнь тысяч людей.

Гарри Поттеры, летающие по воздуху, не заменят инженеров, конструкторов, технологов, рабочих, ученых. Всех этих движителей промышленности, без которых не будет держаться ни один лебедочный трос, и не снимешь ни один фильм о природе или о вундеркиндах, принесенных волшебниками.

 

Что считается культурой и искусством

В отличие от индустрии, культура и искусство при постиндустриальной экономике формально поощряется, однако закона диалектики о превращения количества в качество никто отменить не может. Когда в эти области ринулась масса народу, кто от невозможности найти работу, кто соблазненный уровнем жизни «звезд» искусства, то потребовалось быстренько менять понимание искусства и культуры. Попросту, упрощать их до уровня всех желающих прослыть великими.

    Справедливости ради, следует отметить, что такие понятия как «культура» и «искусство» перестали разъяснять уже в конце XIX в. В энциклопедии Брокгауза и Ефрона можно найти много сведений о кузнечике и реке Иртыш, но нет статей о культуре и искусстве. Все же, как можно узнать из СЭС 1986 г. искусство в истории эстетики трактовалось, как «чувственное восприятие сверхчувственного». Культура же имеет несколько переводов – «возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание. Культура определяет уровень развития общества, творческих сил и способностей человека, выражаемый в создаваемых им материальных и духовных ценностях».

Получается, что для быстрой замены прежнего развития постиндустриальным, надо было поставить «на поток» рынка чувственное восприятие сверхчувственного, и выражение материальных и духовных ценностей. Откуда же взять сразу столько талантов, улавливающих сверхчувственное? Все эти проблемы решались новыми технологиями.

Первыми встретились с этой проблемой «постиндуализованные» США, поэтому в их музеях современного искусства стали раздаваться памятки для посетителей. В них предупреждали, что не надо сравнивать одного художника с другим, ибо все они неповторимы. Ни в коем случае также нельзя, желая похвалить их, говорить, что они превзошли Леонардо да Винчи, Микеланджело, Веласкеса и др. Во-первых, современные мастера могут вообще не знать о них, а во-вторых, не считать их художниками.

Важным дополнением к «художественным» творениям стали комментарии эстетов, которые объясняли всю глубину замысла. Они заменили как раз недостаток улавливания «сверхчувстенного». Его всегда можно было наболтать языком, стоя у картины. Кстати, метод не нов: Андерсен описал его в сказке «Платье голого короля». Поэт и художник Владимир Маяковский описывал, что таким же способом сбывали свои картины его друзья-футуристы, надсмехаясь над буржуа, стремящимися прослыть «современными».

Бизнесом на искусстве стали заниматься «галерейщики», то есть хозяева галерей, где могли выставляться новые «великие». Для того, чтобы попасть в галерею, художник должен был найти какой-то живописный трюк, который запомнился публике, а также придумать себе деталь одежды, по которому его будут узнавать. Например, художник однажды нарисовал пилу. Эстеты, увидев ее, истолковали картину, как протест против разрушения мира индустрией. После этого «художник» обязан всюду изображать пилу. По ней идентифицируют его среди сонма подобных «творцов». Он также должен ходить в старой шляпе с пером, потому что по этому знаку его будут отличать в толпе художников. Недавно показывали по телевидению французскую выставку современного искусства, и на ней было представлено обычное застекленное окно. Эстет буквально захлебнулась от восторга, сколько мыслей и тем рождает у нее один только взгляд на это окно, и как долго надо было искать «творцу» современного искусства, чтобы найти столь великий образ.

Отвлекаясь немного от художественной темы, замечу, что специализация на изображении пилы, лопаты, поставках на выставку дверей и т.п. позволяет кормиться множеству «мастеров» искусства, не перебивая хлеб у других. Это немного похоже на специализацию ремесленников.

    Когда мои друзья с сыном, который хорошо рисовал уже в возрасте 8 лет, уехали на работу в Германию, то я ожидал, что его умение восхитит преподавателей и всю школу. Ничего подобного не произошло: его способности не только никто не оценил, но ему показали «истинное» искусство – унитаз с прикрепленными к нему какими-то маленькими человечками. Вот чему надо учиться – оригинальным инсталляциям. А ведь этому предпочтению есть свои причины, которые мы не понимали, потому что не знали, что с нами и немцами произошло.

Культура отражает ценности общества, но если они глобальные, то сводятся к трем основным потребностям: поесть, попить, «потрахаться» и сходить в туалет. Отсюда унитаз закономерно становится ценностью глобальной культуры. Обратите внимание на то, что, даже показывая великое прошлое Франции или Англии, современные режиссеры часто подчеркнут, что унитазов тогда не было, и все эти лорды и маркизы ходили просто у забора или в горшок. В этом средний европеец видит свое несомненное превосходство даже над королем-солнцем. С другой стороны, каков набор слов в глобальных творениях американских блокбастеров: он охватывает те же ценности: тут неизбежный и постоянно повторяемый «f…», а также весь набор, касающийся ценностей жратвы и переваривания пищи. Иногда такой словарь приписывают низкому уровню культуры сценаристов, но это требование для создания глобальных фильмов: чтобы не было религиозных, социальных конфликтов, все диалоги пишутся только на истинно «либерально-глобальном» языке. Туалетная тема входит во многие детские кинокартины, а также отражает заботу отца, который подтирает попку 6-летнему(!) ребенку, уже пошедшему в школу (следствие долгого ношения памперсов)!

    Я не затронул еще влияние либерализма на искусство. Оно заключается в том, что талант художника определяется преимущественно по тому, сколько заплатили за его картины, инсталляции, скульптуру и т.п. Отсюда опять-таки лишь богатые кошельки будут определять, кто талантливее и входит в ранг «великих».

    Насколько технология модернизма была чужда культурным европейцам, показывает фельетон финского писателя Мартти Ларни (1923–1993) «Жертва эпидемии». Финны в 1970-е ощутили волну «новой культуры», накатившуюся из-за океана и нашедшую немало подражателей.

    Критик-эстет, который вместе с писателем пришел на выставку, должен дать в газету рецензию и останавливается у произведения странного вида. Писатель предполагает, что это забытая грязная одежда, но критик с жаром отрицает.

«— Это самый ценный экспонат выставки, — восхищенно заметил мой друг. Называется он «Экстаз». Какой шедевр! Ты только взгляни на этот калейдоскопический сверкающий хаос. Художник окунулся в безвоздушную сферу абстрактики. Хобот слона вылезает из женского ушка, рождая иллюзию солнц, скитающихся в просторах звездных туманностей…. Какая ослепительная дисгармония красок и форм! Черные папоротники, серая половинка яблока и клык кабана на борту космического корабля на пути в авторемонтную мастерскую…Какое богатство в одной картине. Могу сказать тебе, что «Экстаз» — лучшая картина века. Она драматизирует, потрясает, воодушевляет, рождает мистицизм, создает ритм, подчеркивает человечность, сближает людей…».

Вдруг подходит сторож и, извинившись, уносит «шедевр», действительно оказавшийся случайно забытым старым халатом.

    Далее писатель читает о выставке в газете отзыв критика: «Просто поразительно, с какой безошибочной интуицией художник находит динамичную эротику под хвостом у мыши, с каким зажигающим великолепным гротесковым ориентизмом он передает ту всемирную боль, которая вколочена сковородкой в глаз упившегося осьминога в подсознании бескрылой мухи…». Мартти Ларни так заканчивает фельетон:

«…Мне стало известно, что мой приятель-критик назначен членом Академии художеств и профессором кафедры абстрактного искусства при университете. Когда я обмолвился о случившемся со мной одному из друзей-писателей, тот ухмыльнулся:

— У него природный дар для такой работы: он от рождения дальтоник, и в глазах у него дефект преломления».

    Такая же технология «улавливания сверхчувственного» среди «скульпторов» и «поэтов» описана Мартти Ларни в фельетоне «Поэты ЭЭ 20, 25 и 26».

«Посредине стояла отлитая из бетона плита, на которую водружали ржавый камин. Труба от него уходила ввысь, а к концу был прикреплен старый таз, самый обычный таз, в котором мать семьи имеет обыкновение ополаскивать личико своего малыша и то, чем кончается его спинка. Внизу к камину были приварены печные конфорки, дверцы, велосипедная рама, железный ломик, три подковы, всевозможная кухонная утварь, а также добрый десяток метров металлической цепи».

Когда писатель спросил, что за штуку здесь мастерят, то ему раздраженно ответили, что «эта скульптура — творение нашего знаменитого молодого дарования Петтери Пухкунена, которого в большом свете называют не иначе, как Микеланджело XX века…». Видимо, в Финляндии еще не знали памятки для посетителей музеев современного искусства, но после замечания о скульптуре возмущенные фанаты треснули писателя чем-то по голове.

Мартти Ларни очень точно передал ощущения от моды на «скульптуру» из старых сваренных вещей. Она распространилась потому, что, не зная, как уменьшить количество отходов, в США, а далее и в Европе, Латинской Америке
решили делать из них какие-нибудь художественные сооружения, тем самым, подчинив искусство утилитарным целям. Даже на уровне детского творчества в США внушается другое, утилитарное представление об искусстве. Коллега, живущая в США, рассказывала мне, как посещала вместе с ребенком кружок детского искусства. Если она решила показать детям красоту букета цветов в вазе, то руководительница категорически отвергла этот пример. Она взяла сухую траву «перекати-поле», положила ее в поднятую банку из-под пива и сказала детям – art – это образец искусства.

Руководитель кружка ориентировала детей на сохранение природы, но ценой того, что «искусством» в их понимании стала сухая трава в раздавленной пивной банке.

Мартти Ларни описал в том же фельетоне «модернстскую» поэзию. Его герой, очнувшись, решил побывать на «Часе поэзии для народа» и увидел там поэта Э20:

«Скрестив руки на груди, он трижды издал страшный вопль. Наступило молчание. Поэт удалился. Его сменил литературовед, растолковавший аудитории содержание стихотворения…. Поэт Э 20 прочитал вам свое стихотворение «Мука человеческая». Желающие могут приобрести грампластинку с записью этого стихотворения и прослушать его на дому».

Поэт Э 25, нумерованный как и предыдущий, словно стрит и авеню, слагал стихи в стиле интернациональной международной абстрактной лирики, в которой можно было различить «Браво, иммакулата-мелас, Хигляндс, Бурнус, Бюро Верита, бизнес… Купишь поэму — получишь в придачу словарь иностранных слов и необходимые пояснения».

Поэт Э26 долго дышал на зеркало, потом вывел два слова «Все исчезает» и… исчез с глаз аудитории. Литературовед-комментатор пояснил, что поэт думает о бренности всего и считает, что чем меньше будет оставаться подобных творений, тем лучше.

Такие виды «поэзии» распространились потому, что рынок песен всех разновидностей поглотил все, что пишется в рифму, и поэты стали искать новые формы выражения. Модернистская «поэзия» позволила считать себя поэтами многих оригиналов, не имеющих дара стихосложения. Как видно из фельетона Мартти Ларни, поэты стали так же специализироваться на найденных трюках, как и «художники».

Глобальная культура противоречит представлениям России о природе творчества. Великий критик XIX в. Аполлон Григорьев (1822–1864) писал о ней, что всякий талантливый писатель есть неизбежно «голос известной почвы, местности, имеющей право на свое гражданство, на свой отзыв и голос в общенародной жизни, как тип, как цвет, как отлив, оттенок» (энциклопедия Брокгауза и Ефрона). В противоположность «толерантности» – терпимости, невмешательству в другие культуры, отечественная литература создавалась за счет цветов, отливов, оттенков, голосов разных этносов и народов, объединяя лучшее из их культур.

Стремление к упрощению понятий красоты, искусства, культуры не столь безобидно, как кажется. Симптоматично, что в войнах и военных конфликтах XXI века были уничтожены культурные ценности, сберегаемые много веков.

Были ограблены или сгорели сокровища библиотек Ирака, музеев Египта. Армия США, когда вторглась в Ирак, не соблюдала даже Женевской конвенции, требующей защиты культурных ценностей. Сейчас, если новое поколение не ценит искусства других стран, упоенное своим «модернизмом», станет ли оно беречь их народы и культурные ценности?

культура и технологии

    В статье о проблемах высшего образования «В том совести, в том смысла нет» («Новый Петербургъ», 08.09. 2005 г.), я писал, что на Западе стало престижно заменять природные таланты технологиями по принципу «важно казаться, а не быть».

Целые исследовательские и конструкторские центры крупнейших западных аудиофирм потрудились, чтобы обладатель минимального слуха после манипуляций с записью его голоса смог стать «звездой». Продавать под маркой модного писателя книги, написанные «литературными неграми», — рациональнее для рынка, чем раскручивать неизвестного. Массовое распространение этот прием получил в Англии 1950-х, о чем писала Вивьен Огилви в повести «Невидимки за работой». С ним свыкается общество, где казаться важнее, чем быть. Это же различие касается товаров. С точки зрения западного специалиста, технологиями создана имитация свежего вкуса, с нашей точки зрения — производится антиприродный эрзац.

Художники России, работающие в жанре реалистической живописи, с их богатыми природными дарованиями в области рисунка, цвета, оказались отвергнутыми массовым зрителем Запада, который посчитал, что их искусство уже превзойдено технологиями цветной фотосъемки. Искусство фотографии как умения поймать мгновение и запечатлеть его тоже уступило технологиям «фотосессий», в течение которых с помощью автомата через секунду или несколько делается 100-200 снимков, и в конце концов выбирается самый удачный. Даже красота натурщиц и фотомоделей теперь не нужна, так как сфотографированное тело средней по параметрам женщины, не имеющей особого шарма, можно с помощью программы обработки «фотошоп» превратить на снимке в топ-модель.

Все это имеет оборотную сторону. Созданные таким путем журналы оказываются холодными для читателя. Там нет чувства, а картинки лишь иллюстрации к рекламе товара. Компьютерные мультсериалы с помощью технологий компьютерной графики, рисования и анимации можно выпекать пачками, и они обойдутся намного дешевле, чем труд художников, но эти герои редко вызывают симпатию. Они лишь обозначают деление на «хороших» и «плохих» персонажей.

На Западе уже потеряна школа реализма. Разве что всеохватные китайцы поняли его значимость и учатся у нас академическому рисунку. Но и с китайцами много различий у русских художников. Я беседовал с преподавателем живописи и художником Сергеем Владимировичем Леоновым, и он объяснил мне, что наши художники ощущают громадное напряжение, копируя свои картины. Они должны многократно погружаться в состояние, в котором ее создавали, поэтому они не приспособлены к рыночному спросу. Китайские же художники могут расставить десяток чистых полотен, поставить краски, и за день написать, не особо напрягаясь, целый «клон» копий классики.

Рыночное искусство стало диктовать свои правила: умей продать себя на рынке, а затем и то, что считается ныне «произведением искусства», в как можно большем количестве, в то время, как понимание своей «жизни в искусстве» большинством мастеров России, выражены строками Бориса Пастернака:

«Цель творчества – самоотдача,

А не шумиха, не успех.

Позорно, ничего не знача,

Быть притчей на устах у всех».

 

«Сон разума рождает чудовищ»

    Глобально-либеральная экономика порождает все больший спрос на консультантов, экспертов, эстетов, которые укажут, чем надо восхищаться, когда и почему. Одновременно с ростом этих платных услуг растет ВВП и деградирует сознание, которому не требуется вырабатывать своих оценок происходящего.

В США, которые первыми попали под каток «глобальной либерализации», жители, просмотрев балет, оперу или кинофильм, спешат на следующий день прочитать рецензию в «Нью-Йорк Таймс» или в другой газете. Если там одобряют, тогда американцы начинают делиться своими положительными отзывами о просмотренном или прослушанном, если ругают – искать отрицательные стороны. Одновременно все чувствуют себя интеллектуально не хуже других, ведь они тоже оценили что-либо, как критик газеты. У всех нет чувства ущемленности. И одновременно растет ВВП.

    Многие советские зрители, а потом и российские не могли понять, зачем на кинокомедии нужны клакеры – платные хохотальщики, или зачем комедии сопровождаются смехом за сценой. Все объясняется просто: для того, чтобы ценить остроумие, нужно иметь острый ум, который не всем дан и порой ослабляется с возрастом. Кроме того, зрители могут быть из разных стран, с различным владением языком. Тогда получится, что часть зрителей, когда смеются другие, посчитает себя ущемленными непониманием юмора, спрос на билеты может упасть. При клакерах же все знают, когда надо смеяться, и все ощущают себя интеллектуально понимающими самые разные комедии. Снова развивается сфера платных услуг и растет ВВП.

    Больше всего влияет на формирование интеллекта человека работа. Если она упрощенная и не требует интеллектуального напряжения, а сводится лишь к механическим движениям, автоматизму, стереотипному поведению, простым навыкам, то многие области мышления не развиваются из-за отсутствия тренировки.

Заголовок данной части главы выбран потому, что в 1986 году вышла книга Андрея Юрьевича Григоренко «Сон разума рождает чудовищ», как назвал свою знаменитую картине Ф. Гойя. Она уже тогда описывала засилье оккультизма и сатанизма, охватившие прежде США, Англию и Европу в 1970–1980-е годы.

В книге приводится описание британским социологом Э. Муди антихристового собрания, в котором «действующие лица в обыденной жизни – клерки, студенты, продавцы, домохозяйки, а сейчас члены одной из распространенных сект дьяволопоклонников». Действующие лица из сферы услуг или вообще безработные. Им не нужно решать сложные технические или научные проблемы. Таких привлекает нечто необычное, и они готовы к управлению «чудом, тайной и авторитетом». Не следует удивляться тому, что в эти секты вступали студенты, ведь к этому времени упал уровень высшего образования, после вступления США в постиндустриальную экономику. Таких сатанистов к тому времени в Сан-Франциско уже насчитывалось 8 тысяч. Джек Гарофало из еженедельника Пари-матч описывает обряд вступления в подобную секту белесой девицы, выражающей восторг и покорность, типичной продавщицы универмага.

Книга 1986 года предупреждала о симптомах разросшегося оккультизма. «Французский журнал «Экспресс» констатировал: «Сегодня колдунов больше, чем было их в средние века» . Большой популярностью в США пользуется мисс Пек – президент Британского общества ведьм и колдунов. Она практически ежедневно выступает в печати, по телевидению и радио. Ее постоянной помощницей и пресс-секретарем общества является мисс Элеонора Бон». Она считает себя «белой» ведьмой, якобы несущей пользу людям. Всего в ее организации около 8000 «белых» ведьм».

    По всем правилам рыночного либерализма
«С мисс Бон соперничают независимые британские ведьмы. Среди них выделяется Патриция Кроутер. Эта симпатичная рыжеволосая женщина называет себя «королевой британских ведьм».    

Постоянная тема оккультных прогнозов – дата «конца света». «О скором конце света жителю Нью-Йорка, Лондона, Парижа, Бонна толкуют с телевизионных и киноэкранов. В США есть даже специальный журнал, выходящий под характерным названием «Сообщение о конце времени». Имеется информационная служба, дающая справки о конце света по телефону». Авторы опусов о «конце света» получают баснословные гонорары.

Глобальный рынок не заинтересован в стабильности: чем больше предприятий, фирм, банков терпят крах, тем выше шансы на новые «слияния и поглощения» и больше средств в обороте финансов.

    Все это, казавшееся в 1986 г. столь странным, даже абсурдным, далеким от нас, вылилось на страницы печати и на телеканалы СМИ во время «перестройки» и еще более распространилось после начала «либеральных» реформ 1990-х годов.

В книге А.Ю. Григоренко еще в 1986 году объяснялись причины оккультизма.

«Это вполне устраивает господствующие классы в мире капитала, ведь мистические поиски никак не влияют на их положение в обществе. Главное для них – отучить людей мыслить, внушить им, что борьба против несправедливости не нужна, заставить быть их послушными овцами «божьего стада», а какой бог имеется в виду – это неважно….им могут быть даже «летающие тарелки»». В этом видели корни западного оккультизма и мистики советские ученые.

Необходимо также добавить, что все это в XX-XXI веках расцвело в развитых странах в период их деиндустриализации, когда упоминания о промышленности стали вытесняться даже из детских книг и фильмов. Она породила гипертрофию областей искусства, где были резко снижены все критерии мастерства, а искусство переведено на рыночные рельсы. Это вызвало снижение интеллектуального уровня общества и образование почвы для мистицизма и оккультизма.

ИГОРЬ ЗАХАРОВ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *